Богословская конференция ПСТГУ 2008

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомитьсявступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Богословская конференция ПСТГУ 2008
Прошедший год был знаменательным для Русской Православной Церкви и для вашего Университета: в мае после долгих лет разобщения было восстановлено каноническое единство нашей Церкви, а в ноябре, в день годичного Акта ПСТГУ, наша Церковь торжественно отмечала 90-летие восстановления Патриаршества в России.
 
Православный Свято-Тихоновский Гуманитарный университет в этом же году празднует свое 15-летие. Несколько поколений чад Русской Православной Церкви, несмотря на всю трагичность разделения, не теряли надежду на то, что Церковь вновь обретет свободу и вновь станет единой. Сегодня, когда чаемое единство — уже свершившийся факт, необходимо осмыслить все прошедшие события и сделать необходимые выводы. Ваш Университет, являющийся одним из ведущих центров изучения Новейшей истории нашей Церкви, уже многое сделавший в этом направлении, должен и дальше развивать исторические исследования, необходимые для выяснения и утверждения истинной летописи жизни Русской Православной Церкви в XX веке.
 
Радостно, что еще недавно запрещенное богословие вновь обретает статус научной дисциплины, а светские ученые: историки, филологи, искусствоведы, педагоги, социологи и др. — работают вместе с богословами. В этом общем научном делании нет места для противоречий и взаимного непонимания. Разделительные линии в науке не проходят по признаку веры в Бога. Именно об этом свидетельствует опыт прошедших семнадцати богословских конференций. Сегодняшний высокий уровень сотрудничества богословской и академической науки можно назвать одним из главных достижений ПСТГУ. Но на достигнутом нельзя останавливаться: стремление к Истине безгранично.
 

XVIII Ежегодная богословская конференция Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета: Материалы - Том 1

Москва: Изд-во ПСТГУ, 2008 г. — 408 с.
ISBN 978-5-7429-0419-9
 

XVIII Ежегодная богословская конференция Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета: Материалы - Том 1 - Содержание

 
Приветствие Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия участникам XVIII Богословской конференции ПСТГУ  
Приветствие высокопреосвященнейшего митрополита Лавра, Первоиерарха Русской Зарубежной Церкви Его высокоблагословению, Досточтимому митрофорному протоиерею Владимиру Воробьеву, ректору Православного Свято-Тихоновского Гуманитарного Университета

ОСЕННЯЯ СЕССИЯ (9-11 октября 2007 г.)

