Бессонов - Эсхатологическое движение Кузьмы Алексеева

Бессонов Игорь Александрович - Эсхатологическое движение Кузьмы Алексеева
Наша работа посвящена событиям, развернувшимся в Нижегородском крае в 1809-1810 гг. Тогда мордовский крестьянин деревни Сескино, Кузьма Алексеев, выступил с проповедью о скором конце света. Представление о светопреставлении в его сознании было тесно связано с эсхатологическим триумфом мордовского народа и традиционной мордовской веры и, таким образом, имело хилиастический характер. Проповедь Кузьмы Алексеева была обращена к мордве, проживавшей в Терюшевской волости, и направлена на публичное проведение традиционных мордовских молений. Волостное моление, организованное Кузьмой, сразу же обратило на себя внимание властей: Алексеев и его ближайшие последователи были арестованы и предстали перед Уголовной палатой Нижегородского суда. Кузьма Алексеев был сослан в Иркутскую губернию, двое его последователей были отданы в солдаты, остальные отделались более легкими наказаниями. 
 
В первую очередь мы обратимся к описанию источников, из которых мы можем узнать о движении Кузьмы Алексеева. Основным источником сведений о движении является следственное дело Кузьмы Алексеева, хранившееся в Государственном архиве Горьковской области, но ныне утерянное. Оно было опубликовано М. И.Зевакиным в 1936 г. в небольшой книжке «Кузьма Алексеев». Совсем недавно профессор В. А. Юрченков воспроизвел эту публикацию в своей статье «Дело Кузьмы Алексеева». Обращаясь к документам дела мы будем цитировать его по публикации М. И. Зевакина [ДК 1936], в некоторых случаях сверяя ее с публикацией В. А. Юрченкова. 
 
Следственные дела уже давно являются источником сведений для этнографов, фольклористов и культурологов. Так, мы встречаем их анализ во многих классических и современных работах по истории народной культуры и народной религиозности. Примером работы, близкой по тематике к нашему исследованию, является книга К. Гинзбурга «Сыр и черви» - в ней мы находим реконструкцию взглядов мельника Меноккиио, одаренного представителя итальянского простонародья, основанную на следственном деле, возбужденном инквизиции. Исследователи давно рассуждают о сложностях, которые возникают при работе с подобным материалом, метко названным А. А. Панченко trial-lore. При исследовании дела Кузьмы Алексеева мы также будем иногда сталкиваться с проблемами, часто возникающими при анализе подобных источников - соотношением официальной и народной терминологии, стремлением подследственных отвести от себя наиболее серьезные обвинения и ввести суд в заблуждение. Неизбежной является и третья проблема - отсутствие информации о развитии движения Кузьмы Алексеева после окончания судебно-следственных мероприятий, проводившихся в 1809-1810 гг. 
 

Бессонов Игорь Александрович - Эсхатологическое движение Кузьмы Алексеева - мировоззрение, обрядность, историческая эволюция

СПб.: Алетейя, 2015. - 168 с. 
ISBN 978-5-9906155-0-2 
 

Бессонов Игорь Александрович - Эсхатологическое движение Кузьмы Алексеева - мировоззрение, обрядность, историческая эволюция - Содержание

  • Движение Кузьмы Алексеева: источники и история изучения
  • История и культура терюшевской мордвы 
  • Проповедь Кузьмы Алексеева
  • Литературные и фольклорные источники и идейная направленность его пророчеств 
  • Религиозные представления Кузьмы Алексеева 
  • Ритуальные практики и предписания эсхатологического движения Кузьмы Алексеева 
  • Самопрезентация Алексеева как лидера эсхатологического движения 
  • Кузьма Алексеев и его деятельность в восприятии современников и потомков 
  • Воззрения Кузьмы Алексеева в контексте мордовской культурной традиции XVIII-XIX вв 
  • Движение Кузьмы Алексеева в контексте истории русского сектантства 
  • Движение Кузьмы Алексеева в контексте истории нативистских и милленаристских движений разных регионов мира
Заключение 
 

