Барон - Социальная и религиозная история евреев - в 18 томах - 6 - Законы - толкования и Писание

Сало Уиттмайер Барон - Социальная и религиозная история евреев - в 18 томах - Том VI - Раннее Средневековье (500-1200) - Законы, толкования и Писание
История евреев
Открытый конфликт между православными византийскими властями и сектантами в провинциях зашел гораздо дальше разногласий об отдельных ритуалах и церемониях и превратился в догматические диспуты о природе Христа и взаимном расположении ипостасей Троицы. Евреев эти концептуальные расхождения занимали мало. Тем не менее они могли способствовать тому, что у евреев Земли Израиля возрос интерес не к правовым аспектам талмудического наследия, а к агадическим. Эту тенденцию подметил еще мудрец III в., который объяснял ее экономическим упадком еврейства Земли Израиля. Теперь сектантская борьба между христианами в Святой земле, Сирии и Египте усиливала тенденцию. Многие участники конфликта стремились доказать свою точку зрения с помощью герменевтического перетолкования Писания, применяя методы, издавна принятые среди их предков — раввинов и мудрецов эллинистической эпохи. Так агадический мндраш легко возобладал над правовой герменевтикой.
 

В основе многих сектантских конфликтов в скрытом виде часто лежали и обрядовые различия, которые тоже требовали постоянного герменевтического обоснования. Довольно быстро сирийские христиане, даже те из них, кто жил под властью Византии, переняли у единоверцев, обитавших по ту сторону границы с Сасанидами, уважение к закону и соблюдению традиции. В повседневной жизни, однако, религиозные меньшинства ждали от имперской власти терпимого отношения, главным образом, к существующим обычаям и практикам, а не к вариациям вероучения, хитросплетения которых вряд ли бы дошли до понимания широких масс. Кроме того, древняя Римская империя и ее наследница Византия традиционно проявляли немалую терпимость в вопросах местных обычаев и обрядов, унаследованных от предков. 

 

Сало Уиттмайер Барон - Социальная и религиозная история евреев - в 18 томах - Том VI - Раннее Средневековье (500-1200) - Законы, толкования и Писание

Перевод с английского Любови Черниной.
Москва: Книжники, 2016. — 512 с. — (История евреев).
ISBN 978-5-9953-0415-9
 
Следующие тома настоящего издания:
Сало Уиттмайер Барон - Социальная и религиозная история евреев
  • Том VII. Раннее Средневековье (500-1202): иврит - языки литература

Сало Уиттмайер Барон - Социальная и религиозная история евреев - в 18 томах - Том VI - Раннее Средневековье (500-1200) - Законы, толкования и Писание - Содержание

Глава 27. Власть закона
  • Взаимосвязи между еврейским и мусульманским правом
  • Укрепление традиций
  • Термины и методы
  • Новые толкования
  • Новаторская экзегеза
  • Возобновление изучения Мшины
  • Галахические трактаты и сборники
  • Новый этап кодификации талмудического права
  • Альфаси
  • Систематические кодексы
  • Мишне Тора ("Вторая Тора") Маймонида
  • Этапы развития права
  • Респонсы гаонов
  • Позднейшая переписка
  • Обычаи места и страны
  • Ордонансы
  • Философия права
  • Свобода или "капитуляция"
Глава 28. Гомилетические и исторические сочинения
  • Герменевтическая деятельность
  • Литературные жанры
  • Свободный полет фантазии
  • Смешанная реакция
  • Истории и романы
  • Иосиппон и исторический фольклор
  • Еврейская и всеобщая история
  • Шрира и Ибн-Дауд
  • Хроники современности
  • Описания путешествий
  • Историческая картина мира
  • История и фольклор
Глава 29. Изучение Библии
  • Окончательный текст
  • Полемика и противоречия
  • Уточнения масоретов
  • Арамейские переложения
  • Арабские переводы
  • Западные переводы
  • Рациональная экзегеза
  • Смена методологии
  • Библейская критика
  • Рационалистическая критика
  • Историческая критика
  • Драгоценное сокровище
Примечания
Список сокращений
Указатель имен
 

Сало Уиттмайер Барон - Социальная и религиозная история евреев - в 18 томах - Том VI - Раннее Средневековье (500-1200) - Законы, толкования и Писание - Власть закона

 
В еврейском мире постоянно происходили сектантские расколы и распад организационной структуры на местные общинные группы, однако в целом народ сохранял единство — прежде всего потому, что сохранялась нерушимая преемственность правовой системы. Менялись окружающие условия: росла урбанизация, интенсифицировалось сельскохозяйственное и ремесленное производство, ускорялся товарообмен, — но фундаментальные основы сохранялись вопреки внутренним и внешним силам дезинтеграции и благодаря глубочайшему правовому сознанию людей, всеохватной власти традиции, а также упорству и одновременно гибкости правителей, которые пользовались приемами талмудической учености. Еще со времен древних фарисеев мудрецы сочетали консервативную приверженность традиционным идеалам и образу жизни с невероятной способностью приспосабливаться к изменяющимся общественным потребностям и жизненным условиям.
 
