Адамов - Святитель Амвросий Медиоланский

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомиться, вступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Иван Иванович Адамов - Святитель Амвросий Медиоланский
В истории Церкви, церковной словесности и богословия период от Никейского Собора (325 г.) до Собора Халкидонского (451 г.) занимает исключительное положение. Не случайно он получил устойчивое наименование золотого века святоотеческой письменности, будучи одновременно и золотым веком святоотеческого богословия. Именно в этот период (а точнее эпоху — ввиду значительности указанного периода), когда Церковь подверглась мощному натиску ересей (арианской, аполлинаристской, несторианской и зарождающейся монофизитской), соблазнивших немалое число архипастырей, пастырей, монахов и мирян, в лоне Тела Христова, по благодати Божией, появился целый сонм выдающихся святостью и богомудрием мужей, которым Бог даровал преизобильный дар молитвы, слова, мысли и тайнозрения.
 
Они появляются в различных областях христианского мира. Так, на греческом Востоке засияли звезды двух великих александрийцев — свт. Афанасия и свт. Кирилла, из которых первый был не только кристально-чистый защитник Православия, ниспровергающий все хитросплетения арианствующих, но и мудрый апологет, неутомимый подвижник и добрый архипастырь. Что же касается второго, то обычно в свт. Кирилле видят главным образом несокрушимого борца против несторианства. Хотя в общем это верно, но нельзя оставлять в тени такие важнейшие грани его творчества, как проповедничество и толкования на Священное Писание (не говоря уже об апологетике), где богословский талант этого Александрийского святителя раскрылся даже более полно, чем в его полемических трудах. В созвучии с великими александрийцами раздавался и триединый глас не менее великих каппадокийцев: святителей Василия Великого, Григория Богослова и Григория Нисского, которых поддержал хотя и менее богатый оттенками, но твердый голос свт. Амфилохия Иконийского — ученика св. Василия и одаренного проповедника.
 

Иван Иванович Адамов - Святитель Амвросий Медиоланский

Под общей редакцией профессора Московской Духовной Академии А. И. Сидорова
Сергиев Посад, 2006
Свято-Троицкая Сергиева Лавра
Московская Духовная Академия
Учебный Комитет Русской Православной Церкви

Иван Адамов - Святитель Амвросий Медиоланский - Содержание

Святой Амвросий Медиоланский как представитель золотого века святоотеческой письменнсти
От автора
Часть первая ЖИЗНЬ И ТВОРЕНИЯ СВЯТИТЕЛЯ АМВРОСИЯ
  • Жизнь святителя Амвросия
  • Литературные труды святителя Амвросия
    • Подлинные произведения св. Амвросия
    • Спорные произведения св. Амвросия
    • Неподлинные произведения св. Амвросия
  • Литературные влияния в творениях святителя Амвросия
  • Общая характеристика творений святителя Амвросия
  • Гимны святителя Амвросия Медиоланского
Часть вторая УЧЕНИЕ СВЯТИТЕЛЯ АМВРОСИЯ
  • Источники церковного вероучения и методы их истолкования у святителя Амвросия Медиоланского
  • Догматические воззрения святителя Амвросия Общие замечания
    • Бог в Его существе и свойствах
    • Учение о Троице
    • Природа тварная
      • Учение об ангелах
      • Космология
      • Антропология и психология
    • Зло и падение
      • Вопрос о сущности зла
      • Демонология
      • Грехопадение прародителей
    • Всеобщность греха
    • Потребность в искуплении и ветхозаветный закон
    • Лицо Христа Спасителя как Искупителя человечества от греха
    • Дело спасения и искупления человечества
    • Учение о Церкви
    • Понятие о благодати и условия усвоения плодов искупительной Жертвы Христа Спасителя
    • Об удовлетворениях и заслугах
    • Церковные таинства и способы общения членов Церкви
      • Крещение
      • Покаяние
      • Причащение
      • Отношения между членами Церкви
    • Эсхатология: Последние времена мира, явление антихриста, Второе Пришествие Спасителя
    • Эсхатология (продолжение): Учение о воскресении мертвых
    • Эсхатология (окончание): Последний суд, конечные судьбы мира и человека
  • Учение святителя Амвросия о нравственности
    • Общая характеристика
    • Источники нравственного закона; понятие о совести
    • Сверхъестественный фактор нравственной деятельности
    • Понятие о добродетели и ее признаки
    • Главнейшие добродетели
    • Конечная цель нравственной деятельности: vita beata [блаженная жизнь] и summum bonum [высшее благо]
    • Так называемая теория двойной нравственности и конкретный образ нравственного совершенства
    • Глава прикладная: некоторые особенно ценные для христианина предписания нравственности
  • Заключение Святитель Амвросий и блаженный Августин
Библиография
Сокращения
 

