Акунин - История Российского государства - 3 - Между Азией и Европой

 Борис Акунин - Между Азией и Европой - История Российского государства -3 - От Ивана III до Бориса Годунова
Данный том получил название «Между Азией и Европой». Русь восстанавливает независимость, переходит к самостоятельному развитию, однако пока еще она намного ближе к Востоку, чем к Западу – прежде всего, по своей государственной системе, унаследованной от Орды и в значительной степени ее копирующей.
 
Это и естественно. Русские правители не видели и не знали государства могущественнее Золотой Орды.
 
Византия, былой учитель киевских великих князей, впала в ничтожество, а в 1453 году вообще прекратила свое существование.
 
Новый исполин – Османская империя, была военной державой, которая тоже в значительной степени заимствовала структуру чингизидских царств. Военно-ордынский тип государственной организации строился на простых, ясных и удобных принципах.
 
Главный стержень – абсолютная, обожествленная власть государя; правление осуществляется не по единому для всех закону, а по августейшей воле монарха; все подданные, от первого вельможи до последнего раба, считаются слугами государства – то есть государя; жесткая вертикальная структура при необходимости обеспечивает быструю мобилизацию военных и хозяйственных ресурсов.
 
Правда, Золотая Орда рассыпáлась на глазах у московских правителей, однако произошло это, по представлению современников, из-за ослабления ханской власти и своеволия ордынской знати. Русские правители сделали из этого вывод, казавшийся очевидным: чем тоталитарнее контроль сверху, тем прочнее держава.
 
Так возникает парадокс, который впоследствии станет одной из главных коллизий российской истории. Оставаясь по своей структуре, принципам устройства, идеологии государством «ордынского» склада, Россия будет стремиться занять важное, а если получится, то и доминирующее место в европейской политической системе.
 

Борис Акунин - Между Азией и Европой - История Российского государства - 3 - От Ивана III до Бориса Годунова

 
Москва «Издательство АСТ», 2016 г.
ISBN 978-5-17-082532-5
 

Борис Акунин - Между Азией и Европой - История Российского государства - 3 - От Ивана III до Бориса Годунова - Содержание

 
Предисловие к третьему тому
Время Ивана Третьего (1462–1505)
  • Иван III Васильевич в жизни
  • Московский государь
  • «Новгородский» период
  • «Татарский» период
  • «Литовский» период
  • Русь возвращается на карту мира
  • Русь меняется
  • Власть и церковь
  • 1462–1505 Оценки и итоги
Время Василия Третьего (1505–1533)
  • Василий III Иванович в жизни
  • Дела внутренние
  • Дела церковные
  • Дела азиатские
  • Дела европейские
  • 1505–1533 Оценка и итоги
Время Ивана Грозного (1533–1584)
  • Без государя
  • Иван Васильевич IV в жизни
  • Время собирать камни
  • Время разбрасывать камни
  • Иван Грозный: итоги правления
Время Бориса Годунова (1584–1605)
  • Федор Первый: царь-несамодержец
  • Борис Годунов: путь наверх
  • Два Годунова
  • Один из регентов – правитель – царь
  • Русь при Годунове
  • Казачество и колонизация Сибири
  • Внешняя политика
  • Катастрофа
  • Русь и русские глазами иностранцев
Заключение. Сила и слабость «второго» русского государства
 

Борис Акунин - Между Азией и Европой - История Российского государства - 3 - От Ивана III до Бориса Годунова – Предисловие к третьему тому

 
Третий том охватывает события с 1462 до 1605 года, то есть с момента фактического освобождения Руси от иноземного владычества до великой Смуты – новой утраты независимости в результате внутреннего кризиса и вражеского вторжения. Первоначально я собирался назвать том «Вторая попытка». Это, собственно, и была вторая попытка создания большого централизованного государства, мощно стартовавшая, но приведшая к печальному финалу. Суверенитет вновь был утрачен, но теперь уже в столкновении с Западом, а не с Востоком. Хотя крах оказался менее катастрофичным, чем в XIII столетии, и независимость через несколько лет была восстановлена, всё же представляется очень важным понять: почему успехи сменились поражениями? Что во «втором» русском государстве изначально было – или со временем стало – причиной подобной непрочности?
 
Именно эта линия в данном томе будет ведущей. Мои предположения и выводы, как обычно, я соберу в заключительной главе. К тому времени читатель, уже ознакомившись с фактами, наверняка сформирует собственную точку зрения, которая, возможно, и не совпадет с авторской.
 
Эпохи российской истории, с ее перемещениями из одного цивилизационного пространства в другое, настолько отличаются друг от друга, что в каждом томе приходится менять принцип повествования, приспосабливая его к особенностям данного периода. Структурно третий том существенно отличается и от первого, и от второго.
 
Прежде я уже писал, что меня очень занимает давний спор о роли личности в истории. Совершенно очевидно, что эта роль сильно варьируется в зависимости от формы государственного устройства. При демократической республике или ограниченной монархии она, разумеется, существенно меньше, чем при абсолютизме или при военно-диктаторском режиме. Если – обычно в силу вполне объективных причин – в стране устанавливается режим неограниченной власти одного человека, то фактор вполне субъективный, личные качества правителя, обретает гипертрофированное значение.
 
Такой концентрации единовластия, какое произошло в описываемый период, на Руси прежде еще не бывало. В эти времена, когда, по выражению С. Соловьева, «государство было еще так юно», личность Самодержца определяла политику страны, а стало быть, и ее судьбу. Характер монарха, слабые и сильные черты его натуры, состояние здоровья, события семейной и частной жизни накладывали отпечаток на всю эпоху. Не будет большим преувеличением сказать, что действовал принцип: каков государь, таково и государство. Вот почему в период, охваченный данным томом, описание политических событий, социальных и экономических изменений проще вести не от объективного к субъективному, а наоборот, от личного к общественному.
 
Для рассказчика это очень удобно. История «второй попытки» легко делится на четыре времени, по числу русских правителей, и у каждого из этих времен отчетливая собственная индивидуальность. Первые три раздела – «Время Ивана III (1462–1505)», «Время Василия III (1505–1533)» и «Время Ивана IV (1533–1584)» – я назвал именами монархов; четвертый, «Время Бориса Годунова (1584–1605)», – именем фактического главы государства, хотя с 1584 до 1598 г. на престоле находился царь Федор I.
Каждая часть начинается главой, посвященной личности властителя. Без этого многое в жизни государства осталось бы непонятно.
 
Затем следуют тематические главы, формирование и подбор которых опять-таки зависят от индивидуальных особенностей правления: чем рациональней и последовательней владыка, тем стройнее повествование (как, например, в описании эпохи Ивана III) – и наоборот, при таком мятущемся монархе, как Иван IV, рассказ о жизни государства тоже получается «скачущим».
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Голосов еще нет
Аватар пользователя warden