Булгаков - Философия имени

Сергий Булгаков - Первообраз и образ - Философия имени - Икона и иконопочитание
«Философия имени» — по оценке о. Сергия, приводимой его учеником и издателем Л. А. Зандером, — «самая философская» книга автора, несмотря на то, что богословская ее часть никак не менее обширна собственно философской.
 
Возможно, такая самооценка связана с тем, что именно Кант и неокантианцы приучили европейскую мысль считать философией по преимуществу, так сказать, философией философии, — гносеологию. В формулировке В. Виндельбанда: «Кант называет догматической всякую философию, которая, не исследуя познавательной деятельности и ее границ, хочет идти непосредственно к познанию вещей...»
 
Булгаков, пройдя эту кантианскую выучку, впредь от нее не отказывался (ср. его «критический», в кантовском понимании, приступ к тематике «Света Невечернего» — «Как возможна религия?»).
 
В «Философии имени» как раз и развивается оригинальная символистическая гносеология Булгакова, проведенная через рефлексию над природой языка. 
 
 

Сергий Булгаков - Первообраз и образ - Сочинения в двух томах - Том 2 - Философия имени - Икона и иконопочитание - Приложения

 
Сост. подг. текста, ввод, заметка И. Б. Роднянской, коммент. Н. К. Бонецкой и И. Б. Роднянской
СПб.: ООО «ИНАПРЕСС»
Москва: «Искусство», 1999. - 448 с. (С.Ц.З.) 
ISBN 5-871-35084-4 (Т.2) 
ISBN 5-210-01401-0 (Т.2) 
 

Сергий Булгаков - Первообраз и образ - Сочинения в двух томах - Том 2 - Философия имени - Икона и иконопочитание - Приложения - Содержание

 
И. Б. Роднянская. Схватка С. Н. Булгакова с Иммануилом Кантом на страницах  «Философии имени». (Вводная заметка)
 

ФИЛОСОФИЯ ИМЕНИ

I. ЧТО ТАКОЕ СЛОВО?
II. РЕЧЬ И СЛОВО
  • 1. Части речи (имя, глагол, местоимение)
  • 2. Имя существительное
  • 3. Грамматическое предложение: «части речи» и «части предложения»
III. К ФИЛОСОФИИ ГРАММАТИКИ
  • 1. Грамматика и гносеология.
  • 2. Грамматика и логика
  • 3. Кант и язык
IV. ЯЗЫК И МЫСЛЬ
V. «СОБСТВЕННОЕ» ИМЯ
VI. ИМЯ БОЖИЕ. Да будет благословенно и препрославлено во веки веков ....
Софиологическое уразумение догмата об Имени Иисусовом (Post scriptum к сочинению об Имени Божием)
ПРИМЕЧАНИЯ
 

ЭКСКУРСЫ

Об отдельных случаях нарочитого наречения имен в Библии
Имя Господа
Имя Божие в Ветхом завете
Имя Божие в Новом завете
Слава Божия
Имя других богов
Именования, данные Богом (или Ангелом)
Тексты Библии, касающиеся именования
Имена Божий в книгах Ветхого завета
Имена Божий в Евангелии или в книгах Новозаветного писания
Наименование места
Имена Божий в богослужебных молитвах
Требник. Имя Божие
О крещальном наименовании
Учение Филона об Имени Божием 
Слово-Логос
Имена у диких народов
Кратил Платона
Платон в «Софисте» о словах и речи 
Гумбольт о языке
 

ИКОНА И ИКОНОПОЧИТАНИЕ. Догматический очерк

I. Догмат иконопочитания в его истории
II. Антиномия иконы
III. Искусство и икона
IV. Божественный Первообраз
V. Икона, её содержание и границы
VI. Освящение иконы и его значение
VII. Почитание иконы
VIII. Разные виды икон
 

ПРИЛОЖЕНИЯ 

ИПОСТАСЬ И ИПОСТАСНОСТЬ (Scholia к «Свету Невечернему») 
СВЯТЫИ ГРААЛЬ (Опыт догматической экзегезы Ио. XIX, 34)
РАЗМЫШЛЕНИЯ О ВОЙНЕ
ДВЕ ВСТРЕЧИ (1898-1924) (Из записной книжки) 
Комментарии
 

