Бубер - Два образа веры

Мартин Бубер - Два образа веры
Классическая философская мысль
Бог христиан становится подобием любимого человека, с которым можно совершенно слиться до стигматов св. Франциска. Бубер пишет: «Припасть к Сыну, отодвинувшись от Отца, — основное расположение духа Ивана Карамазова, а в романе «Бесы» припертый к стене христианин вынужден смущенно лепетать о том, что хотя и верит во Христа, но в Бога только будет веровать. Во всем этом я вижу важное свидетельство о спасении, пришедшем к «язычникам» (неевреям) благодаря вере во Христа: они обрели Бога, который, когда их мир постигало крушение, оправдывал надежды и, более того, даровал им искупление, когда они находились в плену вины. Это гораздо больше, чем мог бы сделать для этой поздней эпохи исконный бог или сын богов западноевропейских народов. И нечто родственное этому свидетельству слышится нам в воплях и стенаниях былых поколений, обращенных к Христу».
 
К ссылкам на романы Достоевского я мог бы прибавить признание самого Федора Михайловича в цитированном письме Наталье Фонвизиной: «Я сложил себе символ веры, в котором все для меня ясно и свято. Этот символ веры очень прост, вот он: верить, что нет ничего прекраснее, глубже, симпатичнее, разумнее, мужественнее и совершеннее Христа, и не только нет, но с ревнивою любовью говорю себе, что и не может быть. Мало того, если б кто мне доказал, что Христос вне истины, и действительно было бы, что истина вне Христа, то мне лучше хотелось бы оставаться со Христом, нежели с истиной». С Христом — даже вне Бога. С Христом — даже без веры в Бога. Такие толкования возможны.
 
Втягивание сомнения внутрь веры — и противовес сомнению в мистических порывах, которых не знала наивная вера древних евреев, — было неизбежным следствием кризиса, нашедшего свое выражение в «паулинизме»; и современный великий кризис связан со своего рода «неопаулинизмом», как его понимает Бубер: «Хотя в целостности нашей эпохи христианство отступило в сравнении с прежними эпохами, однако паулинистские воззрения, отношения и настроения завладевают отныне также и многими сферами жизни, находящимися вне христианства. Существует некоторый паулинизм неспасенности, в котором нет постоянного места для милости: мир переживается так, как его переживал Павел — преданным во власть неумолимых сил, — только при этом (у наших современников. — Г. П.) отсутствует явленная человеку спасающая воля, нисходящая свыше, отсутствует Христос». Который у Павла был. И у Достоевского был.
 

Мартин Бубер - Два образа веры

(Классическая философская мысль)
М: ООО «Фирма «Издательство АСТ», 1999. — 592 с.
ISBN 5-237-00957-3
 

Мартин Бубер - Два образа веры - Содержание

Григорий Померанц. Встречи с Бубером
Я и Ты (Перевод В. В. Рынкевича)
  • Часть первая
  • Часть вторая
  • Часть третья
  • Послесловие
Диалог (Перевод М. И. Левиной)
  • Описание
  • Ограничение
  • Подтверждение
Образы добра и зла (Перевод М. И. Левиной)
  • Предисловие
  • Часть первая. Древо познания
  • Часть вторая. Исконные принципы
  • Часть третья. Истина мифов
Проблема человека (Перевод Ю. С. Терентьева)
  • Часть первая. Путь проблемы
    • Раздел I. Вопросы Канта
    • Раздел II. От Аристотеля до Канта
    • Раздел III. Гегель и Маркс
    • Раздел IV. Фейербах и Ницше
  • Часть вторая. Современные поиски
    • Раздел I. Кризис и его проявление
    • Раздел II. Учение Хайдеггера
    • Раздел III. Учение Шелера
    • Раздел IV. Перспектива
Два образа веры (Перевод С. В. Лёзова и А. Ю. Миронова)
  • Затмение бога. Мысли по поводу взаимоотношений религии и философии (Перевод И. И. Маханькова)
  • Из предисловия к нью-йоркскому изданию
  • Предварительное. Рассказ о двух разговорах
  • Религия и действительность
  • Религия и философия
  • Любовь к Богу и идея Бога
  • Религия и современное мышление
  • Религия и этика
  • Об устранении этического
  • Бог и человеческий дух
  • Приложение. Ответ на возражение К. Г. Юнга
  • Приложение. Лев Шестов. Мартин Бубер
Библиография упомянутых произведений М. Бубера
Примечания
Именной указатель
 

