Алексеев - Под знаком конца времен

Алексеев Алексей - Под знаком конца времен - Очерки русской религиозности
Замысел предлагаемых вниманию читателя «Очерков» оформился в ходе работы над дипломом, а затем и кандидатской диссертацией, посвященным изучению русских духовных движений конца XV — начала XVI в., вошедших в историю под именами иосифлян и нестяжателей.
 
Опыт исследования привел автора к выводу о том, что дальнейшее изучение названной проблематики на пути, указанном историографической традицией, малопродуктивно. Попытка найти выход из исследовательского тупика навела на мысль о расширении проблемного поля исследования.
 
Этот поиск происходил двумя путями. С одной стороны, желание раскрыть ситуационный контекст церковно-государственных противоречий рубежа XV-XVI вв. привело к попытке выявить типологические параллели в истории Западной Европы и Византии, которые могли оказаться плодотворными применительно к русскому материалу. С другой стороны, изучение перипетий полемической борьбы внутри русского монашества вело к осознанию необходимости изучить религиозный фон эпохи. На обоих путях неоценимое значение имело обращение к опыту русских и зарубежных коллег медиевистов.
 
В западноевропейской медиевистике накоплен богатый источниковый материал, разработана методика изучения средневековой ментальности. На основе прекрасно фундированных обобщающих исследований уже созданы специализированные учебные курсы. В отечественной историографии перспективы новых подходов к изучению сферы религиозного сознания были намечены в трудах Л. П. Карсавина едва ли не ранее, чем во Франции и Германии. Но в силу известных причин обращение к этому ценнейшему опыту происходит только сегодня.
 
Время создания обобщающих трудов, посвященных истории русской религиозности, еще не пришло. Несмотря на сравнительную скудость соответствующего материала русских источников сравнительно с западноевропейским, уровень источниковедческой разработки проблем все еще недостаточен. По этой причине форма очерков является единственно возможной, так как предоставляет возможность на ограниченном материале поставить ряд требующих изучения проблем и поделиться полученными при их исследовании результатами.
 

Алексеев Алексей - Под знаком конца времен - Очерки русской религиозности кон­ца XIV — начала XVI вв.

 
Санкт-Петербург: Алетейя, 2002. — 352 с.
ISBN 5-89329-506-4
 

Алексеев Алексей - Под знаком конца времен - Очерки русской религиозности кон­ца XIV — начала XVI вв  -  Оглавление

 
Предисловие
Введение  
Иосифлянство и нестяжательство в историографии
Обзор источников   
           
Глава I Кризис эсхатологических ожиданий в конце XIV — XV в. на Руси
1.      Эсхатология как важнейшая характеристика религиозности эпохи
2.      Кризисы эсхатологических ожиданий в Западной Европе и Византии X-XV вв          
3.      Религиозный оптимизм Киевской Руси   
4.      Ересь стригольников          
5.      Мнение о конце света с исходом седьмой тысячи на Руси       
6.      Эсхатология и «синдром беспокойства» 
7.      «Трифоновский сборник» и другие          
8.      «Слово о исходе души» Кирилла Философа        
9.      Сюжет «змея мытарств» в иконографии «Страшного суда»     
10.  «Земной рай» в контексте эсхатологических представлений   
11.  Практика погребения «заложных» покойников и начало ее воцерковления
12.  Стихийные бедствия как знак приближения конца света         
13.  Религиозность потомков Калиты: вызов эпохе? 
Примечания
 
Глава II Складывание поминальной практики на Руси в конце XIV — начале XVI в 
1.      Представления, легшие в основу заупокойно-поминального культа
2.      Начало практики поминания усопших на Руси
3.      Синодики-помянники в системе заупокойно-поминального культа
4.      Правовые последствия практики подушных вкладов    
5.      Иосифо-Волоколамский монастырь как центр поминания усопших
Примечания
 