Пленарное заседание «Взаимовлияние восточного и западного богословия»
  • Ойлер В. Значение Николая Кузанского для богословского диалога с Восточной Церковью  
  • Павел Хондзинский, иерей. Восток и Запад в «русском синтезе» святителя Филарета, митрополита Московского
Библеистика
  • Вдовиченко А. В. Типология нарратива в Септуагинте и Новозаветном корпусе (к вопросу об источниках языковых особенностей новозаветных авторов)
  • Иоанн Реморов, диакон. Святитель Филарет о «достоинстве языка» как необходимом условии перевода священных книг
  • Рузер С. Иврит, арамейский или греческий?Какую версию Писания предпочитали новозаветные авторы?
  • Селезнев М. Г. Еврейский текст Библии и Септуагинта: два оригинала, два перевода?
  • Скобелев М. А. Значение слова р? — «рог» в библейской метафоре
Патрологические исследования в XX в.
  • Михайлов П. Б. Петрологические исследования в XX в
  • Константин Коман, протопресвитер. Священник Думитру Станилоэ: переводчик, истолкователь и продолжатель святоотеческой традиции
  • Малков П. Ю. Оппозиция паламизма и гуманистического сознания в Византии XIV столетия в интерпретации протопресвитера Иоанна Мейендорфа
  • Метцлер К. Комментарий к книге Бытия Оригена с точки зрения современной издательской практики
  • Зуева Е. Литературная рамка в «Диалоге с Трифоном Иудеем» мч. Иустина Философа и «Диалогах» Платона
  • Григорьев А. Б. Священномученик Арсений Мацеевич в гражданском, уголовном и церковном судебном процессе
Византийское богословие IX—XV вв.
  • Риго А. Григорий Палама «Новый Златоуст» и «Новый Богослов»
Единство Церкви в историческом и каноническом аспектах Карпозилос А. Церковь и доктрина в Византийской хронографии
  • Максимович К. А. Влияние канонического права единой Церкви на церковное законодательство императора Юстиниана (на материале новеллы СХХIII)
  • Наколов А. Место и роль Болгарии в средневековой полемике православного Востока против католического Запада (на основе славянских переводных и оригинальных текстов XI—XIV вв.)
  • Тройное С. Н. Новеллы Льва VI и правовая жизнь Православной Церкви
Православие и протестантизм: поиск традиции и ее свидетельство
  • Августин (Никитин), архимандрит. Обзор церковных связей Русской Православной и Американской Епископальной Церквей с конца XVIII по конец XIX в
  • Михаил Таганов, диакон. Правовая деятельность американских протестантов в XIX — начале XX в
  • Мякшин В. А. Некоторые аспекты учения Карла Ранера об Откровении
Учение о Пресвятой Троице в современном богословии
  • Георгий Завершинский, иерей. Богословие диалога: тринитарный подход
  • Лихи Б. Пути обновления католического богословия — вновь открывая взаимосвязь учений о Деве Марии, Пресвятой Троице и Церкви
  • Чурсанов С. А. Учение о монархии Отца и тринитарное понятие общения в современной богословской антропологии
Проблемы философии религии и религиоведения в XIX—XX вв.
  • Антонов К. М. Проблема атеизма в русской мысли конца XIX — начала XX в
  • Василенко Л. И. Некоторые философско-методологические вопросы понимания религий
  • Крушинский А. А. Рассуждение по образцу в китайской и библейской традициях
Религиозная философия в России и на Западе
  • Ваганова Н. А. Теодицея Лейбница и роман Ф. М. Достоевского «Братья Карамазовы»
  • Евгений Шилов, диакон. Немецкая средневековая мистика и русские религиозные философы
  • Уколов К. И. Формальное понятие религии в философии Пауля Тиллиха
  • Гуреев М. В. Взаимное влияние правящих элит и религиозной философии в России и Западной Европе
  • Павлюченков Η. Н. Черты аналитической психологии в трудах священника Павла Флоренского

ЗИМНЯЯ СЕССИЯ (22-26 января 2008 г.)

