Барон - Социальная и религиозная история евреев - в 18 томах - 5 - Власть и религиозная полемика

Сало Уиттмайер Барон - Социальная и религиозная история евреев - в 18 томах - Том V - Раннее Средневековье (500-1200) - Власть и религиозная полемика
История евреев

Внешние, и внутренние факторы действовали в одном направлении, усиливая независимый характер внутриобщинной жизни и укрепляя единство мирового еврейства. Вавилонская община, развивая тенденции эпохи Сасанидов, главенствовала в еврейском мире, поскольку число евреев под властью одной империи увеличилось. Непосредственное влияние вавилонских мудрецов простиралось от Индии и до Испании. Законы халифата, согласно которым "неверные" были основным источником доходов империи, еще больше укрепляли эти узы. Халифы последовательнее сасанидских предшественников перекладывали ответственность за сбор еврейского подушного налога на общину, что превращало ее в один из важных государственных институтов.
В некоторых местах стала жизненно необходима централизация, которая повысила бы эффективность функционирования общины и обеспечила взаимодействие с другими государственными структурами. 
 

Сало Уиттмайер Барон - Социальная и религиозная история евреев - в 18 томах - Том V - Раннее Средневековье (500-1200) - Власть и религиозная полемика

Перевод с английского Любови Черниной.
Москва: Книжники; Текст, 2015. — 448 с. — (История евреев).
ISBN 978-5-9953-0366-4 ("Книжники")
ISBN 978-5-7516-1241-2 ("Текст")
 
Следующие тома настоящего издания:
Сало Уиттмайер Барон - Социальная и религиозная история евреев
  • Том VI. Средние века: законы, толкование и Писание
  • Том VII. Раннее Средневековье (500-1202): иврит - языки литература

Сало Уиттмайер Барон - Социальная и религиозная история евреев - в 18 томах - Том V - Раннее Средневековье (500-1200) - Власть и религиозная полемика - Содержание

Глава 23
  • Власть общины
  • Во главе мирового еврейства
  • Независимость центров изучения Торы
  • Растущие разногласия
  • Усиление роли Земли Израиля
  • Верховенство ученой элиты
  • Нарастающая децентрализация
  • Центробежные и центростремительные силы
  • Древние традиции в Византии
  • Западные демократии
  • Стремление к самоопределению
  • Город в городе
Глава 24
  • Социальная и религиозная полемика
  • Полемика и апология
  • Аргументы из Писания
  • Политические и экономические вопросы
  • Религиозные либералы и зороастрийцы
  • Иудео-христианская полемика
  • Христология и догмат о Троице
  • Критика еврейского закона
  • Социально-политическая юдофобия
  • "Мятеж"
Глава 25
  • Мессианизм и сектантские течения
  • Апокалипсический и агадический мессианизм
  • Поэтические и экзегетические направления
  • Мессианские теории
  • Мессианские и сектантские движения
  • Самаритянство
  • Новые расколы
  • Национальный подъем
  • Военные и идеологические беспорядки
  • Появление новых лжемессий
  • Единство в разнообразии
Глава 26
  • Караимский раскол
  • Анан
  • Три подхода
  • Ананиты и караимы
  • Какофония раскола
  • Консолидация
  • Строгое соблюдение закона
  • Апелляция к истории
  • Целеустремленное меньшинство
  • Караимская пропаганда
  • Ответ раббанитов
  • Устойчивые достижения
Примечания
Список сокращений
Указатель имен
 

Сало Уиттмайер Барон - Социальная и религиозная история евреев - в 18 томах - Том V - Раннее Средневековье (500-1200) - Власть и религиозная полемика - Власть общины

 
Полную картину еврейской жизни какого бы то ни было исторического периода нельзя составить, основываясь исключительно на сведениях из внешних исламских и христианских источников. Если исходить из еврейских текстов того времени и большинства современных еврейских исторических трудов, особое значение приобретает внешняя среда, которая в ходе исторического прогресса создавала условия для развития еврейской общины и определенную для ее существования нишу. Воля еврейского народа к самосохранению, его древние традиции и институты находились к непрестанном — иногда противоречивом, иногда гармоничном — взаимодействии с новыми потребностями и стремлениями то расширявшихся, то сужавшихся христианских и мусульманских обществ и должны были приспосабливаться к ним. Очевидно, что в этом процессе мировоззрение и образ жизни еврейских общин значительно изменялись, однако после первых шагов, позволивших приспособиться к владычеству ислама, дальнейшие сдвиги протекали столь медленно и плавно, что их не так уж просто было заметить. Еврейским массам ix-x вв. казалось, что их жизнь лишь немногим отличается от той, которую вели их предки во II—III столетиях и о которой многие хорошо знали благодаря углубленному изучению Талмуда. Иллюзия сходства в значительной мере возникала потому, что предводители общин настаивали на непрерывности передачи еврейского закона, кроме того, сохранялись народные обычаи и религиозные ритуалы. Новая жизнь, по мнению современников, отличалась от старой лишь незначительно и скорее количественно, чем качественно, потому что мировоззрение и основополагающие ценности остались неизменными.
 
