Бунге - Объядение, лакомство, чревоугодие

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомиться, вступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Схиархимандрит Гавриил (Бунге) - Объядение, лакомство, чревоугодие
Закономерно, что из жалоб на однообразие скоро рождается стремление к более разнообразной и богатой пище. Соответственно, в «Опровергателе» часто заходит речь о желании вкусить мясо, масло, овощи или фрукты нового урожая, а также вино (последнее упоминается очень часто). Это та пища, от которой пустынники либо добровольно отказались раз и навсегда, либо вкушают ее только в особых случаях. Разумеется, стремление к такой пище вполне естественно, однако опыт учит нас, что через эту дверь проникают совсем другие желания.
 
Против помысла, который возникает у монаха в душе, когда он отправляется к своим родственникам по плоти и [там] предлагают накрытый блюдами стол, [говори]:
Встаньте и уходите, ибо [страна] сия не есть место покоя.
 
Таким образом, за стремлением к перемене кроется соблазн возврата к старым привычкам. Евагрий происходил из знатной семьи и до принятия монашества был диаконом у святителя Григория Богослова в пору его архиепископства в Константинополе. Понтийский монах сам раньше вел роскошную жизнь и знал по собственному опыту, о чем говорил.
 

Схиархимандрит Гавриил (Бунге) - Объядение, лакомство, чревоугодие

Учение отцов-пустынников о еде и посте (на основе текстов Евагрия Понтийского)
Пер. с нем. А. Фролова; ред. пер. свящ. Димитрия Дружинина
2-е изд., испр.
М:, Изд-во Сретенского монастыря, 2014. 208 с.
ISBN 978-5-7533-0928-0
 

Схиархимандрит Гавриил (Бунге) - Объядение, лакомство, чревоугодие - Оглавление

Введение Еда или отказ от нее?
  • Глава I ПЕРЕЕДАНИЕ — СОВРЕМЕННЫЙ ПОРОК?
  • Глава II СИМПТОМЫ ЧРЕВОУГОДИЯ
    • 1. Однообразие пищи
    • 2. Стремление к перемене
    • 3. Воспоминания
    • 4. Слишком трудно
    • 5. Вредно и к тому же совершенно бесполезно
    • 6. Телесные болезни
    • 7. Мнимые болезни
    • 8. Послабления правила
    • 9. «Исключения подтверждают правило»
    • 10. Беспорядочность
    • 11. Забота о будущем
    • 12. Скупость
    • 13. Противоречит Писанию
    • 14. Сверх меры
    • 15. Ты достиг цели!
  • Глава III О ЕДЕ КАК ПРОКЛЯТИИ
  • Глава IV ОБ ИСКУССТВЕ ПОСТА
  • Глава V «ВАМ СИЕ БУДЕТ В ПИЩУ»
  • Эпилог О БЛАГОСЛОВЕНИИ ПИЩИ
Библиография
 

Схиархимандрит Гавриил (Бунге) - Объядение, лакомство, чревоугодие - Введение - Еда или отказ от нее?

 
Кому-то на первый взгляд может показаться неуместным посвящать целую книгу процессу еды и воздержанию в ней, то есть посту. Не слишком ли естественное это дело — употребление пищи, чтобы заслуживать столь серьезного внимания? Однако нет ничего загадочней повседневности. Если речь идет о человеке, то еда означает не просто наполнение организма необходимой пищей. Также и пост — нечто большее и даже иное, чем просто отказ от пищи или ограничение в ней.
 
Если бы человек не был человеком, то еда или отказ от нее, разумеется, не заслуживали бы такого внимания. Поедает животное пищу или нет, оно действует в соответствии с инстинктом. Человек же — удивительное существо, которое обеими ногами крепко стоит на земле, но головой возвышается к небу, соединяя в себе инстинкт и дух. Поэтому для него еда и отказ от нее — это то, чему он просто обязан уделить внимание. Как и все естественные жизненные процессы, питание становится для человека задачей непростой во многих отношениях. Человек должен свободно интегрировать этот процесс в свое личностное бытие: ведь становление личности не в последнюю очередь заключается в сознательной и свободной интеграции самих по себе естественных процессов. Решение этой задачи сопровождается определенным риском. Оно может быть успешным, но может и не удаться. Чаще всего приходится потратить целую жизнь на то, чтобы в действительности стать человеком. Если же эта интеграция естественных процессов не удается, то они, трансформируясь и приобретая особое существование, становятся тем, что святые отцы называют пороками или страстями (pathoi).
 
В силу этого еда и пост являются для человека в высшей степени проблематичными процессами. Эти процессы ставят под вопрос его человечность, подвергают его испытанию на прочность. Чтобы не пасть их жертвой, человек должен отнестись к ним осознанно. По большому счету, об этом хорошо знает каждый. Можно было бы перефразировать известную поговорку: «Скажи мне, что ты ешь, и я скажу, кто ты есть». Задаваясь этим вопросом, мы можем узнать кое-что не только о еде и посте, но и о самом человеке, то есть о нас самих. Причем это касается сферы, в которой мы все — как скоро выяснится — в высшей степени уязвимы, насквозь подвержены «человеческому, слишком человеческому».
 