Новейшая история Русской Православной Церкви
  • Кривошеева Н. А. Русские эмигранты — члены Поместного Собора 1917—1918 гг.
  • Емельянов Η. Е. Представители русского зарубежья, за Христа пострадавшие
  • Косик О. В. Списки архиереев Русской Православной Церкви в 1920—1930-е гг.
  • Александр Мазырин, иерей. Патриарший Местоблюститель митрополит Петр и русское зарубежье
  • Савва (Тутунов), иеромонах. Резолюции Епархиального собрания «Парижской митрополии» 1927 г.: проведение в жизнь определений Собора 1917—1918 гг.
  • Кашеваров А. Н. «Церковные ведомости, издаваемые при Архиерейском Синоде» — первый официальный печатный орган Русской Зарубежной Церкви
  • Сухова Н. Ю. Русские богословские школы за рубежом: сохранение традиции и поиск нового (1920—1940-е гг.)
  • Илья Соловьев, иерей. Раскольническая деятельность «обновленцев» в русском зарубежье
  • Кострюков А. А. Сербская Церковь и вопрос о правах Зарубежного Синода в конце Второй мировой войны
  • Шкаровский М. В. Русские православные общины в Италии и на оккупированной итальянскими войсками территории Балканского полуострова в годы Второй мировой войны
  • Корнилов А. А. Белое духовенство лагеря Шляйсгайм
  • Николай Артёмов, протоиерей. Собеседования представителей клира двух Германских епархий (МП и РПЦЗ) 1993—1997 гг. как начало восстановления единства Русской Церкви
Актуальные проблемы Новейшей истории Русской Церкви
  • Георгий Ореханов, иерей. Л. Н. Толстой и Русская Православная Церковь: история конфликта и его восприятие современниками (основные проблемы)
  • Арефьева И. С. «Тихоновский след» на земле Литовской (1917—1925)
  • МиляковаЛ. Б. Теория и практика украинской автокефалии в период правления С. Петлюры
  • Владимир Горидовец, иерей. История обновленческого раскола в Витебской епархии
  • БовкалоА. А. Репрессии среди членов корпорации и студентов высших богословских курсов в Ленинграде
  • Романова С. Н. Архивные документы к жизнеописанию епископа Арсения (Денисова)
  • Валерий Лавринов, протоиерей. Обновленческий раскол в Екатеринбургской (Свердловской) епархии в годы Великой Отечественной войны
  • Олег Герасимов, диакон. История Церкви в системе научных дисциплин в российских университетах XIX в
История российско-грузинских государственно-церковных отношений
  • Стефан (Калаиджишвили), епископ. К вопросу о переложении мощей преподобного Максима Исповедника
  • Стефан (Калаиджишвили), епископ. Источники о чудотворной иконе Ацкурской Богоматери
  • Башелеишвили Л. О. Распад грузино-армянского вероучительного единства в VII в
  • Силогава В. И. Древнейшее письменное известие об Абхазских католикосах (колофоны Ахалцихского Евангелия конца XI века)
  • Павлов А. Н. Посольства Имеретенского царя Арчила в Москве в конце XVII в
  • Тихонов И. С. Члены семьи князя П. И. Багратиони на военной службе в России во второй половине XVIII в
  • Мельникова И. Е. Участие грузинских духовных лиц в посольствах в Россию XVIII в
  • Багратион-Мухранели И. Л. Восприятие Кавказа русской классической литературой
  • Рыбаков А. Л. Абхазский католикосат Грузинской Православной Церкви: к проблеме статуса и канонического строя

XVIII Ежегодная богословская конференция Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета: Материалы - Том 1 - Значение Николая Кузанского для богословского диалога с восточной церковью

 
Николай Кузанский (1401 — 1464, наименование Кузанский связано с местечком Кузанареке Мозель, неподалеку от г. Трира, из которого происходит Николай, потому и его имя по-немецки звучит как Nikolaus von Kues, то есть Николай из Кузы) принадлежит к числу увлекательнейших образов европейской культурной истории. Примечательно в нем то, что он никогда не вел спокойного и замкнутого образа жизни университетского ученого, и даже не стремился к этому (Николай Кузанский дважды отказался от предложенной ему кафедры церковного права в университете г. Лёвена), а на протяжении многих лет занимал высокие политические и вместе с тем церковные должности. Несмотря на это, ему принадлежат выдающиеся достижения в различных областях, прежде всего в богословии и философии.
Николай Кузанский проявлял интерес также к математике и экспериментальным естественным наукам Он написал книгу о проведенных им самим экспериментах с весами (Idiota de staticis experimentis) Кром. того, Кузанец осуществлял астрономические исследования. С его именем связана также одна из старейши географических карт Средней Европы. Мы знаем об этом факте благодаря тому, что на второй по древности из дошедших до нас карт немецкой империи между городами Трир и Кобленц указано только одно место небольшое селение Куза, из которого происходит Николай Кузанский. Можно еще добавить, что Николай Кузанский раньше итальянского гуманиста Лоренца Валлы доказал подложность так называемого Констан тинова Дара5 и за сто лет до Николая Коперника с помощью умозрительных построений преодолел птолемеево геоцентрическое представление о мире, согласно которому Земля образует центр вселенной.
 
Николай Кузанский, стоящий на пороге между культурой Средних веков и Нового времени и обретший сегодня всеобщее признание как наиболее значимый латинский философ и богослов XV в., открывает собой плеяду европейских мыслителей, не связанных традициями школы или каких-либо институтов, а утверждающихся только в своей индивидуальности, тех мыслителей, которые в значительной степени определил развитие науки Нового времени. В их числе также Леонардо Да Винчи, Эразм Роттердамский, Коперник. Кеплер, Декарт, Спиноза и Руссо.
 
