Алфеев - Иларион - Иисус Христос - Жизнь и учение - 5 - Агнец Божий

Алфеев - Иларион - Иисус Христос - Жизнь и учение - 5 - Агнец Божий
Современная библеистика

В первых четырех книгах серии «Иисус Христос. Жизнь и учение» мы работали преимущественно с материалом из Евангелий от Матфея, Марка и Луки. К Евангелию от Иоанна мы обращались лишь эпизодически. В частности, в первой книге серии мы рассмотрели начальные стихи этого Евангелия, свидетельства о встречах Иисуса с Иоанном Крестителем и рассказ о призвании Иисусом первых учеников (Ин. 1:19-51)[1]. В третьей книге были рассмотрены повествования о шести чудесах — браке в Кане Галилейской (Ин. 2:1-11), исцелении расслабленного (Ин. 5:1-16), умножении хлебов и буре на море (Ин. 6:1-21), исцелении слепого (Ин. 9:1-38) и воскрешении Лазаря (Ин. 11:1-46)[2].
 
Настоящая книга целиком построена на Евангелии от Иоанна.
Как и другие евангелисты, Иоанн выступает прежде всего как свидетель тех событий, о которых говорит[3]. Больше, чем кто-либо другой из евангелистов, он настаивает на своей особой роли свидетеля и очевидца, имеющего право говорить о том, что видел и слышал:
  • И Слово стало плотию, и обитало с нами, полное благодати и истины; и мы видели славу Его, славу, как Единородного от Отца (Ин. 1:14).
  • И видевший засвидетельствовал, и истинно свидетельство его; он знает, что говорит истину, дабы вы поверили (Ин. 19:35).
  • Сей ученик и свидетельствует о сем, и написал сие; и знаем, что истинно свидетельство его (Ин. 21:24).
  • О том, что было от начала, что мы слышали, что видели своими очами, что рассматривали и что осязали руки наши, о Слове жизни, — ибо жизнь явилась, и мы видели и свидетельствуем, и возвещаем вам сию вечную жизнь, которая была у Отца и явилась нам, — о том, что мы видели и слышали, возвещаем вам. (1 Ин. 1:1-3).
 

Митрополит Иларион (Алфеев) - Иисус Христос - Жизнь и учение - В 6 книгах -  Книга 5 - Агнец Божий

М. : Изд-во Сретенского монастыря; Эксмо; Общецерковная аспирантура и докторантура, 2017. — 688 с.: ил.
ISBN 978-5-7533-1215-0 (т. 5)
ISBN 978-5-7533-1210-5
 

Митрополит Иларион (Алфеев) - Иисус Христос - Жизнь и учение - В 6 книгах -  Книга 5 - Агнец Божий

Предисловие
Глава 1. АГНЕЦ БОЖИЙ
  • 1.   «В начале было Слово»
  • 2.   «И Слово стало плотию»
  • 3.   Пролог Евангелия от Иоанна и богословие Павла
  • 4.   «Вот Агнец Божий»
Глава 2. ИИСУС, ХРАМ И ИУДЕИ
  • 1.   Иерусалимский храм
  • 2.   Значение храма в жизни Иисуса
  • 3.   Изгнание торгующих из храма
  • 4.   «Разрушьте храм сей»
  • 5.   «Иудеи» в Евангелии от Иоанна
Глава 3. ВОДА ЖИВАЯ
  • 1.   Вода — стихия жизни
  • 2.   «Если кто не родится от воды и Духа...»
  • 3.   Иисус и крещение
  • 4.   Беседа с самарянкой
Глава 4. СУД СЫНА БОЖИЯ
  • 1.   «Отец любит Сына»
  • 2.   Судья
  • 3.   Свидетели
  • 4.   Обвинитель
Глава 5. ХЛЕБ ЖИЗНИ
  • 1.   «Хлеб с неба» в Ветхом Завете
  • 2.   «Не Моисей дал вам хлеб с неба»
  • 3.   «Я есмь хлеб жизни»
Глава 6. ИИСУС НА ПРАЗДНИКЕ КУЩЕЙ. .
  • 1.   «Братья Его не веровали в Него»
  • 2.   «Мое учение — не Мое, но Пославшего Меня» 
  • 3.   «Еще недолго быть Мне с вами» 
  • 4.   «Кто жаждет, иди ко Мне и пей»
Глава 7. ЖЕНЩИНА, ВЗЯТАЯ В ПРЕЛЮБОДЕЯНИИ
Глава 8. СЕМЯ АВРААМОВО
  • 1.   «Я знаю, откуда пришел»
  • 2.   «От начала Сущий»
  • 3.   «Прежде нежели был Авраам, Я есмь»
Глава 9. ПАСТЫРЬ ДОБРЫЙ
  • 1.  Бог — Пастырь Израиля
  • 2.  Иисус — Пастырь Добрый
  • 3.  Иисус на празднике обновления
Глава 10. ПШЕНИЧНОЕ ЗЕРНО
  • 1.   «Если пшеничное зерно, пав в землю, не умрет...»
  • 2.   «Когда Я вознесен буду от земли...»
Глава 11. СВЕТ МИРУ
  • 1.   «Я свет миру»
  • 2.   «Веруйте в свет»
  • 3.   «Я свет пришел в мир» 
Глава 12. ПРОЩАЛЬНАЯ БЕСЕДА С УЧЕНИКАМИ
  • 1.  Иисус возвращается к Отцу
  • 2.  Учение о любви
  • 3.  Единство Отца и Сына
  • 4.  Единство Иисуса и учеников
  • 5.  Молитва во имя Иисуса
  • 6.   Утешитель
  • 7.   Будущее христианской общины
Глава 13. МОЛИТВА О ЕДИНСТВЕ
  • 1.  Молитва о славе
  • 2.  Молитва об учениках
  • 3.  Молитва о верующих
Заключение
Библиография
Список сокращений
Именной указатель
Указатель цитат из Священного Писания 
Указатель иллюстраций, вошедших в книгу
 

