Бёме Якоб - О тройственной жизни человека

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомитьсявступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Бёме Якоб - О тройственной жизни человека
Реформация христианской Церкви, осуществленная в XVI веке немецким народом, поистине явилась важнейшим событием во всемирной истории со времен появления христианства. И подобно тому, как само Явление Христа означало поворотный пункт в развитии человечества, впервые познавшего Бога как триединого, т. е. существенно в качестве Духа, так и Реформация Мартина Лютера означала полное обновление и освобождение духовной жизни всемирно исторических европейских народов.
 
На протяжении десяти столетий, начиная с V I века от Рождества Христова, когда молодые германские народы Западной Римской империи только приступали к освоению доставшейся им в наследие христианской цивилизации, и вплоть до конечного, завершающего этапа этого тысячелетнего освоения, религия германцев пребывала в состоянии непрерывного реформирования, непрекращающейся борьбе. Родись Христос в Вифлееме тысячу раз, если Он при этом не родится в тебе самом, — мы все же пропадешь навеки.
 
Ангел Силезский бы народного духа во имя осуществления универсального христианского идеала. Христианскому учению, сильно замешанному на партикулярной истории «богоизбранного народа», при вступлении на почву языческих германских народов уже в качестве вполне сформированной силы всемирно исторического развития, в качестве Церкви, предстояло в этой новообращенной среде как бы заново пережить период борьбы между Петром и Павлом, страстно волновавшей христианство первых веков, принципиальный спор между мудео христианским и языческой - христианским направлениями в религиозном сознании.
 

Бёме Якоб - О тройственной жизни человека

Пер. с нем., вступ. ст., коммент., примеч. Ивана Фокина.
СПб. : Издательский дом «Mipь», 2007. - ХСН+428 с.
ISB N 978-5-98846-019-0

Бёме Якоб - О тройственной жизни человека - Содержание

Иван Фокин Philosophie teutonicus Якоб Бёме
  • I. Учение о качествах, или «тесные врата» в тевтонскую мудрость
  • II. Идея самооткровения Бога в душе человека
  • III. Протестантское начало в философии Бёме
О тройственной жизни человека
  • Краткое содержание сей книги 
  • Глава 1 О происхождении жизни , а также о вечном рождении Божественного Существа 
  • Глава 2 Об основании вечной родительницы 
  • Глава 3 О блаженном рождестве любви и о шестом виде природы; о желании добр а и зла и какими они должны быть
  • Глава 4 О седьмом виде природы, бытии , и ли телесности.Также о трех Лицах в Божестве
  • Глава 5 О дорогой и высоко благородной Деве Премудрости Божией и об ангельском мире
  • Глава 6 Другие врат а мира, а также рая
  • Глава 7 Как нам вновь обрести потерянное
  • Глава 8 О том, что, кроме этой земной жизни , в нас есть еще иная жизнь
  • Глава 9 О тройственно й жизни, о стремлении и о совершенном правлении человека в сем мире
  • Глава 10 О сотворении всех существ, и как человек должен себя искать и находить, и как он может раскрыть все девять таинств
  • Глава 11 Об истинном познании человека
  • Глава 12 О христианском житии и хождении: что должно делать человеку в сей плачевной юдоли , дабы исполнять дело Божие и обрести вечное высочайшее добро
  • Глава 13 О предостойных заветах Христовых, и о прекрасном жемчужном веночке благородного и драгоценного камня Mysterii magni и lapidis philosophorum
  • Глава 14 О широком пути мира сего, ведущем в бездну, и о тесной стезе в Царствие Божие
  • Глава 15 О смешанном мире и злобе его; о том, как он ныне стоит и производит правление свое
  • Глава 16 О молитв е и о посте , а также о праведном приготовлении к Царствию Божию
  • Глава 17 О благословении Божием в сем мире
  • Глава 18 О смерти и умирании
  • Комментарии и примечания
Бёме Якоб - О тройственной жизни человека - Введение
 
В то время, как народы Восточной Римской империи приняли христианство, уже приобщившись к античной культуре, народы Западной Римской империи представляли собой нецивилизованную массу германских племен, все историческое предназначение которых, по-видимому, состояло лишь в том, чтобы на останках былого величия освоить гужую культуру. И тем не менее, несмотря на такой разительный контраст цивилизации и варварства, индивидуальные и общественные силы восточного христианства постепенно приходят в полный нравственный упадок. И хотя, по словам Гердера, «не одному варварскому народу Константинополь даровал семена культуры, письменность и христианскую веру», все же, «украшенные христианским православием, на этом троне царили жестокость и сластолюбие, лесть и гордая наглость, неверность и мятеж... Повсеместно империю предают, распродают по кусочкам, а для самых верных слуг не находится у нее лучшей награды, как выкалывать им глаза, обрезать уши и нос или вообще заживо зарывать их в землю. Так самый умный и проницательный народ, какой только жил на земле, стал самым презренным племенем людей — вероломным, невежественным и суеверным... Наконец пал этот гордый, роскошный, утопавший в богатстве Вавилон, потерпев сокрушительный разгром, и все сокровища его перешли к диким и энергичным мусульманским завоевателям...»
 
С этих пор всемирно-историческая задача осуществления абсолютной универсальной истины христианства могла быть разрешена только германскими народами В то время, как романские народы, происшедшие из смешения германцев и римлян, продолжали, подобно Византии, коснеть в суеверии, слепо подчиняясь иерархии Со боров и духовенства, в простой глубине германской души постепенно созревало понимание того великого принципа духовной свободы, который, собственно, и подчинил когда-то христианству весь мир. Это понимание в конце концов претворилось в реформационное учение о христианской свободе, основывающееся на внецерковном (относительно «церкви» св. Петра) авторитете апостола Павла.  Если посмотреть соответствующее место вышеприведенной цитаты из лекций по философии истории Гегеля в русском переводе 1935 г. (некритически заимствованном из первого издания этого перевода для всех последующих российских переизданий), то причина подобных недоразумений становится очевидной. Ибо хотя к V I веку христианство уже существовало как вполне сформированное и систематизированное церковное вероучение, его внутренний основной принцип уже начал в нем умирать, и живые когда-то слова Евангелия превратились постепенно в мертвые догмы. Если когда-то Иисус сетовал, что на престоле Моисея воссели книжники и фарисеи, то в Средние века на Его Престоле восседали уже папы и духовенство римско-католической иерархии.
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (2 votes)
Аватар пользователя sovich