Богословский вестник - 4 - 35 - 2019

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомитьсявступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Богословский вестник - № 4 (35) - 2019
Крупнейшим событием в истории мировой библеистики XIX в. стала формулировка немецким протестантским историком и востоковедом Юлиусом Велльгаузеном гипотезы происхождения Пятикнижия (в интерпретации Велльгаузена — Шестикнижия, так как книга Иисуса Навина рассматривалась им как органическая и неотъемлемая часть иудейского закона — Торы), получившей название «документальной». Суть документальной гипотезы состоит в постулировании — на основе тщательного филологического и исторического анализа текста Шестикнижия — его возникновения как исторически длительного процесса сведения воедино четырёх различных литературных источников, которые Ю. Велльгаузен обозначил следующими именами-терминами: Иеговист (позднее название было заменено на Яхвист; J); Элохист (Е); Священнический, или Жреческий, кодекс (Р — от нем. Priestercodex) и Второзаконие (D — от лат. Deuteronomium). 
 
Согласно теории Велльгаузена, детально обоснованной им в книгах «Композиция Шестикнижия» и «Введение в историю Израиля», упомянутые четыре литературных источника, или документа, были созданы в различные исторические эпохи и разными авторами. Велльгаузен отнюдь не являлся первопроходцем в избранной им области исследования Священного Писания; скорее, он предстаёт перед нами как искусный систематизатор воззрений и аргументов, возникших в мире библеистики задолго до второй половины XIX в. 
 

Богословский вестник - № 4 (35) - 2019

научно-богословский журнал
Сергиев Посад: Издательство Московской духовной академии, 2019, 296 с. 
ISSN 2500-1450 
 

Богословский вестник - № 4 (35) - 2019

Список сокращений 
ИССЛЕДОВАНИЯ И СТАТЬИ 
  • Библеистика
    • Иосиф Александрович Фридман Умберто Кассуго как критик документальной гипотезы происхождения Пятикнижия 
  • Богословие и философия
    • Священник Сергий Фуфаев Истолкование В. Н. Лосским догматических понятий «ипостась» и «индивид» 
    • Михаил Степанович Иванов Человек в религиозной философии Блеза Паскаля 
    • Олег Борисович Давыдов Мир и война: христианская альтернатива метафизике насилия 
  • Патрология
    • Священник Сергий Денисюк Учение Бардесана о судьбе 
  • Аскетика и нравственное богословие
    • Алексей Ильич Осипов Что такое ученое монашество? По творениям и письмам святителя Игнатия (Брянчанинова) 
    • Протоиерей Александр Добросельский Психолого-лингвистический анализ понятия «уныние» как ключ к разгадке механизма суицидов 
  • История и историософия
    • Митрополит Ферапонт (Кашин) Дискуссия 1917 года о преподавании закона Божия в школах (по материалам Костромской епархии) 
    • Семён Валерьевич Кожевников Синтез веры и научного знания в жизни и деятельности святителя Луки (профессора-хирурга В. Ф. Войно-Ясенецкого) в 1941-1944 гг.
  • Гомилетика
    • Епископ Питирим (Творогов) Эпистолярное наследие святителя Феофана в свете гомилетической традиции 
  • Агиография
    • Константин Ефимович Скурат «Хочу и умереть, отойти от этой жизни, пребывая в общении с Господом» (по письмам епископа Вениамина (Милова)). Часть III
    • Игумен Дионисий (Шлёнов) Священник Феодор Делекторский (в будущем епископ Никита) и его гимн Московской духовной академии 
  • Русская духовная литература
    • Денис Владимирович Макаров Эволюция световых образов в творчестве И. С. Шмелева 
РЕЦЕНЗИИ, БИБЛИОГРАФИЯ 
  • Алексей Михайлович Гагинский Рецензия на: Рикёр П. Бытие, сущность и субстанция у Платона и Аристотеля. Курс, прочитанный в университете Страсбурга в 1953-1954 гг. / пер. с франц. Г. В. Вдовиной. М.: Издательство гуманитарной литературы, 2019.286 с. ISBN 978-5-87121-051-2 
  • Варвара Викторовна Каширина Рецензия на: Летопись жизни и творений святителя Феофана, Затворника Вышенского. I том. М.: Издательский совет РПЦ, 2016.928 с.; II том. М.: Издательский совет РПЦ, 2019.680 с. ISBN 978-5-558-1 (общий) I том. ISBN 978-5-560-4 II том. ISBN 978-5-88017-760-8 

