Борисова - Гонимы, но не оставлены

Ольга Владиславовна Борисова - Гонимы, но не оставлены: Ташкентская и Среднеазиатская епархия, 1943 - 1961
Промыслом Божиим, через решение Священноначалия Русской Православной Церкви, с этого года мне было определено прибыть на благодатную землю Средней Азии в качестве управляющего Ташкентской и Узбекистанской епархией, временного управляющего Бишкекской и Душанбинской епархиями, в статусе главы Среднеазиатского митрополичьего округа. На тот момент мне еще не посчастливилось быть знакомым вживую со странами и народами этого региона.
 
Но все же Средняя Азия не была чем-то чуждым для меня, если исходить хотя бы из того, что здесь долгие годы нес архипастырское служение мой духовный отец, архиепископ Варфоломей (Гондаровский), светлая память о котором до сих пор хранится здесь в сердцах православных старожилов.
 
Перед приездом в Ташкент, конечно же, мне пришлось более пристально вглядеться в историю и современную жизнь православных людей на новом месте моего служения. Но одно дело — знакомство через книги и средства массовой информации, другое — столкнуться с живой реальностью. И надо сказать, реальность в лучшем смысле превзошла все мои ожидания.
 

Ольга Владиславовна Борисова - Гонимы, но не оставлены: Ташкентская и Среднеазиатская епархия, 1943 - 1961

Свято-Филаретовский православно-христианский институт, 2019 г. - 448 с.
ISBN 978-5-89100-214-2
 
 

Ольга Владиславовна Борисова - Гонимы, но не оставлены: Ташкентская и Среднеазиатская епархия, 1943 -1961 - Содержание

Предисловие
Введение  
Глава I. Ташкентская епархия в первые годы восстановления церковной жизни: 1943-1946 годы  
  • 1.1. Церковная ситуация к началу восстановления епархии
  • 1.2. Появление уполномоченных Совета по делам РПЦ в республиках Средней Азии и их взаимодействие с епархией
  • 1.3. Начало восстановления церковной жизни. Миссия архиепископа Алексия (Палицына)
  • 1.4. Деятельность епископа Кирилла (Поспелова)  
  • 1.5. Сложное положение с клиром. Вопросы просвещения
Глава 2. Церковное возрождение при архиепископе Гурии (Егорове): 1946- 1953 годы
  • 2.1. Духовный подъем послевоенных лет. Усилия епископа по нормализации церковной жизни, взаимодействие с властями
  • 2.2. Открытие храмов. Церковно-приходская деятельность
  • 2.3. Труды архиерея по решению проблем с клиром
  • 2.4. Восстановление богослужения и проповедничества. Вопросы просвещения
  • 2.5. Стремление мирян к служению. Их роль в собирании Церкви
Глава 3. Подъем церковной жизни при архиепископе Ермогене (Голубеве). «Хрущёвские» гонения и их последствия для епархии: 1953-1961 годы
  • 3.1. Перемены в церковной политике государства, новые задачи уполномоченных. Позиция владыки Ермогена
  • 3.2. Деятельность архиерея по улучшению материального положения приходов. Открытие храмов
  • 3.3. Усилия владыки Ермогена по формированию клира
  • 3.4. Развитие богослужения и проповедничества
  • 3.5.  Просветительская миссия духовенства. Подготовка к таинству крещения
  • 3.6. Собирание приходских общин. Служение мирян
  • 3.7. Отстранение архиепископа Ермогена от руководства кафедрой
  • 3.8. Вытеснение лучших пастырей. Разрушение общин
Заключение
Приложения
I. Документальные материалы
  • Документы к главе 1
  • Документы к главе 2
  • Документы к главе 3
II. Воспоминания
  • Протоиерей Димитрий Козулин (2016)
  • Антонина Ивановна Яценко (2019)
  • Александра Сергеевна Большакова
  • Нина Михайловна Сакмаркина
  • Протоиерей Леонид Кузьминов (2016)
  • Нина Федоровна Малородова
  • Протоиерей Павел Адельгейм (2013)
  • Иеромонах Варфоломей (Гречушкин) (2014)
  • Протоиерей Александр Гречушкин
  • Протоиерей Михаил Котляров (2019)
  • Протоиерей Владимир Сторожук (2015)
Список сокращений
Именной аннотированный указатель
Библиография
 

Ольга Владиславовна Борисова - Гонимы, но не оставлены: Ташкентская и Среднеазиатская епархия, 1943 -1961 - Введение

 
Особенность истории Русской Православной Церкви XX века состоит в том, что Церковь существовала в атеистическом государстве, власти которого стремились уничтожить христианскую веру. Эта сложная и трагическая эпоха сегодня обращает на себя внимание как историков, так и общества. Одна из интереснейших страниц жизни Русской Православной Церкви советского времени — ее история на территории Средней Азии. Ташкентская и Среднеазиатская епархия отразила тенденции, характерные для Русской Православной Церкви в целом, однако она обладала и спецификой, которой обусловлен особый интерес к церковной жизни этого региона.
 
