Алфеев - Иларион - Четвероевангелие - Том 2 - учебник бакалавра теологии

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомиться, вступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Митрополит Волоколамский Иларион - Алфеев - Четвероевангелие - Том 2 - учебник бакалавра теологии
Учебник бакалавра теологии
Настоящий учебник продолжает серию учебных пособий по курсу Четвероевангелия, предназначенных для студентов бакалавриата, изучающих Новый Завет. В соответствии с общим замыслом курса, изучение Четвероевангелия разделено на шесть крупных тематических блоков: 1) начальные главы четырех Евангелий; 2) Нагорная проповедь; 3) чудеса Спасителя; 4) притчи Спасителя; 5) оригинальный материал Евангелия от Иоанна, не дублирующий другие Евангелия; 6) Страсти Господа Иисуса Христа, Его смерть на кресте и Воскресение. Каждый том учебника включает в себя два тематических блока.
 
Первый том учебника содержал вводную часть, в которой речь шла об основных направлениях современной новозаветной науки, о Евангелиях как главном источнике наших сведений об Иисусе. Затем в первой части первого тома были рассмотрены начальные главы всех четырех Евангелий и намечены некоторые магистральные темы, которые должны быть более полно изучены в последующих томах. Вторая часть первого тома была посвящена Нагорной проповеди — самому продолжительному публичному выступлению Иисуса из всех, вошедших в синоптические Евангелия.
 
Настоящий, второй том содержит две части, посвященные соответственно чудесам и притчам Господа Иисуса Христа.
 
Чудеса — тот аспект деятельности Спасителя, который при Его жизни вызывал наибольший интерес окружающих. Толпы людей, привлеченные Его славой как целителя, окружали Его, куда бы Он ни приходил. Уже на начальном этапе Его служения в Галилее «прошел о Нем слух по всей Сирии; и приводили к Нему всех немощных, одержимых различными болезнями и припадками, и бесноватых, и лунатиков, и расслабленных, и Он исцелял их. И следовало за Ним множество народа из Галилеи и Десятиградия, и Иерусалима, и Иудеи, и из-за Иордана» (Мф 4. 24-25). Со временем Его слава только росла, а некоторые из исцеленных Им людей, в том числе женщины, вливались в группу Его учеников (Лк 8. 2-3).
Если следовать общепринятой хронологии, устанавливаемой на основании Евангелия от Иоанна, то все чудеса Спасителя, за исключением самого первого (претворения воды в вино на браке в Кане Галилейской), были совершены в течение трех лет: между первой пасхой и четвертой.
 
По какому принципу Евангелисты из множества совершённых Иисусом чудес отбирали те, повествования о которых они включали в свои книги? Мы можем лишь предположить, что они отбирали прежде всего чудеса, которые запомнились им своей яркостью и необычностью, например, усмирение бури, хождение по водам, изгнание легиона демонов из бесноватого. Тот или иной эпизод мог войти в евангельский рассказ в том случае, если исцеленный был не просто одним из множества больных, которых десятками и сотнями приносили к Иисусу, а самостоятельной, запоминающейся фигурой: например, если он вступил в диалог с Иисусом (как, например, сотник из Мф 8. 5-13, Л к 7. 1-10), или если апостолы обратили на него особое внимание (например, слепорожденный из Ин 9. 1-7), или если он вернулся поблагодарить Иисуса (например, один из десяти прокаженных в Лк 17.12-19). Некоторые чудеса упоминались потому, что они происходили в субботу, когда Иисус посещал синагогу, и вызывали негодование иудеев (начав с описания чуда, Евангелист затем приводит диалог Иисуса с иудеями). Наконец, Евангелисты обращают особое внимание на чудеса, совершённые в отношении лиц иной национальности и вероисповедания, например, хананеянки (сирофиникиянки), самарянина, сотника.
 
В настоящем учебнике рассказ о чудесах Иисуса Христа будет предварен вступительным разделом, в котором мы рассмотрим феномен чуда с научной и исторической точек зрения, разберем аргументы тех, кто с рационалистических позиций отрицает саму возможность чудес. Затем мы укажем на некоторые чудеса ветхозаветных пророков, после чего попытаемся обобщить сведения о чудесах, содержащиеся в четырех Евангелиях. Далее каждое из евангельских чудес будет рассмотрено отдельно. При этом все чудеса в соответствии с принятым в научной литературе принципом будут сгруппированы в четыре категории: исцеления; изгнания бесов; чудеса, связанные с природой; воскрешения мертвых. Отдельные главы будут посвящены первому чуду Иисуса, о котором говорится в Евангелии от Иоанна, и Преображению, о котором повествуют все три синоптических Евангелия.
 
