Гимнология - 3 - Церковное пение в историко-литургическом контексте

Церковное пение в историко-литургическом контексте: Восток - Русь - Запад. Гимнология. Выпуск 3
Гимнология - Выпуск 3
Появление жанра кцурдов-тропарей в V в. закладывает основы армянской гимнографии. Их создание традиционно приписывается святым переводчикам Месропу Маштоцу, Сааку Партеву и их ученикам — Мовсесу Хоренаци, Иоанну Манда- куни и другим. Как сообщается в чтении их памяти в армянских Четьих Минеях, они «сотворили и песнопения тараканов и установили гласы, которые разделил на части святой патриарх, исполненный Святого Духа, владыка Исаак Партев». Как известно, кцурды представляют собой малообъемные, простейшие самостоятельные песнопения псалмодийного типа, которые следовали за исполнением псалмов. Аналогичные архаичные музыкально-поэтические сочинения наличествуют как в сирийской, так и византийской гимнографиях.
 
В византийской гимнографии кцурду соответствует жанр тропаря (то τροπάριου). Что касается сирийской гимнографии, то кцурд всегда отождествлялся с мадраша (madrasa). Нам представляется, что это неверное определение восходит еще к древнеармянскому переводу (вероятно, от калькирования слова madrasa от глагола drs — прилагать), в котором мадраша Ефрема Сирина получили название «кцурдов» и так укоренились в армянской действительности. Пожалуй, это объясняется следующим образом: известно, что мадраша Ефрема, являющиеся многострофными, поющимися одами нравоучительного или полемического характера, были переведены на армянский еще в V в. (их перевод приписывается историку Егише), однако в данный период в армянской гимнографии еще не существовало соответствующего жанра, он сформировался позднее — в VII в. Наиболее распространенным и официально принятым жанром этого периода был именно кцурд, следовательно становится понятным стремление переводчика арменизировать название песен Ефрема, не вдаваясь в существующие между ними метрические, структурные и содержательные различия. 
 

Церковное пение в историко-литургическом контексте: Восток - Русь - Запад. Гимнология. Выпуск 3

Сост. и ответств. редактор И. Лозовая. Редактор О. Живаева
М.: Прогресс-Традиция, 2003. 424 с. 
ISBN 5-89826-143-5 
 

Церковное пение в историко-литургическом контексте: Восток - Русь - Запад. Гимнология. Выпуск 3 - Содержание 

