Бердяев - Русская идея - Миросозерцание Достоевского

Николай Бердяев - Русская идея - Миросозерцание Достоевского
Библиотека всемирной литературы
Русская мысль, русские искания начала XIX в. и начала XX в. свидетельствуют о существовании русской идеи, которая соответствует характеру и призванию русского народа. Русский народ – религиозный по своему типу и по своей душевной структуре. Религиозное беспокойство свойственно и неверующим. Русские атеизм, нигилизм, материализм приобретали религиозную окраску. Русские люди из народного, трудового слоя, даже когда они ушли от православия, продолжали искать Бога и Божьей правды, искать смысла жизни.
 
Русским чужд рафинированный скептицизм французов, они – верующие и тогда, когда исповедуют материалистический коммунизм. Даже у тех русских, которые не только не имеют православной веры, но даже воздвигают гонение на православную церковь, остается в глубине души слой, формированный православием. Русская идея – эсхатологическая, обращенная к концу. Отсюда русский максимализм. Но в русском сознании эсхатологическая идея принимает форму стремления ко всеобщему спасению. Русские люди любовь ставят выше справедливости. Русская религиозность носит соборный характер. 
 

Николай Бердяев - Русская идея - Миросозерцание Достоевского

Москва: Издательство «Э», 2016. – 512 с.
(Библиотека всемирной литературы).

ISBN 978-5-699-87978-6
 
Также издание: Николай Бердяев - Миросозерцание Достоевского
Москва: АСТ, АСТ Москва, Хранитель; 2006
ISBN 5-17-039062-9
 

Николай Бердяев - Русская идея - Миросозерцание Достоевского - Содержание

Русская идея
  • Глава I - Глава X
Миросозерцание Достоевского
Предисловие
  • Глава I. Духовный образ Достоевского
  • Глава II. Человек
  • Глава III. Свобода
  • Глава IV. Зло
  • Глава V. Любовь
  • Глава VI. Революция. Социализм
  • Глава VII. Россия
  • Глава VIII. Великий Инквизитор. Богочеловек и человекобог
  • Глава IX. Достоевский и мы

Николай Бердяев - Миросозерцание Достоевского - Предисловие

 
издание 2006 гО Достоевском много писали. Много интересного и верного о нем было сказано. Но все-таки не было достаточно целостного к нему подхода. К Достоевскому подходили с разных  «точек  зрения»,  его  оценивали  перед  судом  разных  миросозерцаний,  и  разные стороны Достоевского в зависимости от этого открывались или закрывались.
 
Для одних он был прежде всего предстателем за «униженных и оскорбленных», для других – «жестоким талантом», для третьих – пророком нового христианства, для четвертых он открыл «подпольного человека», для пятых он был прежде всего истинным православным и глашатаем русской мессианской идеи. Но во всех этих подходах, что-то приоткрывавших в Достоевском, не было конгениальности его целостному духу. Долгое время для традиционной русской критики Достоевский оставался закрытым, как и все величайшие явления русской литературы. Н. Михайловский органически был не способен понять Достоевского.
 
Для понимания Достоевского нужен особый склад души. Для познания Достоевского в познающем должно быть родство с предметом, с самим Достоевским, что-то от его духа. Только в начале XX века у нас началось духовное и идейное движение, в котором родились души, более родственные Достоевскому.
 
Достоевский имел определяющее значение в моей духовной жизни. Еще мальчиком получил я прививку от Достоевского. Он потряс мою душу более, чем кто-либо из писателей и мыслителей. Я всегда делил людей на людей Достоевского и людей, чуждых его духу. Очень ранняя направленность моего сознания на философские вопросы была связана «проклятыми вопросами» Достоевского. Каждый раз, когда я перечитывал Достоевского, он открывался мне все с новых и новых сторон.
 
В юности с пронизывающей остротой запала в мою душу тема «Легенды о Великом Инквизиторе». Мое первое обращение ко Христу было обращением к образу Христа в Легенде. Идея свободы всегда была основной для моего религиозного мироощущения и миросозерцания, и в этой первичной интуиции свободы я встретился с Достоевским как своей духовной родиной. У меня была давняя потребность написать книгу о Достоевском, и я осуществлял ее лишь частично в нескольких статьях.
 
Семинар, который я вел о Достоевском в «Вольной академии Духовной Культуры» в течение зимы 1920-21 года, окончательно побудил меня собрать все мои мысли о Достоевском. И я написал книгу, в которой не только пытался раскрыть миросозерцание Достоевского, но и вложил очень многое от моего собственного миросозерцания.
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (1 vote)
Аватар пользователя esxatos