Глава III
1.      Нестяжательство как религиозное и социально-политическое явление
2.      Что такое «нестяжание»?   
3.      Книжность «нестяжателей»          
4.      «Наказание к отрекшимся мира» Илариона Великого  
5.      «Нестяжательство» и Кирилло-Белозерский монастырь          
6.      Митрополит Зосима           
Примечания
 
Глава IV
1.      Рост монастырского землевладения и политика правительства Ивана III по его ограничению в последней четверти XV в   
2.      Рост монастырского землевладения в XV в. и вопрос о его размерах
3.      Правовой статус церковных имуществ    
4.      Политика правительства Ивана III по ограничению монастырского
5.      землевладения         
Примечания
 
Глава V
1.      Источники о соборе 1503 г
2.      Соборные приговоры об отмене ставленнических пошлин и о вдовых
3.      священниках
4.      Летописные известия о соборе 1503 г     
5.      «Соборный ответ 1503 г.»  
6.      «Слово иное»           
7.      «Прение с Иосифом»          
8.      «Письмо о нелюбках иноков Кириллова и Иосифова монастырей»
9.      Житие Иосифа Волоцкого, написанное Львом Филологом       
10.  Житие Серапиона, архиепископа Новгородского           
Примечания
 
Глава VI
1.      Церковный собор 1503 г    
2.      Вопрос о времени соборных заседаний 
3.      Состав собора 1503 г          
4.      Вопрос о церковном и монастырском землевладении на соборе 1503 г.
5.      Дисциплинарные вопросы на соборе 1503 г       
Примечания
 
Заключение 
Использованные источники и библиография     
Указатель шифров использованных рукописей  
Опубликованные источники          
Литература   
 

Алексеев Алексей - Под знаком конца времен - Очерки русской религиозности кон­ца XIV — начала XVI вв - Введение

 
Конец XV в. ознаменован крупными успехами в строительстве Русского государства. В те же годы фактически утвердилась автокефалия русской церкви, успешно продолжался процесс христианизации, развивались и совершенствовались церковные институты. Однако эпоха Ивана III отмечена определенной конфликтностью во взаимоотношениях государства и церкви. Апогеем противостояния светской и церковной властей стал собор 1503 г., на котором обсуждался план секуляризации монастырских вотчин. Этому собору суждено было стать исходной точкой конфликта между направлениями иосифлян и нестяжателей, полемика которых проходит через все XVI столетие. В ходе этой борьбы были созданы выдающиеся литературные произведения, и по сей день считающиеся вершиной древнерусской публицистики.
 
Процесс собирания русских земель, лежавший в основе традиционной политики князей Московского дома, при Иване III вступил в фазу создания новой государственности. Преодолев последствия феодальной войны, московское правительство сумело обеспечить неоспоримый авторитет великокняжеской власти, доставивший ей решительное преобладание над удельными князьями. Уже в первую половину великого княжения Ивана III в состав Московского государства влились Ярославское и Ростовское княжества, в орбиту московского влияния вошла Рязань. Присоединение Новгорода, достигнутое после серии военных мероприятий 1471-1480 гг., в несколько раз увеличило территорию нового государства. «Стояние на Угре», сопровождавшееся удельным мятежом братьев великого князя Андрея и Бориса в 1480 г., было последним предприятием, серьезно угрожавшим существованию Московской Руси. После 1480 г. последовал военный крах Большой Орды, и впечатляющая череда внешнеполитических успехов Москвы: присоединение Тверского княжества и Вятской земли, подчинение Казани, успешная война с Литвой и присоединение Верхнеокских княжеств. К 1494 г. Ивану III практически удалось ликвидировать систему уделов, существование последних из них — Волоцкого и Рузского почти не имело политического значения.
 