  • Milos Velimirovic (Charlottesville) Russia’s Place in Transmission of Christian Chants 
  • Милош Велимирович (Шарлоттсвилль) Место Руси в трансмиссии христианских песнопений 
  • Анна Аревшатян (Ереван) Жанровая типология тараканов в системе восточнохристианской гимнографии 
  • Anna Arevshatyan (Erevan) The Genre Typology of «Sharakan» Hymns in the System of the Eastern Christian Hymnography
  • Манана Андриадзе (Тбилиси) Особенности песнопений всенощного бдения в Грузии (на материале литургических и нотописных рукописей) 
  • Manana Andriadze (Tbilisi) Peculiarities of Vespers Vigil Hymns in Georgia (on the Material of Liturgical and Musical Manuscripts) 
  • Юлия Шлихтина (Стокгольм) Тропари царских часов: история цикла (на материале армянских, грузинских, византийских и славянских богослужебных рукописей IV—XIII вв.) 
  • Yuliya Shlikhtina (Stockholm) The Troparia of the Great Hours: History of the Cycle (on Materials of the Armenian, Georgian, Byzantine and Slavic Church Service IV-XIII c.) 
  • Sandra Martani (Parma) The Medieval Lists of Ekphonetic Neumes in the Greek Manuscripts 
  • Сандра Мартини (Парма) Средневековые перечни экфонетических знаков в греческих рукописях 
  • Наталия Заболотная (Москва) Функциональные особенности богослужебных певческих книг эпохи Студийского устава 
  • Nataliya Zabolotnaya (Moscow) Functional Properties of Church Chant Books of the Stoudios Typikon Period 
  • Ирина Лозовая (Москва) Типология древнерусских Параклитов и их отношение к действующему литургическому уставу 
  • Irina Lozovaya (Moscow) The Typology of the Early Russian Parakletikai and Their Relation to the Current Liturgical Typikon 
  • Елена Коляда (Москва) Музыкальная терминология Геннадиевской Библии: источники и параллели 
  • Elena Kolyada (Moscow) Musical Terminology of the Gennadij Bible: Sources and Parallels 
  • Маргарита Есипова (Москва) Било в традициях древних религий: христианство и буддизм 
  • Margarita Esipova (Moscow) Semantrons in Traditions of the Ancient Religions: Christianity and Buddhism 
  • Нина Захарьина (С.-Петербург) О понятии «певческая книга» в древнерусских рукописях
  • Nina Zakhar ina (St.-Petersburg) On the Concept of «Chanting Book» in Early Russian Manuscripts 
  • Галина Пожидаева (Москва) Историко-литургические предпосылки пространного пения в Московской Руси 
  • Galina Pozhidaeva (Moscow) Die historischen und liturgischen Vorbedingungen des melismatischen Gesanges in der Moskauer Rus' 
  • Наталья Серегина (С.-Петербург) Мелизматический стиль в жанре покаянных стихов 
  • Natalia Seregina (St.-Petersburg) Melismatic Style in the Genre of Repentant Verses 
  • Зивар Гусейнова (С.-Петербург) Сакральные элементы в музыкально-теоретических руководствах XVII века 
  • Zivar Guseynova (St.-Petersburg) Sacred Elements in the 17th century Handbooks on Theory of Music 
  • Оксана Живаева (Москва) О традиции исполнения кафизм в Русской Церкви
  • Oksana Zhivaeva (Moscow) Ober die Tradition des Kafismgesanges in der Russischen Kirche 
  • Екатерина Смыка (Берлин) Праздник перенесения мощей св. Николая: ранняя русская гимнографическая традиция
  • Ekaterina Smyka (Berlin) The Fest of the Translation of the Relics of St. Nicholas: Early Russian Hymnographic Tradition 
  • Наталия Рамазанова (С.-Петербург) Древнерусский роспевщик за чтением Псалтири 
  • Nataliya Ramazanova (St.-Petersburg) An Old Russian Melodos Chanting Psalter 
  • Юрий Ясиновский (Львов) О репертуаре ирмосов и канонов в украинской певческой практике 
  • Yury Yasinovsky On the Repertoire of Heirmoi and Canons in the Ukrainian Chant Practice 
  • Весна Пено (Белград) Причастная песнь в сербском унисонном пении нового периода 
  • Vesna Реnо (Beograd) The Communion Hymn in the Late Serbian Monodic Chant Tradition 
  • Мария Пишлёгер (Вена) Об изучении мелодических формул позднего ирмологического пения Константинопольской Церкви 
  • Mariya Pischloger (Wien) liber die Erforschung der melodischen Formeln des spaten heirmologischen Gesanges der byzantinischen Kirche 
  • Протоиерей Михаил (Фортунато) (Лондон) Киевский роспев в восприятии регента 
  • Priest Michael Fortounatto (London) The Kievan Chant in the Experience of the Choirmaster 
  • Анатолий Конотоп (Москва) Строчное многоголосие и фольклор 
  • Anatoly Konotop (Moscow) Early Russian (Strochnaja) Polyphony and Folklore 
  • Николай Денисов (Москва) К вопросу о поэтической организации богослужебных текстов 
  • Nikolay Denisov (Moscow) On the Question of Poetic Organization of Hymnographic Texts
  • Иеромонах Лазарь (Свято-Троицкая Сергиева Лавра) Реформа певческой нотации XVII в. 
  • Hieromonk Lazar' (Svyato-Troitskaya Sergieva Laura) The Reform of Musical Notation in the 17th Century 
  • Юлия Москва (Москва) Францисканская литургия в рукописях Государственного Исторического Музея в Москве 
  • Yuliya Moskva (Moscow) Franciscan Manuscripts in the State Historical Museum in Moscow 
  • Нина Герасимова-Персидская (Киев) Гипотеза и факт — некоторые притчи в истории музыки XVII в. 
  • Nina Gerasimova-Persidskaya (Kiyev) Hypothesis and Fact. Some Parables in the History of the 17th-century Music 
  • Наталия Гурьева (Москва) Осмогласные циклы Литургии Стефана Беляева и Петра Норицына 
  • Nataliya Guryeva (Moscow) Octoechos Cycles of Russian Liturgy by Stefan Belyaev and Petr Noritsin 
  • Екатерина Андреева (Москва) В. М. Металлов. Биографический очерк 
  • Ekaterina Andreeva (Moscow) V. M. Metallov. Biographical Essay 
  • Антон Укурчинов (Кострома) Методы изучения гласового обихода XIX-XX вв.: историография или этномузыкология? 
  • Anton Ukurchinov (Kostroma) Research Methods of the 19th- and 20th-century Octomodal Daily Practice: Historiography or Ethnomusicology? 
  • Николай Парфентьев (Челябинск) К проблеме типологизации явлений русской духовной музыки XX в. 
  • Nikolay Parfentyev (Chelyabinsk) On the Problem of Typology of the Phenomena in the 20th-century Russian Spiritual Music
  • Наталья Парфентьева (Челябинск) Творческие принципы древнерусских мастеров и их воплощение в духовной музыке XX в.
  • Nataliya Parfentyeva (Chelyabinsk) Creative Principles of Old Russian Masters of Chant and Their Realization in the 20th-century Spiritual Music 
  • Александр Тевосян (Москва) Храмовое действо и европейский концерт в историко-литургическом контексте XX в. 
  • Alexander Tevosyan (Moscow) Church Rite and European Concert in the 20th-century Historical and Liturgical Context 
  • Николай Шиманский (Минск) Литургическое многоголосие западного типа с точки зрения преобразовательного метода 
  • Nikolay Shimanskiy (Minsk) Western Type of the Liturgical Many-voiced Singing from the Point of View of Transforming Method 
Слово об Александре Тевосяне 
In Memory of Alexander Tevosyan 
Список сокращений 
List of Abbreviations 
К сведению авторов «Гимнологии» 
Information for the Authors of «Hymnology» 
 