Сергий Булгаков - Первообраз и образ - Сочинения в двух томах - Том 2 - Философия имени

 
"Слово есть соединение звуков голоса и шумов, извлекаемых нашими органами речи, причем оно может быть действительно произнесено или только обозначено через письмо или другим способом, например жестом. Эта звуковая масса есть, по удачному выражению стоиков, тело слова, (LOGOS). Без этого звукового тела нет слова, все равно, будет ли оно произнесено, или только схематически обозначено, или только возникнет в нашем представлении (как ноты уже содержат в себе музыку независимо от исполнения). Как может бьггь ближе и точнее определено это тело слова, на какие элементы оно может быть разложено, какие элементы в нем окажутся существенными, какие производными, как они возникли и т. д.,— эти вопросы мы здесь можем оставить без внимания, они и составляют собственно область науки об языке. Для нас же пока достаточно установить, что всякое слово имеет звуковое тело, реально осуществляемое, т. е. произносимое или только предносящееся в идеальном образе. Существенно в этом деле, очевидно, не физическая сторона звука, тембр голоса, его сила и проч., но определенное соединение звуков, звуковая или музыкальная фраза; в конце концов, может бьггь определенное соотношение звуковых колебаний, выражаемое математической формулой, даже числом: все равно и конкретное число выражает определенный ритм и звук, строение звукового тела, определяет плоть слова".
 

Сергий Булгаков - Первообраз и образ - Сочинения в двух томах - Том 2 - Икона и иконопочитание - Догматический очерк

"Иконопочитание узаконено в Церкви определением, принятым в VII деянии VII Вселенского собора. В этом определении, подтвердив учение шести первых Вселенских соборов, отцы установляют: «Мы неприкосновенно сохраняем все церковные предания, утверждаемые письменно или неписьменно. Одно из них заповедует делать живописные иконные изображения, так как это согласно с историей евангельской проповеди, служит подтверждением, что Христос истинно, а не призрачно, вочеловечился, и служит на пользу нам".
 
 "В истории иконопочитания мы стоим прежде всего перед тем основным фактом, что икона впервые появляется в язычестве. Весь языческий мир полон икон и иконопочитания. Об этом достаточно свидетельствует монументальное храмостроительство и скульптура Востока и Египта, и неотразимое в своей красоте искусство Эллады, как и прозаически-подражательное искусство Рима. Все язычество было изобразительно, и Израиль во все времена своего существования был окружен его религиозным искусством. Однако оно было существенно языческим, ибо вытекало из поклонения ложным и мнимым богам.
 
Поэтому и иконы их были идолами, т. е. они являлись иконами ложных богов и в этом смысле лжеиконами, или же они были просто фетишами, в которых утрачивалось самое различие между изображением и изображаемым, образом и первообразом, иконою и божеством, и ими воздавалось потому бого- почитательное поклонение. И тот, и другой образ языческого иконопочитания одинаково уводил от служения истинному Богу и являлся поэтому религиозным соблазном, тем более опасным, чем обольстительнее были его художественные лики. Им окружен был Израиль, и он непрестанно ему поддавался, по свидетельству священных книг, исторических и пророческих. В этом смысле по своему религиозному коэффициенту языческое идолопоклонство являлось мерзостью перед Господом, духовным блудом, с которым нередко соединялся и блуд телесный. Отношение иудейства к идолопоклонству, которое сначала передалось и раннему христианству[1], только и могло выражаться в борьбе, непримиримой и напряженной.
 
Однако это не изменяет того факта, что именно в язычестве была впервые поставлена, и, насколько это возможно было в его пределах и при его религиозной ограниченности, посильно разрешена проблема иконы как священного изображения. Язычество исходит из непосредственного убеждения, как бы самоочевидности того, что Божество изобразимо, что оно может иметь образы, если не прямо адекватные, то во всяком случае содержащие символическое его ознаменование. Тем самым в язычестве молчаливо отвергалась апофати- ческая идея неизобразимости Божества, как безобразного и невидимого, что всегда было и остается одним из главных оснований иконоборства".
 

[1]  Ср. Prof. Hugo Koch. Die altchristliche Bilderfrage nach der litterarischen Quellen***. Gottingen. 1917.
 
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (1 vote)
Аватар пользователя Гость