Иван Адамов - Святитель Амвросий Медиоланский - От автора

 
Чтобы сразу открыть читателю, что он может найти в предлагаемой ниже работе, считаем уместным начать с замечаний относительно ее характера и руководящей точки зрения. Вряд ли кто станет спорить с тем, что каждому исследователю позволительно ограничивать предмет своей работы так, как того требует его главная задача. В дальнейшем же автор задается целями не столько церковно-историческими в обширном смысле слова, сколько целями более специальными, патрологическими, и пытается более или менее детально не столько рассмотреть деятельность св. Амвросия на поприще церковного устройства и управления, сколько определить теоретически круг его богословских идей и указать его значение в этой именно области. Поэтому, хотя в намеченных пределах полнота и принадлежит к числу необходимых условий плодотворности каждой работы, тем не менее автор не может обещать читателю дать ему ответы на все решительно вопросы, связанные с личностью великого медиоланского епископа.
 
Затем, само собою понятно, что ко всякому предмету исследования нужно приступать с известной руководящей точкой зрения, определяющей собою все частности работы и выясняющей значение ее предмета в целом для науки. В этом отношении к литературной деятельности св. Амвросия можно подходить с двух сторон. Во-первых, в истории литературы вообще, к какой бы области она ни принадлежала, встречаются писатели, значение которых заключается в их главном недостатке. Обычно малооригинальные по своей мысли, они тщательно штудируют литературное наследие прошлого и, так сказать, подводят итог тому, что было сделано до них. Собирая в одно целое данные самых разнообразных школ и источников, эти писатели знакомят нас с суммой результатов литературного творчества за целую эпоху; а сопоставляя вместе воззрения самые разнообразные, они этим оттеняют их общие недостатки и односторонность, косвенно указывая путь последующим поколениям для деятельности в данном направлении. А это уже, конечно, гораздо больше, чем значение простой компиляции. Так можно смотреть и на литературную деятельность св. Амвросия.
 
Но мы были бы несправедливы к св. Амвросию, если бы полагали его историческое значение только в этом. В действительности значение его литературных трудов гораздо важнее. Св. Амвросий по своему рождению, образованию и деятельности был представителем Западной Церкви, с самого начала имевшей свои особенности как в учении, так и во внешнем устройстве. Безусловно, Церковь и в первые века своей исторической жизни была единой не только по своей идеальной основе, не только по первоисточнику своей организации и учения — Священному Писанию, но в значительной мере и по Преданию. В настоящее время, особенно после трудов Лофса, в этом не может быть никакого сомнения. В некоторых случаях Церковь на Западе получала свое начало и готовое устройство с Востока (Галлия). Тем не менее разница в литературе, посвященной теоретическому раскрытию и обоснованию вопросов веры, все-таки существовала. Это объяснялось не только различиями языка и образованности, давно сложившихся привычек и интересов Востока и Запада, но, по нашему мнению, в значительной мере зависело и от правового положения Церкви в империи. Большей частью отрицательное отношение к Церкви государственной власти, которая даже в лице своих лучших представителей долгое время упорно отказывалась легализировать ее существование, лишало Церковь внешнего сплачивающего единства и постоянно действовавших средств взаимообщения между ее отдельными частями. С начала же IV в. положение существенно изменилось.
 
Со времени Константина Великого Церковь получила возможность пользоваться средствами государственной власти для своих собственных целей, а единство этой власти благоприятствовало сближению Востока и Запада. Почти одновременно с этим возникают арианские споры, когда восточные представители православия сами вводили западных епископов в круг своих богословских идей, а гражданская власть, почти всегда по тем или иным соображениям принимавшая в этих спорах самое деятельное участие, проводила в жизнь одни и те же вероисповедные формулы не только на Востоке, но и на Западе. Все это не могло не отразиться на характере западной литературы рассматриваемого времени; эта литература начинает входить в близкое соприкосновение с литературой восточной. Вот опять черта, характерная для Амвросия, как и для некоторых его старших современников. В нем она проявилась особенно сильно. Свою литературную деятельность он посвятил главным образом тому, чтобы открыть восточной теологии доступ на Запад, восполнить ее идеями недостатки богословской науки последнего. В этом случае он обнаруживает местами не только отсутствие самостоятельности, но иногда даже рабскую литературную зависимость от восточных авторов.
 