Кузанец не принадлежал к какой-либо определенной научной школе, равно как и сам не создал тако вой. Мысль Николая Кузанского невозможно подвести под какую-либо школьную классификацию, также и он сам скептически относился к позиции схоластической университетской науки своего времени. По этой причине личность Николая Кузанского на протяжении долгого времени была предана основательному забвению. Только в XIX и XX вв. начало постепенно осуществляться повсеместное возрождение интереса к еп личности. Николая Кузанского стали почитать как философа coincidentia oppositorum, совпадения противоположностей, и docta ignorantia, то есть ученого, знающего незнания10. Сегодня труды Николая Кузанскоп с большим интересом изучаются во всем мире учеными различных направлений. В настоящее время мы переживаем удивительную глобализацию исследования Николая Кузанского, которое давно уже не ограничивается пределами Германии или прилегающих к ней стран Средней Европы.
 
Как уже было сказано, Кузанец был не только ученым, но и, в первую очередь, человеком церковной практики. Он не только наблюдал за происходящими событиями своего времени, но в существенных моментах участвовал в их формировании, он был вовлечен в происходящее — со всеми связанными с этим позитивными и негативными сторонами. В свете проблематики настоящего доклада это относится прежде всей к учению Николая Кузанского о Церкви, на которое наложила отпечаток его заинтересованность Восточной Церковью. Историк Е. Мойтен пишет: «Пожалуй, в эпоху Позднего Средневековья не было иного выдающегося теоретика Церкви, который являлся бы в то же время церковным практиком такого же высокого ранга, при этом не только благодаря своему иерархическому статусу: как епископ, кардинал, легат, но в силу личной инициативы, исполняющей эти посты практической энергией».
 
Эпоха Николая Кузанского представляет собой переломный этап не только в культурно-исторической перспективе, но и с точки зрения церковной истории. Происходившие в то время события дают о себе знать и сегодня. На первую половину XV в. приходится острая дискуссия между концилиаризмом (соборное движение. — Прим, пер.) и папализмом (представление о приоритете папской власти над Собором. — Прим, пер.), на переднем плане которой стоит вопрос о том, кто обладает большей властью в Церкви: Собор или папа. В действительности же здесь речь идет о двух принципиально разных моделях Церкви и двух принципиальж разных представлениях о действии Святого Духа в Церкви.

XVIII Ежегодная богословская конференция Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета: Материалы - Том 2

Москва: Изд-во ПСТГУ, 2008 г. — 212 с.
ISBN 978-5-7429-0421-2
 

XVIII Ежегодная богословская конференция Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета: Материалы. Том 2 – Содержание

 

МИССИОНЕРСТВО

Культурология
  • Доброхотов Л.Л. Идея культуры у Вячеслава Иванова (в свете онтологии мелопеи «Человек»)  
  • Монин М.А. Три века русской культуры  
  • Юферева Н.Э. Идеи и идеалы Древней Руси, связанные с рождением человека (по фольклорным, литературным и изобразительным материалам)
  • Кузнецова А.И. Родительское благословение в традиционной жизни русских
  • Цветкова Г.А. «Фарисеи» и «Мытари» на службе у Советского государства: проблема осуществления власти как личного выбора человека
  • Старостина Т.А. К проблеме духовных основ отечественной музыкальной науки
  • Синицын А.Н. Три истории (Феноменологические заметки о зрителе, кино и деньгах зрителя в кино)
  • Муравьев Р.Н. Язык архитектуры в духовно —символическом видении мира (На примере древнерусского зодчества)
История миссий
  • Степанов Н.Ю. Система образования русской эмиграции во Франциив 1920—1930-е годы
  • Миронова Е.М. К вопросу о деятельности русского небольшевистского представительства в Дании (конец 1917 - 1930-е гг. XX в.)
  • Ермолаева А.С. Некоторые особенности миссионерской деятельности Трифоно-Печенгского монастыря в конце XIX — начале XX вв
  • Мельникова И.Е.,Туголуков Д.А. Из дневника миссионерского путешествия Преосвященного Гавриила (Кикодзе), епископа Имеретинского
  • Копылова Е.А. Комитет по устройству внебогослужебных собеседований Общества Любителей Духовного Просвещения
  • Павлюченков Н.Н. Человек как микрокосмос в учении священника Павла Флоренского
  • Максимов А. С. Некоторые аспекты экуменической проблематики современной католической миссиологии. Движение «Фоколяры»
Практическая миссиология
  • Воловикова М.И. Социально-психологическое значение символов и идеалов «коммунистической эпохи»
  • Поваров КС. Формы и методы работы с детьми и молодежью по программам духовно-нравственногои военно-патриотического воспитания (тезисы выступления)
  • Иванова Т.Н. Роль изданий Православных Сестричеств и Братствв миссионерской деятельности
  • Розина О. В. Нравственный идеал и миссионерское служение педагога
  • Колпакова М.Ю. Диалог в миссиологии
  • Кутикова Н.А. Опыт проведения бесед о православной культуре с людьми пожилого возраста в центре социального обслуживания 6
  • Тихонова Е.С. Опыт духовно-ориентированного диалога с детьми, имеющими общее недоразвитие речи
  • Гаврилов О.В., Котова О.И. Карта памятников истории и культуры в атласе Мурманской области для школьников 6—7 классов