Самой важной внутриполитической акцией правительства Ивана III, оказавшей огромное влияние на сферу поземельных отношений, стало введение поместной системы. Массовые «выводы» новгородских землевладельцев, осуществленные после покорения Новгорода, предоставили в распоряжение московского правительства огромный фонд свободных земель. Приблизительно с середины 90-х гг. XV в. на них началось размещение помещиков, получавших земли под условием несения военной службы. Землю, полученную в поместье, нельзя было продать, обменять, передать по наследству или завещать в монастырь. В рамках мероприятий по вторичному перераспределению земельного фонда в конце XV — начале XVI в. проводятся валовые описания земель во вновь присоединенных уездах и происходит пересмотр владельческих прав светских и церковных вотчинников.
 
Усиление великокняжеской власти при Дмитрии Донском и его преемниках совпало с ослаблением зависимости русской церкви от Константинопольского патриархата. После разрыва с Константинополем, последовавшего вследствие неприятия на Руси Флорентийской унии, отпало одно из главных средств ограждения церковных интересов русской митрополии. Осознание далеко идущей общности интересов государства и церкви в период антиордынской борьбы сменилось со стороны государства стремлением единолично регулировать области отношений, издревле составлявших прерогативу церковной организации.
 
Иван III активно вмешивался в дела церкви, под его давлением оставили кафедры митрополит Феодосий, архиепископ Ростовский Иоасаф, только стечение обстоятельств воспрепятствовало замене строптивого митрополита Геронтия старцем Паисием Ярославовым. В 1490 г. на митрополичью кафедру по воле великого князя был возведен архимандрит Симонова монастыря Зосима, принявший поставление из рук Ивана III.
 
Переход церковных учреждений к обладанию земельными вотчинами в XIV-XV столетиях создал область столкновения интересов церкви и государства, неизвестную практике прежних веков. Неоднократные конфискации монастырских имуществ, в особенности массовые изъятия земель у новгородской церкви, свидетельствовали о том, сколь мало привыкло считаться московское правительство с правами церковных землевладельцев.
 
Однако было бы ошибочным рассматривать взаимоотношения церкви и государства как противостояние обособленных друг от друга структур. Такое противостояние в либеральной историографии нередко изображалось как перманентное насилие государства над церковью, оказавшее роковое влияние на политическую практику Московского государства в XV-XVI вв. Серьезно искажает историческую перспективу и свойственный советской историографии взгляд, согласно которому централизаторской политике московских князей препятствовала клерикальная реакция, подавление которой было объективной задачей времени3. Существенным недостатком обоих подходов является стремление рассматривать отношения государства и церкви преимущественно в плоскости соперничества между ними.
 
Между тем необходимо учитывать как внутреннюю эволюцию форм церковной и государственной организации, так и динамику в их взаимоотношениях. Деятельность церковных и государственных институтов одновременно оказывала формирующее влияние на общество и, в свою очередь, во многом определялась запросами и требованиями общественных групп. По этой причине отношения между ними, на наш взгляд, предпочтительнее рассматривать в рамках триады: церковь — общество — государство.
 
Процесс беспрецедентного роста денежных и земельных вкладов в монастыри активнейшим образом способствовал формированию новой правовой традиции. Сравнительный анализ актового материала XV-XVI вв. позволил обнаружить существенное различие в отношении вкладчиков к переданному монастырям имуществу. Первостепенной задачей здесь стало изучение эволюции теории и практики неотчуждаемости церковных имуществ в России XV-XVI вв. Перспективным подходом, по мнению автора, является попытка определить в этом процессе роль религиозных, сакральных мотивов.
 
Зачастую концепции церковно-государственных отношений на Руси выстраиваются по аналогии со странами Северной и Восточной Европы, пережившими в первой трети XVI столетия религиозную Реформацию4. Однако гипотеза о типологической близости ситуации конца XV-XVI в. на Руси с европейскими реформационными процессами не подтверждается на материале русских источников.
 
 

Категории: 

Оцените работу сайта и поблагодарите за файл - поставьте лайк, кликнув по сердечку (первое - 1 балл, последнее - 10 баллов): 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (1 vote)
Аватар пользователя aleksandroid