Бодрийяр - Сиоран – Матрица Апокалипсиса - Последний закат Европы

Жан Бодрийяр - Эмиль Сиоран – Матрица Апокалипсиса - Последний закат Европы
Жан Бодрийяр относится к тем редким философам, которые отстаивают свои взгляды не только на страницах книг или в научных дискуссиях, но и в настоящих баталиях. Он активно участвовал в революционных событиях 1968 года во Франции, находясь на левом фланге французских интеллектуалов‑бунтарей, вел упорную борьбу с глобализмом и так называемым «новым мировым порядком». Книги Бодрийяра пользовались и пользуются большой популярностью среди самых широких слоев европейской общественности, не приемлющих наступления эпохи нивелированного массового сознания.
 
Призрачность мира на рубеже второго и третьего тысячелетий новой эры Бодрийяр считал следствием отсутствия целостного восприятия мироздания, в результате чего единство мира заменяется фрагментами, многополярностью, существованием фантомов, у которых нет подтверждения в реальности. Одним из основных терминов философского словаря Бодрийяра является понятие «симулякра», который представляет собой всего лишь симуляцию реальности, но не ее отображение, поскольку и самой‑то реальности теперь нет. Единственное, что существует, это симулятивная «гиперреальность» с эмблемами, моделями и кодами.
 
Мир стал призрачным, и все в нем стало иллюзорным: политика, превратившаяся в «гиперполитику» или «трансполитику», экономика, ставшая «трансэкономикой», искусство, перешедшее в «трансискусство» и т. д. Все связи в этой симулятивной «гиперреальности» приобрели виртуальный характер; даже любовь и секс все больше и больше становятся очередными «симулякрами».
 

Жан Бодрийяр - Эмиль Сиоран – Матрица Апокалипсиса - Последний закат Европы

 
ООО «ТД Алгоритм», 272 с. – 2015
ISBN: 978-5-906789-09-9
 

Жан Бодрийяр - Эмиль Сиоран – Матрица Апокалипсиса – Содержание

 
Часть 1. В тени молчаливого большинства, или конец социального
  • Пучина, в которой исчезает смысл. Следовательно, исчезает информация
  • Возвышение и падение политики
  • Масса. Массы. Молчаливое большинство
  • Ни субъект, ни объект
  • От сопротивления к гиперконформизму
  • Масса и терроризм
  • Системы имплозивные и взрывные
  • Конец социального
  • Экскурс: функциональная калькуляция остатка
  • Конец социального (продолжение)
Часть 2. Прозрачность зла (Отрывки из книги. Перевод Л. Любарской, Е. Марковского)
  • После оргии
  • Трансэстетика
  • Транссексуальность
  • Трансэкономика
  • Эмиль Мишель Сиоран 
  • Конец истории
Часть 1. Время апокалипсиса (из эссе Э. М. Сиорана «Механика утопии», перевод Б. Дубина, и из книги Э. М. Сиорана «Падение во время», перевод Н. Мавлевич В. Никитина) 
  • Утопия или апокалипсис?
  • Час закрытия
  • Зрелище падения
Часть 2. Россия и вирус свободы (из книги Э. М. Сиорана «История и утопия». Перевод В. Никитина) 
  • Имперская идея
  • Никогда не получая свободы
  • Россия и апокалипсис
Часть 3. Горькие силлогизмы (из одноименной книги Э. М. Сиорана. Перевод В. Никитина) 
  • Опьянение историей
  • Запад
  • Религия
  • У истоков пустоты
  • Мошенник Бездны
  • Цирк одиночества
  • Атрофия слова
  • О музыке
  • Живучесть любви
  • Время и ангел

Жан Бодрийяр - Эмиль Сиоран – Матрица Апокалипсиса - Утопия или апокалипсис?

 
В какой бы большой город ни заносила меня игра случая, я всякий раз удивляюсь, как это в нем что ни день не разражаются мятежи, резня, неслыханные побоища, светопреставление, наконец? Как столько людей могут сосуществовать в этакой тесноте, не уничтожая один другого, не питая друг к другу смертной ненависти? Любой из нас, естественно, ненавидит окружающих. Но не до белого каления. И эта усредненность, эта дряблость хранит общество от срыва, утверждает преемственность, прочность. Временами как будто чувствуешь подземный толчок, инстинкты просыпаются, но вот все уже опять смотрят друг другу в глаза, словно решительно ничего не произошло, и живут бок о бок, не поедая соседа, по крайней мере на людях. Все приходит в порядок, возвращается к спокойствию повседневных зверств, в конечном счете не менее опасному, чем только что нарушивший его хаос.
 
Но еще удивительней другое: в обществе со всеми его прелестями находятся люди, упорно воображающие, будто оно может стать иным, в корне перемениться. Откуда такое простодушие, такое неразумие? Вопрос, казалось бы, естественный, больше того – банальный. Но, может быть, мне извинят стоящее за ним любопытство, которое, напротив, здоровым не назовешь.
 
Ища новых испытаний и совсем было отчаявшись их отыскать, я подумал: а что, если взяться за утопическую словесность, обратиться к ее так называемым шедеврам, погрузиться, нырнуть в это все с головой? К вящей радости, там я нашел, чем утолить свою жажду покаяния, тягу к самоуничтожению. Несколько месяцев подряд сличать между собой сны о лучшем будущем, о пресловутом идеальном обществе, питаться этим неудобочитаемым хламом – какая невероятная удача! Предупрежу сразу: в подобной никчемной словесности скрыто немало поучительного, и тот, кто в нее окунется, не потеряет времени уж совсем даром. Он воочию увидит ту роль (полезную или губительную, решайте сами), которую играет в завязке любых событий даже не само счастье, а идея счастья. Идея, без которой не понять, почему с тех самых пор, как на земле вместе с историей воцарился железный век, каждая эпоха пускается на поиски совсем другого века – золотого.
 
Положите этим поискам конец, и начнется всеобщий застой. Нас ведет одно – чары несбыточного. Иначе говоря, обществу, которое неспособно дать жизнь утопии и посвятить себя ей, угрожают склероз и распад. Житейская мудрость (до чар, как известно, не охотница) советует держаться счастья общедоступного, непридуманного. Человек отвечает отказом, и этот отказ – единственное, что делает его историческим существом, другими словами – искателем недосягаемого счастья.
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (1 vote)
Аватар пользователя andrua