Бессонов Игорь Александрович - Эсхатологическое движение Кузьмы Алексеева - мировоззрение, обрядность, историческая эволюция - Движение Кузьмы Алексеева

 
Научную литературу о движении Кузьмы Алексеева нельзя назвать богатой. Первой исторической работой на эту тему стала статья В. Снежневского «Кузьма - пророк мордвы-терюхан», опубликованная в 1892 г. в №10 журнала «Исторический вестник». Там он описывает историю мордовского пророка, добросовестно пересказывая его следственное дело. Кузьму Алексеева в своей книге «Мордва» упоминает этнограф И. Н. Смирнов, отмечая, что Кузьма фактически ничего не знал о традиционной мордовской религии, сведя ее лишь к некоторым формам традиционного культа [Смирнов 2002, 182]. В советское время история Алексеева разумеется рассматривалась в основном как пример борьбы крестьянства против крепостничества и царизма. Одним из родоначальников этой точки зрения был автор книги «Мордовия» Т. В. Васильев (1931), который рассматривал движение Кузьмы Алексеева исключительно в этом контексте. В своем подходе Васильев дошел до крайности: он вообще отрицал религиозный характер движения, полагая, что рассказы о конце света были всего лишь маскировкой для участников движения, готовивших народное восстание [Васильев 2007, 95]. Другим автором, высказывавшим близкие идеи, стал мордовский этнограф М. Т. Маркелов, рассматривавший Кузьму Алексеева как «идеолога буржуазной революции» [Зевакин 1936, 12]. Более взвешенная позиция принадлежит М.И.Зевакину, опубликовавшему в 1936 г. небольшую книгу «Кузьма Алексеев». Он также считал основополагающей социальную сторону деятельности Кузьмы Алексеева, в то же время признавая, что движение имело неизбежную в ту эпоху «религиозную оболочку». В современной историографии мы встречаем определения движения Кузьмы Алексеева и как национального. Так, В.А.Юрченков в своей статье «Дело Кузьмы Алексеева» называет события 1809-1810 гг. национальным движением мордовского крестьянства. Он также отмечает синкретизм языческих и христианских элементов в воззрениях участников движения, полагая, что «мордовская вера» к тому времени превратилась в «синкретическую религию» [Юрченков 2002, 27]. В монографии «Начертание мордовской истории» В.А.Юрченков вновь обращается к истории Кузьмы Алексеева, посвятив ей отдельную главу [Юрченков 2012,297-301]. Историк характеризует движение Кузьмы Алексеева как продукт столкновения традиционной культуры с «технической цивилизацией» и «колониальной экспансией», сопоставляя его с аналогичными движениями других народов. 
 
И воззрения советских ученых, и современные научные исследования во многом справедливы в своих оценках движения терюшевской мордвы - оно было и социальным, и национальным. Безусловно верными представляются и наблюдения И. Н. Смирнова и В. А.Юрченкова относительно синкретического характера религиозных представлений Кузьмы Алексеева. Тем не менее, основным недостатком существующих работ является, во-первых, отсутствие разбора конкретных текстов и выявления их литературных и фольклорных источников и, во-вторых, недостаточное привлечение сравнительных материалов как русского, так и международного характера. Большинство исследователей просто пересказывало историю Кузьмы Алексеева так, как она изложена в следственном деле, снабжая ее некоторым количеством справочной информации из истории Терюшевской волости и отдельными ремарками, характеризующими взгляды Кузьмы. Мы попытаемся восполнить этот пробел, выявив конкретные источники пророчеств Кузьмы Алексеева, определив особенности проводившихся им ритуалов и поместив эсхатологическое движение нижегородской мордвы в контекст русской и мировой культурной и религиозной истории. 
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 9.7 (3 votes)
Аватар пользователя brat Aleksey