Митрополит Иларион (Алфеев) - Иисус Христос - Жизнь и учение - В 6 книгах -  Книга 5 - Агнец Божий - Предисловие

 
В то же время свидетельство Иоанна — это свидетельство особого рода. Это не просто рассказ о событиях, очевидцем которых он стал. В значительно большей степени, чем у других евангелистов, его рассказ является богословским осмыслением Евангелия Иисуса Христа, Сына Божия (Мк. 1:1). По словам исследователя, Иоанн основывается на истории, «но богословская сила его развитой христологии столь велика, что... история так или иначе поглощается богословием». Тем не менее для правильного понимания богословия Иоанна необходима «прочная укорененность в истории»[4]. Эта укорененность достигается благодаря сличению четвертого Евангелия с повествованием синоптиков — Матфея, Марка и Луки.
 
Вопрос о том, кто был автором четвертого Евангелия, подробно рассмотрен нами в книге «Начало Евангелия»[5]. Возвращаться к нему здесь нет необходимости. Мы придерживаемся взгляда, согласно которому автором четвертого Евангелия был апостол Иоанн, один из двенадцати, брат Иакова Зеведеева. Он же — ученик, которого любил Иисус (Ин. 13:23; 19:26; 20:2). Теории о том, что автором четвертого Евангелия был некий другой Иоанн или вообще иное лицо, мы считаем несостоятельными[6].
 
Неприемлемым, с нашей точки зрения, является также рассмотрение четвертого Евангелия в качестве литературного продукта, появившегося внутри некоей христианской общины, условно называемой Иоанновой[7]. Такой подход, взятый за основу многими исследователями в области Нового Завета во второй половине ХХ века, исходит из того, что в конце I столетия существовала (в Ефесе, Антиохии или ином месте) некая христианская община, или секта, находившаяся в ситуации резкого антагонизма с местной иудейской общиной[8]. Для этой-то общины и был составлен богословский текст, адаптировавший образ «исторического Иисуса» к ее конкретным пастырским нуждам. Иными словами, автор Евангелия якобы вложил в уста Иисуса то, что считал полезным для своей общины, а не то, что Иисус говорил в действительности. Об ошибочности и порочности такого подхода сегодня говорят многие ученые[9].
 
Безусловно, у автора четвертого Евангелия было свое видение описываемых событий: оно помогло ему поместить их в ту богословскую раму, которая четко просматривается уже в прологе его Евангелия (Ин. 1:1—18). Однако мы исходим из того, что это богословское видение сформировалось под влиянием тех слов Иисуса, которые евангелист слышал и донес до читателя с максимальной верностью оригиналу (а не наоборот: под влиянием этого богословского видения был якобы смоделирован тот образ Иисуса, который был необходим для «Иоанновой общины»).
 
Подобно пресловутому «источнику Q» «Иоаннова община», по-видимому, представляет собой научный фантом, зародившийся в умах исследователей четвертого Евангелия и получивший поддержку в научном сообществе без серьезного осмысления тех тяжелых последствий, которые принятие этого фантома имеет для понимания текста Евангелия. Сказанное не означает, что евангелист Иоанн не был членом конкретной церковной общины. Мы имеем в виду лишь то, что вопрос о его принадлежности к этой общине (о ней нет никаких достоверных сведений) не имеет отношения к тексту Евангелия, который должен рассматриваться вне зависимости от потенциальной читательской аудитории I века.
 