ИСТОРИЯ

  • Цыганков Д.А. Старое и новое в университетских конфликтах 1830—1840-х гг.

ФИЛОЛОГИЯ

  • Войтенко О.А. К истории имен существительных со значением лица в церковнославянском языке (на материале акафистов)
  • Агапов А., свящ. Церковнославянский язык в современном богослужении. Устное воспроизведение поэтического текста. Варианты подходов к проблеме понятности
  • Алпатов В.В. Отражение обряда «битье границ» в английских микротопонимах
  • Адыбаева Л.А. Лексика психических состоянийв церковнославянской триоди цветной (предварительные замечания)
  • Яковенко Е.Б. Моделирование антропоцентрических концептов поданным первоисточников и переводов Библии
  • Галанинская С.В. Ритмическая организация цикла И. С. Тургенева «Стихотворения в прозе» на уровне содержания текста.Сквозной сюжет цикла как признак жанра
  • Лау Н.В. Образ отца в прозе И. Шмелева («Лето Господне») и И. Бунина («Жизнь Арсеньева»)
  • Филатова О.А. Образ души в поэзии Сергея Есенина
  • Трофимова Н.В. Особенности изображения персонажей в «Сказании об осаде Троице-Сергиева монастыря» Авраамия Палицына
  • Пономарева ТА. Христианские образы и мотивы в «деревенской прозе»
  • Сарыева Т.А. Развитие фольклорного жанра баллады в эпоху Средневековья
  • Ямпольская А.В. Две новеллы Альдо Палаццески: проблемы языка и стиля
  • Линкова Я.С. XVIII век в эстетике Стефана Малларме
  • Франциско Молина-Морено (Перевод Я. Князевой). Знаменитый испанский предшественник Пушкина: «Великий Князь Московский» Лопе де Вега
  • Десятова М.Ю. Языковое многообразие Калабрии
  • Сергеева В.С. «Деяния Робин Гуда»: проблема жанра

ПЕДАГОГИКА

  • Захарченко М.В., Георгий (Шестун), игумен, Киприан (Ященко), иером. Методологические основы новой образовательной области «Духовно-нравственная культура»
  • Петракова Т.И. Базовое содержание образования: от гуманистических ценностей к ценностям христианским
  • Дивногорцева С.Ю. Религиозно-нравственное воспитание как внутренняя потребность личности
  • Малашкина Е.С. Педагогическая миссия: к истокам понятия
  • Петрикова Н.Н. Педагогическая поддержка мира детства в образовательном пространстве
  • Берсенева Т.А. Православное постижение смысла жизни и смысла смерти как профилактика суицида
  • Перцева И. В. Педагогическая ценность дисциплины «История социального служения Русской Православной Церкви» в процессе подготовки социальных педагогов
  • Пашков В.И. Индивидуальный подход в духовном воспитании военнослужащих
  • Абрамов С.И. Патриотическое воспитание школьников в системе дополнительного образования как одно из направлений решения проблемы безопасности жителей малого города
  • Агеева А. В. Военно-патриотическое воспитание в воскресных школах (из опыта проведения военно-патриотических сборов)
  • Крицкая Т.В. Вопросы воспитания в свете педагогического наследия священномученика Фаддея (Успенского)
  • Борисова О.В. Принципы воспитания детей в семье Императора Александра III

