Браун - Беседы с евангелистом Иоанном

Рэймонд Браун - Беседы с евангелистом Иоанном
Книга явилась результатом реколлекций — то есть духовных упражнений, принятых в католической среде во время Великого Поста.
 
Эти реколлекции обычно представляют собой размышления над священными для христиан текстами (библейскими или патристическими) применительно как к личной, так и к церковной жизни.
 
Думаю, что знакомство с настоящим изданием даст читателю наилучшее представление о том, что такое реколлекция и как она проводится.
 
 

Рэймонд Э. Браун - Беседы с евангелистом Иоанном - Чтобы вы имели жизнь

 
Серия «Читая Библию»
Приложение к журналу «Мир Библии»
Перевод: Михаил Серебряков
Научный редактор: игумен Иннокентий (Павлов)
 
Библейско-богословский институт св. апостола Андрея, 2002
ISBN 5-89647-058-4
 

Рэймонд Браун - Беседы с евангелистом Иоанном - Чтобы вы имели жизнь - Содержание

 
Введения
День первый Тайна Иисуса: Тот, Кто уже пришел
День второй Встреча с Иисусом: понимание и непонимание
День третий Встреча: как быть учеником
День четвертый Апостолы; основание Церкви;установление таинств
День пятый Благодать, проистекающая от бед и скорбей
День шестой Любовь братьев и сестер во Христе (община Иоанна)
День седьмой Святой Дух, Утешитель
Узнать больше
Об авторстве Четвертого Евангелия
 

Рэймонд Браун - Беседы с евангелистом Иоанном - Чтобы вы имели жизнь - От редактора русского издания

 
В дошедшей до нас реннехристианской литературе указание на Иоанна «ученика Господа» как на писателя Четвертого Евангелия, на Эфес как на место его написания и на рубеж I—II в. как на время, когда оно писалось, впервые встречается в известном трактате «Против ересей» св. Иринея Лионского (написан ок. 180 г.). Понятно, что Ириней отразил более раннее предание. Во всяком случае, в последней четверти И-го — первой половине Ш-го в. мнение об Иоанне как о писателе Евангелия и по крайней мере Первого послания, известного под этим именем, и об Эфесе как месте их написания стало всеобщим, о чем свидетельствуют сочинения Климента Александрийского, Тертуллиана и Оригена.
 
При этом цитаты и аллюзии из Четвертого Евангелия, иногда с указанием имени евангелиста, но чаще без оного, встречаются уже у Иустина, Татиана, Феофила Антиохийского, Афинагора и Мелитона Сардского, то есть авторов 50-х — 70-х гг. II века. К внутренним свидетельствам в пользу авторства Иоанна Зеведеева можно было бы отнести то обстоятельство, что в Четвертом Евангелии Любимый Ученик занимает место, сходное с тем, которое в Синоптических Евангелиях и, в особенности, в Деяниях занимает указанный апостол из Двенадцати, а именно — напарника Петра, входящего в ближайший круг учеников Иисуса. При этом евангелист явно выдает в себе палестинского еврея, мыслящего по-арамейски и прекрасно знающего географию Палестины, топографию Иерусалима, а также религиозные взгляды и обычаи, имевшие место в тогдашнем еврейском обществе.
 
Тем не менее, в настоящее время большинство исследователей (и Брауну здесь принадлежит ведущая роль) скептически относятся к этой «традиционной» точке зрения, предпочитая говорить о некоем Любимом Ученике Иисуса, даже не входившим в число Двенадцати, а также о его последователях и редакторах, которым мы обязаны появлением Евангелия и Посланий, известных под именем Иоанна. Поводом для такого воззрения прежде всего служит молчание об Иоанне как о предводителе Эфесской церкви и евангелисте у св. Игнатия Антиохийского в его Послании к Ефесянам, датируемом 10-ми — 30-ми гг. И в., то есть временем, когда, согласно Иринею, память об «ученике Господа» среди эфесских христиан должна была быть свежа. Сила данной аргументации состоит в том, что указанное послание, в подлинности которого никто не сомневается, ясно свидетельствует о связях Игнатия с Эфесской церковью, находящих выражение в знании им ее истории (так, он особо упоминает апостольские труды в Эфесе Павла — 12:2) и ситуации, в которой она находилась.
 
Впрочем, в некоторых посланиях Игнатия встречаются аллюзии и специфические выражения, известные исключительно по Четвертому Евангелию, что ставит вопрос об их источнике для этого раннехристианского автора (К таким выражениям относятся: «...есть один Бог, явивший Себя через Иисуса Христа, Своего Сына, Который есть Его вечное Слово изреченное из молчания, и Который во всем угодил пославшему Его» (Магнезийцам 8:2, ср.: Ин 1:18; 1:1; 8:29); «князь (начальник) века сего» (о дьяволе) и «живая вода» (о Святом Духе) (Римлянам 7:1—2; ср.: Ин 12:31; 14:30:16:11 и 4:10; 7:38); «(Иисус) есть дверь к Отцу» {Филадельфийцам 9:1; ср.: Ин 10:7). То обстоятельство, что в произведениях епископа главного города римской провинции Сирия содержатся рассматриваемые аллюзии, побудило о. Р. Брауна в его последнем крупном труде «Введение в Новый Завет» вслед за рядом ученых XX в. более решительно высказать предположение в пользу сирийского происхождения Четвертого Евангелия.
 
См.: Brown R. Е, An Introduction to the New Testament. / The Anchor Bible Reference Library. - N.Y.: Doubleday, 1997. - P. 334.). В свою очередь, Папий Иерапольский, писавший ок. 130 г., хотя и упоминает даже двух Иоаннов — апостола и некоего «старца», ничего не говорит о том, что кто-то из них был непосредственно связан с Эфесом и написал Евангелие. Со своей стороны, я хотел бы сказать, что проблему Любимого Ученика все же не следует считать решенной окончательно. Так что будущих исследователей здесь ждет еще немало интересных наблюдений.
 
Другой недоуменный вопрос может быть связан с тем, что «евангелист», представляющий в настоящей книге писателя Четвертого Евангелия, обнаруживает неосведомленность в отношении содержания синоптических Евангелий, Последнее вступает в противоречие с благочестивым сказанием, которое Евсевий Кесаририский ( 339) воспроизводит в своей Церковной истории, ссылаясь на недошедшее до нас произведение Климента Александрийского ( до 215).
 
В этом произведении говорится, как апостол Иоанн, ознакомившись с писаниями других евангелистов, счел, что они больше описывают внешнюю сторону служения Господа Иисуса, и потому при помощи своих учеников и под воздействием Святого Духа написал «духовное Евангелие». Однако это сказание, будучи сравнительно поздним, вступает в конфликт с объективными данными историко-филологических разысканий, обнаруживающих еще довольно слабую циркуляцию многих писаний, составивших полстолетия спустя основной корпус Нового Завета, внутри христианской экумены 80-х — 110-х гг., то есть как раз того периода, когда, согласно Брауну, в пять этапов формировалось Четвертое Евангелие.
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 8.5 (6 votes)
Аватар пользователя MagistrP