Раввинистическое руководство находило ощутимую поддержку в представлениях, которые господствовали среди ближневосточных народов в доисламский период и особенно после возникновения новой цивилизации. Антиномизм ранней церкви давно уже растворился в потоке новых законов и установлений и в вечных сектантских словопрениях о мельчайших деталях обрядов и церемоний. И действительно, Византийская империя, вслед за языческой предшественницей, различала jus и fas, то есть гражданское и религиозное право[1]. Теперь это различие стало еще более четким, поскольку государство вынуждено было использовать все возможности, чтобы обуздать растущие притязания духовенства. Однако в Сасанидской империи, которая превратилась в центр изучения и разработки еврейского права, такого разделения не было. И у зороастрийцев, и у религиозных меньшинств религия и право составляли единое целое.
 
Теснейшая взаимозависимость религиозных и правовых норм и установлений среди христиан несторианского толка напоминает религиозно-юридическую эволюцию, пройденную иудаизмом, это сходство усугубляется и связью обеих религий с библейским правом. Параллели с еврейским законом не столь очевидны лишь в тех случаях, где есть прямое подражание римским образцам. По замечанию Виктора Аптовицера, видного исследователя еврейско-несторианских юридических параллелей, так называемая "Римско-сирийская законная книга"[2] содержит относительно немного еврейских элементов, очевидно, именно потому, что ее составитель прежде всего подчеркивал римские, а не собственно сирийские компоненты. Более того, сейчас представляется вероятным западное происхождение всего этого трактата, который использовался, главным образом, в качестве учебника; его перевод на сирийский язык был сделан, по-видимому, лишь с небольшими модификациями. Однако другие компиляции, в том числе собрание законов о наследовании, составленное патриархом Map Абой (около 500 г.) и общий свод законов, извлеченных из более древних источников архиепископом Ишобохтом (после 750 г.)[3], выказывают явное сходство с талмудическим правом. То же верно и для армянского судебника[4]. Имели хождение также переложения Моисеева закона (или того, что церковные иерархи считали актуальным наследием Моисея) — в них особенно хорошо видны следы иудео-христианских отношений. Даже если не безоговорочно следовать теории Аптовицера и не считать, что сирийские и армянские клирики очень многим обязаны прямым заимствованиям у еврейских законоучителей, нельзя не отметить явное сходство и даже совпадение в подходе и в конкретных нормах. Вавилония была центром и той, и другой веры: там разворачивалась деятельность главных законодательных школ и обе религии учитывали древнейшие традиции вавилонской цивилизации и ее юридических институтов. Кроме того, одни и те же социальные запросы порождали сходные ответы в правовой практике. Сильное и влиятельное еврейское меньшинство давно сталкивалось с этими проблемами и разработало действенные способы их решения, поэтому еврейская практика служила примером для подражания. И наоборот, глубокий интерес христиан к библейскому праву во всех его проявлениях, а также параллельные изыскания зороастрийских мобедов, несомненно, усиливали влияние раввинов и повышали статус правоведения у евреев Вавилонии и других персидских провинций.
 
Перемены, происходившие в Земле Израиля и на других византийских территориях, также ни в чем не противоречили еврейскому правовому сознанию. Правда, еврейские мудрецы редко обращались к оригинальным латинским источникам византийского права, которые даже неевреям на Балканах и в Передней Азии становились все менее понятными без перевода на греческий. Относительно немногочисленные точки соприкосновения между римским и еврейским правом, как мы помним, скорее объяснялись общим происхождением от эллинистических институций, нежели прямыми заимствованиями друг у друга. Разумеется, ни лежавшие в основе учения великих римских правоведов, творивших до 313 г., гуманистические (а не теистические) идеалы, ни их космополитизм и пренебрежение конфессиональными границами не находили отклика в сердцах меньшинства, которое изо всех сил пыталось поддерживать традиционное наследие, возводя вокруг него ограду из национального права. Концепции jus gentium — общего для всех жителей многонациональной империи, или естественного права, обязательного для всех вне зависимости от расы и вероисповедания — были чужды евреям, которые видели в собственной правовой системе особый дар Божий и основное доказательство избранности. У других народов, утверждали раввины, тоже была возможность принять законы Торы, но они отвергли ее. Только евреи взялись нести это бремя и, несмотря на все трудности, дойдут с ним до мессианских времен, когда оно будет принято всеми народами без исключения. Образцом для еврейских законодателей в признании естественного права была формулировка шести или семи заповедей сыновей Ноевых, которых обязаны были придерживаться все народы и все жители еврейского государства. В остальном еврейское право оставалось исключительно еврейским достоянием.
 

[1] В римском праве термином jus обозначались законы, исходящие от людей, а термином fas — законы, исходящие от воли богов.
[2][2] "Римско-сирийская законная книга" — юридическая компиляция, составленная во второй половине V в. в Восточной Римской империи на основе императорского законодательства, сочинений классических римских юристов и элементов сирийского и греческого традиционного права.
[3] Map Аба — по-видимому, несторианский католикос Аба I (540-552). Судебник Ишо-бохта содержит правовые нормы христианских общин Сасанидского Ирана.
[4] речь идет о так называемых Судебнике Мхитара Гоша (хп в.) и Судебнике Смбата (XIII в.) — древнейших сборниках права Киликийской Армении.
 
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (1 vote)
Аватар пользователя ElectroVenik