ЦЕРКОВНОЕ ПЕНИЕ

  • Гусейнова З.М. Редактирование йотированных книг в XV веке
  • Казанцева Т.Г. Материалы для изучения традиции литургического пения истинно-православных христиан странствующих
  • Мелешкова Н.В. Роль Православной Церкви в музыкальной жизни русской эмиграции в Праге
  • Критский Б.Д. Некоторые проблемы исполнительской подготовки будущего регента, хорового дирижера
  • Кузнецов Ю.М. Визуальные исследования дирижерской коммуникации

XVIII Ежегодная богословская конференция Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета: Материалы - Том 2 – Социально-психологическое значение символов и идеалов «коммунистической эпохи»

 
«Эпоха коммунизма» — условно выделенное нами понятие. Данную эпоху следует разделить на два периода, наиболее ярко связанных с процессами изменения символики, используемой на государственном уровне. Это период запрета на открытое использование прежних символов, продолжавшийся до начала Великой Отечественной войны, и период частичного и осторожного возвращения к дореволюционной символике, связанный с осознанием истоков победы народа в мировой войне.
 
Под символом мы понимаем диалогическую форму знания. Символ включает в себя совокупность идей, объединенных не аналитически, а синтетически. В символах низшее свидетельствует о высшем, видимое — о невидимом, известное — о неизвестном. Существует два вида символов: «Символы как знаки и предначертания, которые имеют неполное, иносказательное, преобразовательное соответствие тому, что изображают, и символы как образы, которые непосредственно изображают совершенное, истину, поскольку она является в образах» (о. Павел Флоренский. «Иконостас»).
 
С неоднозначным социально-психологическим значением символов и идеалов «коммунистической эпохи» мы с коллегами столкнулись, работая над темой «психология и праздник». Оказалось, что праздники советской эпохи сохраняются в памяти наших сограждан как позитивно эмоционально окрашенные и вполне осознанные впечатления прошлого. Ядро социальных представлений о «настоящем празднике» в возрастной группе лиц среднего и старшего возраста образуют такие позитивные эмоциональные качества, как радость, мир, душевная близость с другими людьми — с семьей, своей местностью и страной. В возрастной группе лиц моложе 20 лет советские праздники не упоминались, при этом в данной возрастной группе отмечалось размывание культурных границ праздника, заимствование праздничных обрядов, пришедших из других культур. Во всех возрастных группах исключительно редкими (всего два упоминания) были и рассказы о православных праздниках.
 
В предреволюционной России насчитывалось свыше 30 государственных праздников, и практически все они (кроме Нового года и двух «царских дней») были праздниками церковными. И впечатления об этих праздниках как ярких событиях в жизни личности сохранила литература (особенно опубликованная в эмиграции). А в России Советской новое государство целенаправленно организовывало новые праздники, но при этом стало особенно заметно, что сам праздник как явление непосредственно-детской творческой свободы человека «сконструировать» невозможно. И оказалось, что полностью «запретить» праздник также трудно: настоящий праздник «прорастает» в новых условиях.
 
Основные выводы, к которым мы пришли в результате анализа социально-психологического значения символов и идеалов «коммунистической эпохи», следующие:
  • символы как знаки и символы как образы, определяющие русскую культуру, использовались в символике советского периода;
  • люди, воспитанные на символах, определяющих русскую культуру, обладали способностью вступать в диалог с символами «эпохи коммунизма»;
  • возможность возобновления диалога с символами своей культуры для новых поколений может появиться лишь при условии проведения сознательной работы по воссозданию связи с «немодифицированным» символом.
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (1 vote)
Аватар пользователя brat magistr