Агамбен - Грядущее сообщество

Джорджо Агамбен - Грядущее сообщество
Как известно, в субботу следует воздержаться от любой melakha, от любой продуктивной деятельности.
 
Эта праздность, эта сущностная бездеятельность, является своего рода дополнительной душой человека, или, если угодно, это и есть его истинная душа.
 
Однако акт абсолютного, чистого разрушения, абсолютно деструктивная или антисозидательная деятельность ничем не отличаются от menucha, от праздности субботнего дня, и поэтому она не была бы запретной.
 
В этом смысле не труд, а бездеятельность и несозидание являются парадигмой грядущей политики (грядущей не значит будущей).
 
Спасение, tiqqun, являющееся темой этой книги, - это не деятельность, а нечто вроде своеобразных субботних каникул.
 
Спасение, делая возможным спасение, само остается вне спасения, будучи необратимым - оно спасает.
 
Отсюда главный вопрос книги: не «что делать?», а «как делать?», - поскольку бытие менее важно, чем так.
 
Бездеятельность не форма, отлученная от жизни, сливаются в форму жизни.
 
Экспонировать подобную бездеятельность или отсутствие произведения – в это и состоит дело этой книги. Она абсолютно совпадает этим послесловием.
 

Джорджо Агамбен - Грядущее сообщество

 
Москва: Три квадрата, 2008 г. –144 с.
ISBN 978-5-94607-107-6

 

Джорджо Агамбен - Грядущее сообщество

 
ГРЯДУЩЕЕ бытие - бытие любое. Термин, который в схоластическом перечне трансценденталий (quodlibet ens est unum, verum, bonum seu perfectum - любое сущее цельно, истинно, благо и совершенно) обуславливает значение всех остальных терминов, тайным образом в них присутствуя, - это прилагательное quodlibet. Общепринятый его перевод, звучащий как «не имеет значение какой, безразлично какой», безусловно, правилен, но вот сама его форма выражает нечто прямо противоположное латыни: quodlibet ens это не «бытие безразлично какое», но «бытие, безусловно, важное, значимое в любом случае», и, следовательно, оно содержит отсылку к желанию (libet), бытие какое-угодно - находится в изначальной связи с желанием.
 
«Любое», о котором здесь идет речь, не подразумевает под единичным нечто именует бытие такое, какое оно есть. Таким образом, единичное ускользает от ложной дилеммы, принуждающей познание выбирать между невыразимостью индивидуального и интеллигибельной природой общего.
 
Поскольку мыслимое, как это прекрасно подметил Герсонид, не принадлежит ни общему, ни, напротив того, единичному, схваченному в серии некоторого повтора, но оно суть «единичность, взятая как любая единичность». Здесь бытие-какое — какое-оно есть высвобождено из тех или иных присущих ему свойств, которые определяют его принадлежность к тому или иному множеству, к тому или иному классу (красные, французы или мусульмане) - однако оно высвобождено не для того, чтобы оказаться заново включенным в какой-то иной класс или раствориться в своей собственной неопределенности, но оно возвращено своему бытию-такому, самой его принадлежности.
 
Таким образом, здесь заявляет о себе не что иное как бытие-такое, всегда остающееся сокрытым планом принадлежности («есть некий х такой, который принадлежит некоему y»); бытие, ни в коей мере не являющееся неким реальным предикатом: единичное, экспонированное как единичное, есть то-какое-(ни) -пожелаешь, то есть любимое.
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (2 votes)
Аватар пользователя warden