Пусть читателя не удивляет, что значительная часть книги (а именно глава 2) будет посвящена связанным с едой отклонениям. В точных науках нередко бывает так, что некий процесс исследуется в его сущности либо просто регистрируется только после того, как удалось проследить его отклонения. Так, по заболеванию некоторого органа ученые судят, как должен функционировать здоровый орган. Подобным же образом, знакомясь в ходе изложения со всевозможными аномалиями, связанными с едой, а также с методами их преодоления, попытаемся уяснить, что именно еда и пост значат для человека. При посредстве оттеняющих контрастов в конце концов должно еще отчетливее выявиться, что же такое благословение пищи (см. главу 5).
 
В заключение — несколько слов от себя. Эти страницы были написаны более двадцати лет назад, однако мне никак не хватало решимости их опубликовать. Поводом для их возникновения послужила газетная статья, случайно прочитанная мною несколько десятилетий назад. В ней шла речь о странном отклонении, на профессиональном языке называемом over-eating (англ. «переедание»), от которого, как следовало из статьи, сегодня страдает множество людей. Судя по всему, речь шла о некоем тайном пороке, поскольку даже ближайшие родственники тех, кто был ему подвержен, ничего об этом не знали. Из первоначального интереса со временем появилось желание самому проникнуть в суть дела. Частичное ознакомление с растущим потоком специальной литературы, несмотря на массу отдельных сведений, в конце концов оказалось недостаточным. Намного более плодо  творным было новое углубление в писания святых отцов — основателей монашества. Вскоре у меня появилась потребность поделиться полученными знаниями с теми, для кого указанные источники, возможно, недоступны. Я чувствовал, что не могу оставить результаты работы при себе.
 
Однако внутренние колебания не позволяли мне опубликовать уже законченную рукопись. У меня было неприятное чувство, что я по сути лицемерю, отстраненно описывая мучения других людей, словно сам не затронут этой страстью. Ведь об этом говорят и писания святых отцов! В отличие от современных авторов научных изысканий, святые отцы не позволяют нам впасть в иллюзию отстраненного описания. Их творения можно понять только применив к себе самим — точнее, если сам ты идешь по тому пути, о котором они говорят. При этом оказывается необходимым сначала глубже заглянуть в собственную душу. В результате внутреннему взору неизбежно открываются вещи, о существовании которых мы и не подозревали.
 
Можно сказать без обиняков: после окончания этой небольшой книги мне стало ясно, что еда и пост для меня самого стали гораздо более проблематичными, чем это было прежде. Конечно, как монах и отшельник, я неизменно придерживаюсь строгого режима, чему на учился от своего духовного отца. Порок переедания мне, слава Богу, незнаком. Тем не менее в ходе работы росло осознание того, что я был в гораздо большей степени, чем предполагал, подвержен разнообразным симптомам чревоугодия, большей частью не связанным напрямую с едой и питьем. Таким образом, мнимое здоровье в этой области оказалось обманчивым. Даже если ты не подвержен извращениям на почве питания, порок не дремлет и ждет лишь удобного момента, чтобы схватить за горло. Тогда я сказал себе откровенно: не будет ли чистой воды лицемерием заниматься отстраненным описанием различных отклонений в процессе еды и способов их преодоления, как будто меня самого все это совершенно не касается, как будто я раз и навсегда освободился от всех этих порочных наклонностей?
 
Во время таких размышлений я наткнулся на следующий текст из «Лавсаика», где речь идет о преподобном Макарии Александрийском, одном из известнейших в свое время наставников монашеской жизни (кроме того, Макарий Александрийский был и учителем Евагрия Понтийского, которому я обязан лучшими из своих собственных прозрений в духовной жизни):
 
В один день на досуге пошел я к нему (он был уже в глубокой старости) и, севши у дверей его кельи (как новоначальный, я считал его выше человека, и он действительно был таков), стал прислушиваться, что он говорит или что делает. Совершенно один внутри кельи, почти столетний старец, у которого уже и зубов не было, он все еще боролся с самим собою и с диаволом и говорил:
 
—  Чего еще ты хочешь, старик? И вино ты пил, и масло употреблял — чего же еще от меня требуешь? 
Седой обжора, чревоугодник — ты себя позоришь.
Потом, обращаясь к диаволу, говорил:
— <…> Ужели и теперь еще я чем-нибудь тебе обязан? Нечего более тебе у меня похитить, отойди же от меня, человеконенавистник.
Потом, как бы шутя, говорил самому себе:
—  Ну же, болтун, седой обжора, жадный старик, долго ли быть мне с тобою?
 
Тогда я сказал себе: если никогда нельзя сказать наверняка, что ты раз и навсегда победил искусителя, то можно опубликовать и эту небольшую книгу, не опасаясь быть заподозренным в лицемерии со стороны тех, для кого еда и отказ от нее стали настоящей проблемой. Итак, эти страницы я посвящаю всем тем неизвестным мне собратьям, которые потерпели крушение из-за столь безобидных на первый взгляд процессов еды и питья и теперь пытаются в одиночку или в группах взаимопомощи вновь обрести нормальное отношение к столь привычным процессам. Что касается остальных читателей, то пусть мои изыскания помогут им лучше узнать потаенные уголки их собственной души.
 
 
 
 

Категории: 

Оцените - от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (3 votes)
Аватар пользователя Андрон