Но, с другой стороны, — и это также постоянно нужно иметь в виду, — рассматриваемая нами эпоха нисколько не забыла старых традиций Запада и не оставила его своеобразной богословской точки зрения: все, что было создано в области богословия Западом в прежнее время, она с благодарностью ученицы приняла в свою новую или, лучше сказать, исправленную, дополненную и несколько расширенную систему. Следовательно, здесь мы не всегда имеем простой факт механического заимствования, но скорее замечаем объединяющую тенденцию, видим попытку синтеза разностей и несогласий. Может быть, этот синтез и не всегда оказывался последовательным и удачным, и анализ его произведений может обнаружить отсутствие внутренней сплоченности, родства соединяемых элементов, может констатировать наличность лишь только их внешней связи. При всем этом направление, явившееся результатом вышеописанного процесса, в общем имело и нечто своеобразное, не покрывалось без остатка своим восточным прототипом: оно заключало в своих недрах ростки, из которых впоследствии выросла новая и полная система западного богословия. В этом таилась его историческая заслуга.
 
Вопрос теперь только в том, где искать ту новую и первостепенной важности в истории систему, какую до некоторой степени подготовила наша переходная эпоха. В ответ на этот вопрос история, сохранившая нам сведения о близких связях между св. Амвросием и блж. Августином, указывает нам на систему последнего как на самое великое, что подарила миру богословская продуктивность Запада. Бесспорно, Августин стоит выше Амвросия и пошел дальше него; и выводить систему Августина из творений Амвросия нет никакой возможности. Но если бы нам удалось показать, что наша переходная эпоха двигалась по тому же самому руслу, по какому впоследствии пошел блж. Августин, что уже в ней заметны некоторые из элементов, открываемых анализом в системе Августина, то мы считали бы свою работу законченной, если бы она даже не дала для науки никаких других выводов. Обращаясь в заключение к методу работы, ограничимся очень немногим.
 
Ввиду отмеченного своеобразного характера творений св. Амвросия в исследование его учения должно войти не только более или менее систематическое изложение его основных богословских воззрений, но и изложение их исторического генезиса, разъяснение, откуда, что именно и в какой мере он черпал отдельные элементы своего учения. Вместе с статикой последнего, т. е. вместе с изложением их положительного содержания, здесь, в меру сил и возможности, должна быть дана, так сказать, и его динамика, т. е. должны быть указаны корни и элементы, вызвавшие известное идейное образование.
 
Сообразно с такой задачей изложения и метод его должен быть по преимуществу аналитическим, состоящим в более или менее детальном раскрытии всех отдельных сторон данного пункта учения и в выяснении точного смысла выражающих его терминов. Этот метод даст возможность, хотя бы приблизительно, установить смысл данного круга идей и понять его в том смысле, какого требуют общий запас богословских идей тогдашнего времени и логические границы тогдашней богословской терминологии. Этот же аналитический метод даст средства определить и степень влияния на Амвросия других богословских систем, степень согласия Амвросия с ними и разделяющие их пункты.
 
Только в качестве дополнения к нему следует дать место на следующих страницах и синтезу, дабы все изложение не носило характера сухого схематизма, расплывающегося в частных моментах и подробностях; дело синтеза дать общую формулу учения, указать единство, которым в той или иной степени объединяются частности, а иногда и логически из него вытекают и им объясняются. Но само собою понятно, что права синтеза должны быть сравнительно уже, должны иметь место лишь там, где объединяющая связь существует действительно, а не там, где ее нет и где ее только желательно видеть; нельзя конструировать из данного основания частности, на самом деле на нем не основывающиеся. Это замечание здесь уместно в особенности потому, что в учениях эклектического характера уже по самому существу дела всегда нужно быть готовым встретить подобного рода явление, внутреннюю разрозненность частей.
 
Как можно видеть, главное внимание в данной работе будет уделено анализу учения св. Амвросия. Но так как при этом нам иногда будут нелишни сведения о жизни и творениях Амвросия, то все изложение разделим на две главные части:
1) Жизнь и творения святителя Амвросия.
2) Учение святителя Амвросия.
 
 

Категории: 

Оцените - от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (3 votes)
Аватар пользователя Андрон