Средняя Азия в первую очередь уникальна тем, что в результате государственных репрессий XX века она стала местом ссылки тысяч людей, в том числе православного духовенства, монашествующих и мирян. Верующие и сами ехали в этот край — следом за своими ссыльными духовными наставниками или спасаясь от преследования властей. В результате в Средней Азии оказались собраны тысячи православных христиан, исповедников веры, что сделало этот край средоточием духовной жизни. Среди них — иноки Киево-Печерской и Почаевской лавр, братчики Александро-Невского братства и члены общины отцов Алексия и Сергия Мечёвых. Когда в 1943 г. B связи с изменением политики государства в отношении Церкви, стало возможным восстановление церковной жизни, такое собрание православных верующих способствовало тому, что именно в Средней Азии началось деятельное церковное возрождение.
 
Спецификой этих обстоятельств обусловлен уникальный опыт церковной жизни в Ташкентской епархии, однако на сегодняшний день он остается изученным недостаточно. Наша работа посвящена исследованию динамики церковной жизни в Ташкентской епархии в советском государстве в 1943-1961 гг., ее взаимосвязи со служением здесь сонма подвижников и исповедников веры, а также особенностей церковного, исторического и политического контекста и его влияния на церковную ситуацию.
 
Автором вместе с небольшой исследовательской группой начиная с 2013 г. предпринято пять экспедиций в Узбекистан и Киргизию. В результате этих поездок был собран корпус уникальных архивных документов, фотоматериалов и нарративных свидетельств, в научный оборот введены новые источники. Эти материалы легли в основу ряда публикаций, трех документальных фильмов4, а также материалов выставки «Не должно вам быть», проходившей в Ташкентском епархиальном управлении в 2016 г.
 
Территориальные пределы исследования ограничиваются административно-церковной юрисдикцией Ташкентской и Среднеазиатской епархии, включавшей четыре республики — Узбекистан, Киргизию, Таджикистан, Туркмению6. Основной акцент в работе сделан на Узбекской и Киргизской республиках. Это обусловлено тем, что Узбекская республика являлась фактическим центром духовной жизни епархии, в Ташкенте располагался (и по сей день располагается) административный центр епархии; Киргизская ССР была самым большим благочинием епархии.
 
Хронологические рамки исследования охватывают период с 1943 по 1961 г.: 1943 -год существенных изменений в отношении советского государства к Русской Православной Церкви, когда открытые репрессивные меры сменилась политикой, благоприятствующей внешнему восстановлению церковной жизни; в это время началось восстановление и Ташкентской епархии. 1961 — год, когда под натиском начавшихся в конце 1950-х гг. «хрущёвских» гонений церковная жизнь в Ташкентской и Среднеазиатской епархии была разорена.
Начиная с 1943 г. церковная жизнь в СССР контролировалась Советом по делам Русской Православной Церкви, учрежденным для «осуществления связи между Правительством СССР и Патриархом Московским и всея Руси». Идея создания Совета заключалась в обеспечении «стойких нормальных» отношений между государством и Церковью. Однако политика государства в отношении Церкви была неустойчива, ее изменения неминуемо отражались на характере деятельности руководства Совета и, соответственно, уполномоченных Совета, а от отношения уполномоченного, в конечном счете, зависела церковная ситуация на местах. Церковная ситуация Ташкентской епархии, напрямую зависевшая, как и повсеместно, от политики государства, тем не менее, имела свои особенности.
 
Ташкентская и Среднеазиатская епархия включала четыре республики, таким образом, архиерею приходилось иметь дело с несколькими уполномоченными, что в условиях ужесточения контроля над Церковью со стороны властей вызывало дополнительные сложности для архиерея. Исследователь С. А. Асанова, опираясь на отчеты уполномоченных и архиереев, предполагает, что «не во всех республиках, входящих в юрисдикцию Среднеазиатской и Ташкентской епархии, отношение к Православию было ровным. Более благоприятным оно было на территории Киргизии. В Узбекистане, Таджикистане, Туркмении потребность в открытии и устройстве новых приходов ощущается не меньшая, но здесь церковное строительство в годы войны и послевоенный период не могло сравниться с киргизским».
 
В церковно-государственных отношениях внутри рассматриваемого периода 1943-1961 гг. можно выделить несколько поворотных моментов, что нашло отражение и при делении работы на главы.
Период 1943-1958 гг. характеризуется историками как «период сравнительно ровных государственно-церковных отношений». При этом церковная политика государства отличалась неустойчивостью: уже 1946 г. ознаменовался началом борьбы с религией как с «чуждой идеологией». Именно в это время было положено начало идеологической войне, учреждено общество «Знание», открыты «дома научного атеизма».
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (1 vote)
Аватар пользователя brat magistr