Подобная убежденность крепла под влиянием особого развития ислама. По мере того как новая религия, поглощая и осваивая культуры и общественные институты завоеванных земель, становилась преемницей древней греко-римской и персидской цивилизаций, впечатление сходства, если не полного тождества, между древним образом жизни и современным укладом только усиливалось. Вместе с тем неполная интеграция религиозных меньшинств в общественную структуру новых государств и сознательное стремление самих "неверных" культурно и социально отгородиться от мусульманского большинства поддерживали приверженность собственной исторической традиции.
 
На самом деле как евреи, так и христиане редко испытывали чувство принадлежности к тому или иному из мусульманских государств, которые старались их унизить и чьи законы лишали их возможности служить в армии и занимать государственные посты. Правда, в отличие от христианских соседей, которые часто с надеждой устремляли взор в сторону христианских держав и приветствовали приближавшихся крестоносцев, у евреев не было причин для нелояльности, но и они в первую очередь были преданы собственной религиозной общине. Большая часть багдадских и исфаханских евреев были связаны узами родства, духовной и культурной близостью и даже общими интересами с единоверцами в Каире и Кордове, Константинополе и Риме. Связи с мусульманскими соседями были гораздо менее тесными. Социальные и религиозные предрассудки окружающей среды, дискриминирующие налоги и унизительные законы только усиливали солидарность еврейского народа, укрепляли полномочия его вождей и традиционную структуру общины.
 
Еврейские мыслители и главы общин подчеркивали духовную основу единства народа, запрет перенимать чужие обычаи, обязанность каждого человека выполнять долг перед общиной и право пользоваться плодами ее достижений. Даже такие деятели, как Авраам Маймуни[1], который чувствовал себя вполне свободно и в мусульманской среде и резко отделял ислам от языческих религий, осуждаемых в Библии и Талмуде, признавали, что обособленность и автономия необходимы еврейской общине. "Не отделяйтесь от общины, — призывает Саадья Гаон в одном из своих наставительных посланий, — ибо отделяющийся захочет исполнить все свои прихоти, не признавая никаких ограничений... Народы мира полагаются на колесницы и на своих коней, но ваши колесница и кони — Тора Господа и ее мудрецы. Подобное наставление было вызвано не только конкретными историческими обстоятельствами. В своем философском труде гаон указывал, что еврейский народ "является народом только благодаря своей Торе. И поскольку Творец изрек, что народ будет существовать, доколе не прейдут небо и земля, понятно, что и ее законы сохранятся во все времена существования небес и земли". Настаивая на отделении от других народов, он и другие авторитеты стремились к тому, чтобы евреи в конфликтах с единоверцами не обращались к властям и в суды стран обитания. Ранняя и довольно типичная формулировка приговора еврейского суда (на арамейском языке) гласит: "Кто обращается к иным народам, наушничая [на другого еврея] и рассказывая про него разные небылицы, да будет отлучен от общины пред Господом воинств, Богом Израиля". Еще более примечательное решение было вынесено Шешной Гаоном через пятьдесят лет после мусульманского завоевания (до 689 г.). Он писал, что "если царь, или власти, или сборщик налогов требуют от общины наложить херем [отлучение] ради своих надобностей и по собственной прихоти... и это нельзя не исполнить.... всякое вынужденное отлучение от общины не имеет силы, и не следует его придерживаться". Пассивное сопротивление оставалось основным оружием еврейских общин против угроз государственных чиновников.



[1] Авраам Маймуни (1186-1237) — сын Маймонида, автор ряда экзегетических сочинений, а также трактата Мнльхамот га-Шем ("Войны Господни"), в котором он защищает учение отца, изложенное в "Путеводителе растерянных".
 
 
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (2 votes)
Аватар пользователя ElectroVenik