Бер-Сижель - Рукоположение женщин в Православной церкви

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомиться, вступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Бер-Сижель Э. Рукоположение  женщин в  Православной церкви
Известные православные богословы ясно дают понять, что тема женского церковного служения и даже рукоположения женщин не является для Православной церкви чем-то посторонним, одним из «искушений» экуменизма. Более того, для Российской церкви это даже не новая тема, если вспомнить горячее стремление св. великой княгини Елизаветы Федоровны возродить в начале XX века женский диаконат.
 

Элизабет Бер-Сижель - Рукоположение  женщин в  Православной церкви

Перевод: Людмила Алексеева, Алексей Бакулов, Анна Курт, Татьяна Стамова 
Москва, Издательство ББИ, 2000 - 81 с.
ISBN 5-89647-045-8
 

Элизабет Бер-Сижель - Рукоположение  женщин в  Православной церкви - Содержание

  • Элизабет Бер-Сижель - Женщины в Православной церкви
  • Элизабет Бер-Сижель  - Рукоположение женщин обсуждается и в Православной церкви
  • Епископ Диоклийский Каллист (Уэр) -  Мужчина, женщина и священство Христово

Элизабет Бер-Сижель - Рукоположение  женщин в  Православной церкви - Женщины в Православной церкви

 
О таинственная Православная церковь (...), церковь контрастов, столь консервативная и одновременно столь свободная, столь привязанная к ритуалу (...) и столь живая. Церковь, в которой драгоценная жемчужина Евангелия хранится порой под налетом пыли (...), но которая, как никакая другая, умеет воспевать пасхальную радость».
 
Яркой иллюстрацией контрастов, о которых пишет известный православный мыслитель нашего времени архимандрит Лев Жилле, более известный под литературным псевдонимом «Монах Восточной церкви», может служить положение женщин в православии. Здесь пересекаются и сталкиваются раскрепощающая Евангельская весть и архаичные табу, спиритуалистская и персоналистская богословская антропология и домостроевские стереотипы, унаследованные от патриархальных сообществ. Женственность, одновременно суровую и нежную, излучают иконы Божьей матери, которые можно встретить повсюду. Но доступ в алтарь для женщин закрыт. Возвестившие первыми о воскресении Христа жены-мироносицы с того пасхального утра почитаются в православных церквах как «апостолы апостолов». Но чтение Евангелия во время общего богослужения доверяется только священнослужителям-мужчинам. Перечисление можно было бы продолжить. Между тем под корой архаичных обычаев и обрядов дремлют вешние воды. Так или иначе, православные христианки сегодня, как и вчера, активно участвуют в жизни церкви. Соприкосновение с горькими реальностями наших дней способствует пробуждению самосознания. Призыв к тому, чтобы различать (и это особенно касается роли, отводимой женщинам) живую традицию и закосневший традиционализм, начертан на знаменах времени. Будет ли он прочитан? Последуют ли ему?
 
Общее призвание всех крещеных, будь то мужчины или женщины, пророчески декларируется во всех таинствах христианского посвящения, совершаемых в Православной церкви, ибо они доступны всем, независимо от пола, и их обрядовая часть глубоко символична. Погружение в воду в крещении означает переход, рождение для новой жизни, единение с Христом в его смерти и воскресении. Напечатление Святого Духа, миропомазание (или конфирмация) соделывает каждого и каждую, как поясняет «Монах Восточной церкви»1, помазанником Божьим, которому даровано общение через посредство Святого Духа с помазанником по преимуществу, Иисусом Христом: «Все вы, во Христа крестившиеся, во Христа облеклись» (Гал 3:27), поет хор, когда, облаченная в крещальное одеяние новокрещеная, как и новокрещеный, вводится в евхаристическое сообщество, видимое Тело Христово, членами которого она и он только что стали. Однако, в этот самый момент, когда всякое разделение кажется упраздненным, совершается обряд, который входит в противоречие с этой декларацией: крещаемый мужского пола вводится в алтарь, расположенный за иконостасом. Для женщин и девочек эти врата остаются закрытыми. Сегодня все больше православных христианок проявляют недовольство в связи с этим дискриминационным обрядом. Порой даже добиваются его пересмотра.
 
Что говорят по поводу роли женщин творения святых отцов, глубоко почитающихся в Православной церкви?
 
Выдвигаемое против отцов церкви обвинение в женоненавистничестве исходит прежде всего от западных феминисток, ссылающихся на латинскую традицию от Августина до Фомы Аквин-ского и Бонавентуры. Кое-кто из православных присоединяется к этому хору, например специалистка по византийской гимно-графии, американка греческого происхождения Ева Катафигьо-ту-Топпинг3 и представительница румынского богословия Анка Манолах4. Со стороны православия наиболее серьезно тема полов в антропологии греческих отцов церкви раскрывается в статье Верны Харрисон «Женское и мужское начало в богословии каппадокийских отцов церкви». Подлинные основатели православной богословской антропологии каппадокийцы Василий Кесарийский (Великий), Григорий Назианзин (Богослов) и Григорий Нисский, так же как после них Максим Исповедник, утверждают онтологическое единство человечества в различии мужского и женского начал, единство, лежащее в изначальном порядке вещей. Этот порядок был нарушен грехом, который является, по сути, разделением, но восстановлен во Христе, в его домостроительстве Спасения. В основе их антропологического рассуждения лежат Быт 1: 27-28 и Гал 3: 27-28. «Женщина, равно как и мужчина, удостоена чести быть созданной по образу и подобию Божьему. Обе природы, мужская и женская, имеют одинаковое достоинство», — отвечает Василий своей собеседнице, пребывавшей, очевидно, в сомнении (Обустроении человека, беседа, 1:18). Комментируя славословие крещению из Послания к Палатам, он говорит об образе Христа, присутствующем во всех крестившихся. Он (этот образ) выше всех различий по национальному, социальному или половому признаку: «Как в портрете императора красота лика преображает его, делая несущественным, из какого материала он сделан — из дерева или из золота» (трактат «О крещении», цитируемый В. Харрисон). Резюмируя богословскую антропологию каппадокийских отцов, Григорий Богослов, провозглашает: «Один Создатель у мужчины и у женщины, одна глина, один образ, одна смерть, одно воскресение» (Слово, 37:6).
 
 

Категории: 

Оцените - от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 8 (5 votes)
Аватар пользователя esxatos