Притчи Господа Иисуса Христа представляют собой очень существенный пласт евангельских повествований. В истории человечества не было другого учителя, который использовал бы жанр притчи столь же широко и последовательно, как это делал Иисус Христос. Унаследовав этот жанр от Ветхого Завета, он расширил его возможности до такой степени, довел искусство притчи до такого совершенства, что никто из Его последователей — ни в первом, ни в других поколениях — не обращался к жанру притчи. Мы не находим притч ни в Книге Деяний, ни в соборных посланиях, ни в посланиях Павла, ни в творениях мужей апостольских, ни в сочинениях Отцов Церкви.
 
В Своей речи Спаситель часто прибегал к образам, сравнениям, заимствованным из повседневной жизни или из мира природы. Однако не все эти сравнения можно отнести к жанру притч. Так, например, в Нагорной проповеди ученики названы солью земли и светом мира (Мф 5.13-1 б): это сравнение, но не притча. Далее в той же проповеди Иисус предлагает ученикам взглянуть на птиц небесных, которые «ни сеют, ни жнут, ни собирают в житницы», и на лилии полевые, которые «ни трудятся, ни прядут» (Мф б. 26,28). Эти сравнения указывают на заботу Бога о человеке и призваны проиллюстрировать главную мысль, развиваемую на конкретном отрезке текста Нагорной проповеди: «Итак не заботьтесь и не говорите: что нам есть? или что пить? или во что одеться?.. Не заботьтесь о завтрашнем дне...» (Мф б. 31, 34). Но они также не являются притчами. К числу притч можно отнести только завершение Нагорной проповеди — слова о муже благоразумном, построившем дом на камне, и о человеке безрассудном, построившем дом на песке (Мф 7. 24-27).
 
В настоящем учебнике мы не будем рассматривать ни сравнения, вошедшие в Нагорную проповедь, — они были рассмотрены в первом томе учебника по Четвероевангелию, — ни содержащиеся в Евангелии от Иоанна поучения о добром пастыре (Ин 10. 1-16) и виноградной лозе (Ин 15.1-8), — они будут рассмотрены в третьем томе.
 
Иларион, митрополит Волоколамский, председатель Синодальной Библейско-богословской комиссии, ректор Общецерковной аспирантуры и докторантуры, профессор Московской духовной академии

Митрополит Волоколамский Иларион - Алфеев - Четвероевангелие - Том 2 - учебник бакалавра теологии

Митрополит Иларион (Алфеев)
М.: Общецерковная аспирантура и докторантура им. святых равноапостольных Кирилла и Мефодия, Издательский дом «Познание», 2018.—752 с.
ISBN 978-5-906960-27-6

Митрополит Волоколамский Иларион - Алфеев - Четвероевангелие - Том 2 - учебник бакалавра теологии - Содержание