Церковное пение в историко-литургическом контексте: Восток - Русь - Запад. Гимнология. Выпуск 3 - Функциональные особенности богослужебных певческих книг эпохи Студийского устава 

 
Изучая процесс освоения Русью громадного православного наследия Византии, в том числе памятников певческой гимнографии, исследователи всегда отмечают стремительный рост отечественной книжности и ее самобытный характер. Это в полной мере относится к ранней певческой книжности: система книг, содержащих богослужебные песнопения, возникла почти «одномоментно» (в историческом плане), причем как единый комплекс взаимосвязанных источников. Основываясь на заимствованиях, она тем не менее во многих отношениях не повторяет, а переосмысливает исходные византийские образцы. При перенесении на русскую почву совокупности принципов устройства певческих книг и соотношений между ними происходил процесс отбора и преобразования, модификации книг с учетом местных потребностей. Характерно, что при всей значимости постоянных контактов с греческой церковной властью, присутствии множества греческих книг и образованных греков на Руси, в отечественных певческих книгах не находят отражения византийские книжные новшества (включая редакцию певческих книг и смену типа нотации), но сохраняется ориентация на архаические образцы. Поэтому интересно оценить специфику древнерусской системы церковно-певческих книг Студийской эпохи, увидеть динамику ее становления и развития. Богослужебные песнопения древнейшего периода записывались на Руси в книгах разных типов. Важнейшими из них были наиболее распространенные в то время Минеи и Триоди (чаще всего книги этих типов не йотировались), а также Стихирари (Минейные и Постные), Кондакари и Ирмологии (книги последних трех типов, как правило, йотированы).
 
Частично состав таких типовых певческих книг дублировался (например, в Минеях и Стихирарях Минейных, в Триодях и Стихирарях Постных), однако при этом различался характер записи. Кроме того, существовали и рукописи-сборники неустойчивого состава. В них отмечается индивидуальное «устройство» кодекса, при этом каждая часть такого сборника представляла собой сокращенный вариант типовой книги, ее фрагмент либо собрание песнопений для отдельных служб. Надо также иметь в виду, что объем певческой книжности Студийской эпохи не может считаться полным без учета безвозвратно (по всей видимости) утерянных рукописей. Наряду с названными книгами, которые в реальности дошли до наших дней, хотя и в небольшом числе, иногда — в неполном виде, бесспорно, существовали и другие, не сохранившиеся. Мы имеем в виду не только приблизительный характер количественных показателей, но также и потерю столь важного элемента певческой книжности, как Октоих. Книга такого типа (хотя, возможно, и без сплошной нотации) существовала на раннем этапе. Она была необходима, поскольку концентрировала певческий аспект системы осмогласия, обеспечивала наличие повседневно необходимых гимнографических текстов. Она регулярно упоминается как в Уставе (например, в рукописи ГИМ, Син. 330), так и в рядовых певческих рукописях (например, в Постной Триоди ГИМ, Син. 319). Заметим, что соотношение певческих рукописных источников между собой вполне вписывается в общую логику развития древнерусской книжности. В последней довольно четко разграничиваются области письменности, имеющие различное содержание, характер записи и предназначение. 
 
Именно практическая направленность и определяет, в конечном счете, характерные особенности каждого памятника письменности. И в этом множестве рукописных источников певческая книжность также представляет собой особую отрасль, достаточно специализированную и четко организованную. Прежде всего очертим границы явления. Что же входит в понятие «церковно-певческая книга эпохи Студийского устава»? Эта значительная по смыслу и объему область книжной культуры Древней Руси маркирована весьма определенно, поскольку отличается составом текстов, входящих в ту или иную книгу, особенностями ее устройства и специфическим характером записи (его нюансы заметны как при наличии, так и при отсутствии нотации). Принадлежность рукописного источника к кругу певческих книг определяется его составом и наличием специальных указаний на певческую информацию. Во- первых, такие кодексы, как правило, содержат лишь образцы гимнографических жанров, которые предполагают певческое исполнение, но не включают текстов, предназначенных только для чтения. Наиболее авторитетным свидетельством, фиксирующим порядок исполнения гимнографии, является устав богослужения. Однако, особенно в пределах Студийской эпохи, зачастую для характеристики певческой практики недостает скупых указаний устава в силу их краткости, а также малочисленности и неполной сохранности таких источников. Не менее значимы для понимания богослужебно-певческого дела и приметы, присущие самим рукописным книгам. Среди них прежде всего упомянем гласовые определения, наличествующие в певческих рукописях. Начиная с самых ранних рукописных памятников и вне зависимости от наличия или отсутствия знаков нотации, указания на глас достаточно регулярно предваряют тексты для распевания, указывая на принадлежность гимнографического образца к системе осмогласия. Зачастую, помимо гласового указания, песнопению предшествует и инципит напева-образца, по модели которого распевается данный текст; таким образом, в певческих книгах отражается широко распространенная практика пения на подобен, типичная для Студийской эпохи.
 
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (2 votes)
Аватар пользователя brat magistr