Богословский вестник - № 4 (35) - 2019 - Употребление в тексте Пятикнижия Божественных имён 

 
Изучение имён Божиих и их встречаемости в тексте Пятикнижия послужило в своё время отправной точкой для таких учёных, как, например, Астрюк, и для их последователей. На протяжении нескольких поколений добытые ими данные служили основным свидетельством в пользу ДГ, и остальные аргументы, приводившиеся в её пользу, обыкновенно отправлялись именно от этих данных. Незадолго до первой публикации лекций У. Кассуто было высказано предположение о том, что два главных имени Бога — YHWH (Тетраграмматон) и Elohim — используются в Священном Писании без какой-либо разницы в значении. В соответствии с этим воззрением автор священного текста употреблял то одно, то другое из этих двух имён согласно логике, понятной только ему самому и непостижимой для читателя. С точки зрения Кассуто, это воззрение не выдерживает критики: язык Торы всегда точен в малейших деталях, и крайне трудно, если вообще возможно, допустить, что боговдохновенный писатель употреблял произвольно Божественные имена — один из важнейших аспектов Божественного Откровения. Имя Elohim — это имя нарицательное, употребляемое в Библии (также, как однокоренное слово El как для обозначения Единого Бога, так и применительно к богам языческих народов. С другой стороны, имя YHWH есть имя собственное Единого Бога, истинного Творца вселенной, избравшего Израиль из всех народов и находящегося к избранному народу в совершенно особом отношении. В тот исторический период, когда израильтяне осознали сам факт существования лишь одного Бога, обозначение Elohim стало прилагаться к Нему, приобретя таким образом в этом своём значении статус имени собственного и став синонимичным Тетраграмматону. Однако первоначальное употребление слова Elohim для обозначения языческих богов не могло быть полностью забыто в еврейской среде. 
 
У. Кассуто предлагает провести следующую предварительную исследовательскую процедуру: выбрать в Ветхом Завете исключительно те места, где слово Elohim употреблено как собственное имя Бога Израилева и в этом качестве может выступать заменителем Тетраграмматона. Это означает исключение из рассмотрения тех контекстов, где это слово применяется по отношению к языческим богам, где это слово употреблено в сопряжённом состоянии (Elohe), где оно встречается с притяжательным местоименным суффиксом (например, Elohenu, «Бог наш») и т. п. Свой анализ Кассуто начинает с пророческой литературы. В пророческих книгах слово Elohim никогда не выступает заменой Тетраграмматона; напротив, здесь единственным именем Божиим служит лишь Тетраграмматон. Несколько исключений из этого правила встречаются только в книге Ионы, но это суть исключения, подтверждающие правило, так как книга Ионы по своим жанровым особенностям относится не к пророческой, а к повествовательной библейской литературе. В законодательных частях Ветхого Завета (соответствующие пассажи Пятикнижия и книги пророка Иезекииля) единственным именем Бога также является имя YHWH. Единственным является оно и в ветхозаветной поэзии, если исключить поэтические тексты, которые входят в состав литературы Премудрости или подверглись её влиянию. Совершенно иную ситуацию можно наблюдать в литературе Премудрости (за вероятным исключением книги Притч Соломоновых, см. ниже). Например, в поэтической части книги Иова Тетраграмматон встречается лишь однажды (Иов. 12, 9), но масоретский текст в этом месте ненадёжен, так как ряд других рукописей имеют здесь чтение Elohim. В книге Екклесиаст единственным именем Бога является Elohim, в то время как Тетраграмматон не употребляется ни разу. Принципиально схожую ситуацию мы наблюдаем во второй и третьей частях Псалтири. Подобным же образом Божественные имена Elohim и El употребляются в предсмертной речи царя Давида (2 Цар. 23,1-7), которая несомненно связана с литературой Премудрости.
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (2 votes)
Аватар пользователя brat magistr