ПРЕДИСЛОВИЕ
Часть I. ЧУДЕСА ИИСУСА ХРИСТА
Глава 1. ЧУДО КАК РЕЛИГИОЗНЫЙ ФЕНОМЕН
  • 1.1.Чудеса и рационализм
  • 1.2.Чудеса в Ветхом Завете 
  • 1.3.Чудеса в Евангелиях
  • 1.4.Чудеса Иисуса Христа в современной новозаветной науке
  • 1.5.Сын Божий или «божественный муж»?
Глава 2. ПЕРВОЕ ЧУДО ИИСУСА ХРИСТА
  • 2.1. «Был брак в Кане Галилейской»
  • 2.2. «Что Мне и Тебе, Жено?»
  • 2.3. Превращение воды в вино: толкования
  • 2.4. Благословение брака
  • 2.5. Присутствие Матери
Глава 3. ИСЦЕЛЕНИЯ
  • 3.1. Иисус Христос как Целитель
  • 3.2. Исцеления сына царедворца и слуги сотника
  • 3.3. Исцеление тещи Петра
  • 3.4. «Прокаженные очищаются»
  • 3.5. «Встань, возьми постель твою, и иди в дом твой»
  • 3.6. Исцеление кровоточивой женщины
  • 3.7. «Слепые прозревают»
  • 3.8. «Глухие слышат»
  • 3.9. Исцеления согбенной женщины и больного водянкой
Глава 4. ИЗГНАНИЯ БЕСОВ
  • 4.1. Экзорцизм и демонология
  • 4.2. «Что Тебе до нас, Иисус Назарянин?»
  • 4.3. «Легион имя мне»
  • 4.4. «Он изгоняет бесов силою веельзевула, князя бесовского»
  • 4.5. «Нехорошо взять хлеб у детей и бросить псам»
  • 4.6. «Сей же род изгоняется только молитвою и постом»
Глава 5. ЧУДЕСА, СВЯЗАННЫЕ С ПРИРОДОЙ
  • 5.1. Природа и человек в Ветхом Завете
  • 5.2. Иисус и природа
  • 5.3. Два чудесных лова рыбы
  • 5.4. Усмирение бури
  • 5.5. Насыщение пяти тысяч
  • 5.6. Хождение по водам
  • 5.7. Насыщение четырех тысяч
  • 5.8. Монета во рту рыбы
  • 5.9. Проклятие смоковницы
Глава 6. ПРЕОБРАЖЕНИЕ
  • 6.1. Четыре рассказа о Преображении
  • 6.2. Фавор, Ермон или Мейрон?
  • 6.3. Явление славы Божией
  • 6.4. Моисей и Илия
  • 6.5. Три кущи и голос из облака
  • 6.6. Природа божественного света
  • 6.7. Преображение Богочеловека и обожение человека
Глава 7. ВОСКРЕШЕНИЯ МЕРТВЫХ
  • 7.1. Библейское представление о смерти и воскресении
  • 7.2. Воскрешение дочери Иаира
  • 7.3. Воскрешение сына вдовы Наинской
  • 7.4. Воскрешение Лазаря
ПОСЛЕСЛОВИЕ К ЧАСТИ I 
Дополнительная литература к части I
Часть II. ПРИТЧИ ИИСУСА ХРИСТА
Глава 8. ПРИТЧИ ИИСУСА ХРИСТА И ИХ ПОНИМАНИЕ
  • 8.1. Притча как жанр
  • 8.2. Притчи в Ветхом Завете
  • 8.3. Почему Спаситель говорил притчами? 
  • 8.4. Притчи Иисуса Христа: классификация 
  • 8.5. Притчи Иисуса Христа: основные конструктивные элементы 
  • 8. 6. Притчи Иисуса Христа: способы интерпретации
Глава 9. ПОУЧЕНИЕ В ПРИТЧАХ
  • 9.1. Общая характеристика
  • 9.2. Сеятель
  • 9.3. Пшеница и плевелы
  • 9.4. Семя в земле
  • 9.5. Горчичное зерно
  • 9.6. Закваска в тесте
  • 9.7. Сокровище на поле и жемчужина
  • 9.8. Невод
Глава 10. ДРУГИЕ ГАЛИЛЕЙСКИЕ ПРИТЧИ
  • 10.1.Дети на улице
  • 10.2. Два должника
  • 10.3. Заблудшая овца
  • 10.4. Немилосердный заимодавец
Глава 11. ПРИТЧИ НА ПУТИ В ИЕРУСАЛИМ
  • 11.1. Милосердный самарянин
  • 11.2.Докучливый друг и докучливая вдова
  • 11.3. Безумный богач
  • 11.4. Бодрствующие рабы
  • 11.5. Бесплодная смоковница
  • 11.6. Строитель башни и царь, идущий на войну
  • 11.7. Потерянная драхма
  • 11.8. Блудный сын
  • 11.9. Неверный управитель
  • 11.10. Богач и Лазарь
  • 11.11. Послушный раб
  • 11.12. Мытарь и фарисей
  • 11.13. Работники в винограднике
Глава 12. ИЕРУСАЛИМСКИЕ ПРИТЧИ
  • 12.1. Классификация иерусалимских притч
  • 12.2. Два сына
  • 12.3. Злые виноградари
  • 12.4. Брачный пир
  • 12.5. Десять дев
  • 12.6. Таланты и мины
  • 12.7. Ожидание хозяина дома
ПОСЛЕСЛОВИЕ К ЧАСТИ II
Дополнительная литература к части II 
Рекомендуемая литература 
Именной указатель
Указатель ссылок на Священное Писание
 

Митрополит Волоколамский Иларион - Алфеев - Четвероевангелие - Том 2 - учебник бакалавра теологии - Чудеса и рационализм

 
Чудом принято называть явление, выходящее за рамки законов природы и имеющее сверхъестественный характер. При оценке и интерпретации чуда решающую роль играет мировоззренческая установка, с которой человек подходит к этому феномену.
Широко распространено мнение о том, что в древнем мире вера в чудеса была всеобщей и лишь в новое время, под влиянием научного прогресса, она поколебалась. Утверждают также, что вера в чудеса — характерная особенность всех религиозных традиций, тогда как неверующие отрицают возможность чудес. Все эти расхожие мнения могут быть оспорены.
 