В настоящей книге мы рассмотрим те главы Евангелия от Иоанна, которые составляют оригинальный материал, не дублирующий синоптические Евангелия. Вне нашего поля зрения останутся только те сюжеты, которые были рассмотрены в книгах «Начало Евангелия» и «Чудеса Иисуса», а также повествования о страданиях, смерти и воскресении Иисуса (Ин. 13:1—30; 18:1—21:25). Об этих повествованиях речь пойдет в последней книге серии, где они будут рассмотрены параллельно с рассказами синоптиков.
 

Митрополит Иларион (Алфеев) - Иисус Христос - Жизнь и учение - В 6 книгах -  Книга 5 - Агнец Божий - Пролог

 
Мы начнем исследование Евангелия от Иоанна с пролога, имеющего ключевое значение для понимания основных богословских тем этого Евангелия. Весь текст пролога, за исключением двух вкраплений, в которых упоминается Иоанн Креститель, посвящен главному герою евангельского повествования — Иисусу Христу, Сыну Божию.
 
В современной научной литературе пролог Евангелия от Иоанна часто рассматривается как литургический гимн, служащий своего рода эпиграфом к этому Евангелию. Это мнение восходит к Р. Бультману, который в 1923 году выдвинул фантастическую гипотезу о том, что в основе пролога Евангелия от Иоанна лежит текст, изначально составленный на арамейском языке и использовавшийся сектой последователей Иоанна Крестителя. Евангелист якобы воспользовался этим текстом, но переделал его таким образом, чтобы он мог быть использован против данной секты[10]. Гипотеза вызвала справедливую критику ученых, убедительно доказавших, что «дохристианский характер гимна более чем проблематичен, его арамейское происхождение невероятно»[11].
 
И все же мнение Бультмана о том, что пролог Евангелия от Иоанна представляет собой «произведение культово-литургической поэзии»[12], было некритично воспринято исследователями и продолжает кочевать из одного исследования в другое. Как полагают ученые, придерживающиеся данной теории, этот гимн изначально существовал самостоятельно и использовался в богослужении «Иоанновой общины»; затем он был включен в четвертое Евангелие[13]. В подтверждение теории приводят довод о том, что термин «Слово», имеющий ключевое значение в прологе, более нигде в Евангелии от Иоанна не используется применительно к Иисусу. Подчеркивают, что сама поэтическая структура пролога, его стиль и язык отличают его от прозаического текста, каковым является остальная часть Евангелия.
Между тем нам ничего не известно ни об «Иоанновой общине», ни о том богослужении, которое в ней совершалось, тогда как Евангелие от Иоанна дошло до нас в рукописной традиции в качестве цельного, связного текста, в котором пролог естественным образом перетекает в дальнейшее повествование. Любые попытки вычленить в Евангелии или в его прологе те или иные редакционные пласты, объявив отдельные слова или фразы восходящими к некоему гипотетическому первоисточнику, а другие — добавками, сделанными рукой позднейших редакторов, являются произвольными, зависящими не столько от объективных факторов, сколько от субъективных взглядов, вкусов и преференций того или иного ученого[14].
 
Пролог Евангелия от Иоанна представляет собой «метафизическую поэму», которая «предшествует историческому рассказу»[15]. Он содержит суммарное изложение того богословия, которое ляжет в основу всего Евангелия и всего корпуса писаний Иоанна, обладающего внутренней цельностью:
 
Логос, Слово Божие, сообщает разворачивающемуся действию космический масштаб и связывает [его] с ветхозаветной священной историей. Пролог предуказует характерное для дальнейшего евангельского повествования разделение между верой и неверием (Ин. 1:10-13). Это разделение обусловлено тем, что одни люди принимали провозвестие Христа, другие нет. Пролог имплицитно содержит основные христологические идеи Евангелия: отвергается неверное представление о проповеди Иоанна Крестителя (1:6-8, 15), подчеркивается превосходство служения Христа по отношению к ветхозаветному закону (служению Моисея) (1:17-18), а Сам Христос исповедуется как воплощенное Слово Божие (1:1, 14). Обозначенная в прологе драма проигрывается в каждом последующем эпизоде Евангелия, где люди, встречающиеся с Христом, стремятся понять, кто Он. Некоторые (самарянка, слепорожденный, Марфа, Фома) обретают веру и исповедуют ее словами, близкими к прологу; другие же отрицают то, что уже было сказано в прологе[16].
 