Мартин Бубер - Два образа веры - Я и Ты (Перевод В. В. Рынкевича) - Часть первая

 
Мир двойствен для человека в силу двойственности его соотнесения с ним.
Соотнесенность человека двойственна в силу двойственности основных слов*, которые он может сказать.
Основные слова суть не отдельные слова, но пары слов.
Одно основное слово — это сочетание Я-Ты.
Другое основное слово — это сочетание Я-Оно; причем, не меняя основного слова, на место Оно может встать одно из слов Он и Она.
Таким образом, двойственно также и Я человека.
Ибо Я основного слова Я-Ты отлично от Я основного слова Я-Оно.
* * *
Основные слова не выражают нечто такое, что могло бы быть вне их, но, будучи сказанными, они полагают существование.
Основные слова исходят от существа человека.
Когда говорится Ты, говорится и Я сочетания Я-Ты.
Когда говорится Оно, говорится и Я сочетания Я-Оно.
Основное слово Я-Ты может быть сказано только всем существом.
Основное слово Я-Оно никогда не может быть сказано всем существом.
* * *
Нет Я самого по себе, есть только Я основного слова Я-Ты и Я основного слова Я-Оно.
Когда человек говорит Я, он подразумевает одно из
них. Я, которое он подразумевает, присутствует, когда он говорит Я. И когда он говорит Ты или Оно, присутствует Я одного из основных слов.
Быть Я и говорить Я суть одно. Сказать Я и сказать одно из основных слов суть одно.
Тот, кто говорит основное слово, входит в него и находится в нем.
* * *
Жизнь человеческого существа не ограничена областью переходных глаголов. Она не сводится лишь к такой деятельности, которая имеет Нечто своим объектом. Я нечто воспринимаю. Я нечто ощущаю. Я нечто представляю. Я нечто желаю. Я нечто чувствую. Я нечто мыслю. Жизнь человеческого существа не состоит из одного только этого и подобного этому.
Все это и подобное этому составляет царство Оно.
Царство Ты имеет другое основание.
* * *
Тот, кто говорит Ты, не обладает никаким Нечто как объектом. Ибо там, где есть Нечто, есть и другое Нечто; каждое Оно граничит с другими Оно; Оно существует лишь в силу того, что граничит с другими. Но когда говорится Ты, нет никакого Нечто. Ты безгранично*.
Тот, кто говорит Ты, не обладает никаким Нечто, он не обладает ничем. Но он со-стоит в отношении.
* * *
Говорят, что человек, приобретая опыт, узнает мир. Что это означает? Человек движется по поверхности вещей и испытывает их. Он извлекает из них знание об их наличном состоянии, некий опыт. Он узнает, каковы они.
Но не один только опьгг позволяет человеку узнать мир.
Ибо, приобретая опыт, человек узнает лишь мир, состоящий из Оно, и Оно, и снова Оно, и Он, и Он, и Она, и Она, и опять Оно.
Приобретая опыт, я узнаю Нечто.
Ничего не изменится, если к «внешнему» опыту присовокупить «внутренний», следуя невечному разделению, что коренится в стремлении рода человеческого лишить тайну смерти ее остроты. Внутренние, как и внешние, вещи среди вещей!
Приобретая опыт, я узнаю нечто.
И ничего не изменится, если к «явному» опыту присовокупить «тайный» в той самонадеянной мудрости, которая знает в вещах их сокрытое, сохраняемое для посвященных, и мастерски орудует ключом. О таинственность без тайны, о накопление сведений! Оно, оно, оно!
* * *
Приобретающий опыт не сопричастен миру. Ведь опыт «в нем», а не между ним и миром.
Мир не сопричастен опьггу. Он дает узнавать себя, но его это никак не затрагивает, ибо мир ничем не содействует приобретению опыта и с ним ничего не происходит.
* * *
Мир как опыт принадлежит основному слову Я-Оно. Основное слово Я-Ты создает мир отношения.
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (3 votes)
Аватар пользователя brat christifid