В древнем мире вера в чудеса отнюдь не была всеобщей. Совсем не все религиозные традиции считают чудеса непременным атрибутом веры и святости. Известно, что основатели трех мировых религий — Конфуций, Будда и Магомет — к чудесам относились скептически или пренебрежительно, даже если впоследствии рассказы об их собственной жизни обрастали чудесными подробностями.
 
С другой стороны, отрицание возможности чуда вовсе не является непременным спутником атеизма или агностицизма. В наш просвещенный век, нередко обозначаемый как «век научно-технического прогресса», вера в чудеса распространена как никогда широко, в том числе среди людей безрелигиозных. На этой вере делают свой бизнес многочисленные экстрасенсы и целители, ведуны и колдуны, специалисты по предсказанию будущего и по снятию «порчи», нередко оперирующие сверхъестественными силами, природу которых не знают ни они сами, ни их клиенты. Эта вера, с которой ведет жесткую борьбу Церковь, является причиной популярности гороскопов, гаданий, различного рода суеверий, вполне уживающихся с атеистическим мировоззрением.
 
Есть и еще одно широко распространенное мнение — о том, что чудеса могли происходить в древности, но не происходят сегодня. Это мнение также может быть оспорено на основании многочисленных исцелений, происходящих в наше время. Разумеется, каждый такой случай при желании может быть истолкован как счастливое стечение обстоятельств, удачное совпадение, либо же достоверность информации может быть оспорена.
 
Тем не менее, нельзя сбрасывать со счетов тот факт, что для некоторых христианских традиций (в частности, для католицизма) наличие документально подтвержденного чуда, связанного с тем или иным лицом, является непременным условием для его канонизации — причисления к лику святых. В этом случае чудо оказывается частью вполне формализованного процесса, облеченного в «научные» рамки, требующего доказательств, свидетельств, документов и даже некоего подобия судебного процесса, один из участников которого выступает в роли «адвоката диавола», суммируя аргументы против чуда. Один лишь этот пример свидетельствует о том, что для христианской традиции чудо продолжает оставаться опытом, не ограниченным рамками некоего хронологического периода в прошлом.
 
Отрицание чудес с рационалистических позиций имеет многовековую историю. Уже в древнем мире вера в чудеса подвергалась критике с позиций философского рационализма. Римский оратор Цицерон, в частности, полностью отрицал возможность чудес, выводя это из следующих логических посылок:
...Ничто не может произойти без причины, и ничто не случается такого, что не может случиться. А если произошло то, что смогло произойти, то в этом не следует видеть чуда. Значит, нет никаких чудес... То, что не может произойти, никогда не происходит; то, что может — не чудо. Следовательно, чуда вовсе не бывает[1].
В Новое время развитие критического отношения к чудесам напрямую связано с научно-техническим прогрессом. В эпоху Просвещения многие мыслители искренне верили, что при помощи науки можно объяснить любой природный феномен; если же феномен не укладывается в рамки научного объяснения, то он либо лишен достоверности, либо будет разгадан впоследствии. К этому же времени относятся многочисленные попытки создания «религии в пределах только разума» — такого религиозного мировоззрения, которое полностью укладывалось бы в рамки рационализма и, следовательно, исключало все, что представляется необычным, сверхъестественным.
 
Наивной верой в то, что все может быть объяснено при помощи науки, проникнуты рассуждения философа Бенедикта Спинозы (1632-1677), посвятившего теме чудес отдельную главу своего «Богословско-политического трактата», направленного на развенчание церковного толкования Ветхого Завета. По словам философа, перекликающимся с приведенным выше мнением Цицерона, «в природе не случается ничего, что противоречило бы ее всеобщим законам, а также ничего, что не согласуется с ними или что не вытекает из них». Сила и мощь природы есть не что иное, как сила и мощь Бога, и «если законы и правила природы суть самые решения Бога, то, конечно, должно думать, что мощь природы бесконечна, а ее законы столь обширны, что простираются на все, что мыслит и сам божественный разум. Иначе ведь придется утверждать, что Бог создал природу столь бессильной, а ее законы и правила установил столь бесполезными, что часто вынуждается вновь приходить к ней на помощь». Такое представление Спиноза считает «чуждым разуму».

[1] Цицерон. О дивинации. 2,28.
 
 
 
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 7.8 (4 votes)
Аватар пользователя ushpizin