Пролог Евангелия от Иоанна особенно важен для понимания тех речей Иисуса, в которых Он говорит о Своем единстве с Отцом (Ин. 10:30), о Своем предвечном существовании (Ин. 8:58). Одним из главных обвинений, выдвинутых иудеями против Иисуса, было то, что Он Отцем Своим называл Бога, делая Себя равным Богу (Ин. 5:18). В прологе говорится и о равенстве Сына с Отцом, и о том, как «свои» не приняли Того, Кого Отец послал к ним. Конфликт между Иисусом и теми, кто не верует в Него, проходит через все четвертое Евангелие, и уже в прологе он находит свое отражение.



[1] Иларион (Алфеев), митр. Иисус Христос. Жизнь и учение. Кн. I: Начало Евангелия. С. 513-530.
[2] Его же. Иисус Христос. Жизнь и учение. Кн. III: Чудеса Иисуса. С. 73-96, 155-176, 198-233, 354-374, 375-399, 532-566.
[3] Обзор доказательств в пользу того, что за текстом Евангелия от Иоанна стоит свидетельство очевидца, см. в: Morris L. Studies in the Fourth Gospel. P. 139-214.
[4] Nicol W. Te Sēmeia in the Fourth Gospel. P. 136. См. также: Taylor V. Te Person of Christ in New Testament Teaching. P. 101–102.
[5] Иларион (Алфеев), митр. Иисус Христос. Жизнь и учение. Кн. I: Начало Евангелия. С. 166–189.
[6] Краткий обзор этих теорий см. в: Culpepper R. A. John, the Son of Zebedee. P. 73–84. Обзор научной дискуссии по данному вопросу см. в: Keener C. S. Te Gospel of John. Vol. 1. P. 84–104. Подробно разбирая аргументы исследователей ХХ в., считавших, что автором четвертого Евангелия не мог быть один из двенадцати апостолов, ученый защищает традиционную атрибуцию этого Евангелия Иоанну, сыну Зеведееву. См. также: Burge G. M. Interpreting the Gospel of John. P. 34–55.
[7] См., напр.: Brown R. E. Te Community of the Beloved Disciple. P. 25–58; Moloney F. J. “A Hard Saying”. P. 111–130.
[8] См.: Martyn J. L. History and Teology in the Fourth Gospel. P. 64–68. Автор предлагает красочную «реконструкцию» конфликта между «Иоанновой общиной» и местной синагогой. Основная проблема подобного рода реконструкций заключается в том, что они не основаны на каких-либо исторических данных и являются плодом фантазии ученых.
[9] См., в частности: KostenbergerA.J. A Theology ofJohn's Gospel and Letters. P. 56-60. Конструктивную критику представления об «Иоанновой общине» как раннехристианской секте см. в: FuglsethK. S. Johannine Sectarianism in Perspective. P. 9-28, 353–360. См. также: Keener C. S. Te Gospel of John. Vol. 1. P. 149–152.
[10] Bultmann R. Der religionsgeshichtliche Hintergrund des Prologs zum Johannesevangelium.
[11] Käsemann E. New Testament Questions of Today. P. 150.
[12] Bultmann R. The Gospel ofJohn. P. 14.
[13] Обзор научной дискуссии по данному вопросу см. в: Brown R. E. The Gospel according to John (I—XII). P. 21—23. См. также: Keener C. S. The Gospel ofJohn. Vol. 2. P. 334—337.
[14] Так, напр., некоторые ученые видят в основе Евангелия от Иоанна некий «доиоаннов источник», с которым сначала работал евангелист, а затем последующие редакторы. Во всем прологе принадлежащими к этому источнику объявляют лишь стихи 6—7, которые при этом переиначиваются следующим образом: «Был человек, посланный от Бога, имя ему Иоанн. Он пришел для свидетельства, чтобы все уверовали через него». Именно такой текст якобы принадлежал последователям Иоанна Крестителя: Иоанн-евангелист добавил к нему «антикрестителе-вы коррективы», а последующие редакторы расширили его до его настоящего вида. См.: FortnaR. T. The Fourth Gospel and Its Predecessor. P. 15—23. Вся эта «реконструкция» базируется на измышлениях Бультмана, не имеющих никаких подтверждений ни в рукописной традиции, ни в каких-либо иных источниках.
[15] Templeton D. A. The New Testament as True Fiction. P. 171.
[16] Николай (Сахаров), иером. Евангелие от Иоанна. Структура и содержание. С. 711.
 
 
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (3 votes)
Аватар пользователя Tov