Черенков - Баптизм без кавычек

Михаил Черенков - Баптизм без кавычек
Церковь всегда пребывает в поиске. Она уверена в истинах своего вероучения, помнит о своем призвании, но всегда ищет актуальные пути присутствия в мире и влияния на него.
 
Так что при всей внутренней, догматической убежденности поиск социально-богословский не прекращается, поскольку обращен вовне, предопределен открытостью церкви миру, извечной сложностью их отношений.
 

Лишь в поиске и вопрошании возможно обновление церкви, ее освобождение от привычных образов жизни и служения.
 
После двадцати лет миссионерской деятельности евангельские, в том числе и баптистские, церкви осторожно начинают задавать вслух сложные вопросы о своей социальной позиции, об уместности в культурном контексте, своей роли в общехристианской истории, соотношении с большими традициями.
 
Все это - части одного вопроса о самоопределении церкви перед лицом «большого» мира, о ее готовности принять его вызов.
 

Ответить на этот вопрос можно, лишь убирая кавычки из названия собственной традиции. Традиции, надо признаться, относительно малой. Открываясь для других традиций, постсоветский баптизм сможет ясно понимать свою специфичность.
 
Открываясь для «большой», общехристианской традиции, традиция ЕХБ сможет стать частью целого, почувствовать общность, единство истории.

 
 

Михаил Черенков - Баптизм без кавычек - Очерки и материалы к дискуссии о будущем евангельских церквей

 
Черкассы: Коллоквиум, 2012. -291 стр.
ISBN 978-966-8957-34-5
 

Михаил Черенков - Баптизм без кавычек - Очерки и материалы к дискуссии о будущем евангельских церквей - Содержание

 
Глава 1. Необходимость рефлексии
  • В поисках себя
  • История длится
  • Время анализа
  • Опыт коллективной рефлексии
Глава 2. В истории и после
  • Историзм и антиисторизм как стратегии самоопределения
  • «Конец истории» как эсхатология и отсрочка
  • Жизнь «после конца»
  • Историзм по-евангельски
  • Христианство не сводится к истории
  • Локальная история дополняется Реформацией
  • Реформация преодолевает историзм
Глава 3. В традициях больших и малых
  • Быть частью большего
  • Уроки разделения
  • В поисках целостности
  • Отношение к православию и «большой традиции»
  • Общность истории
  • Общий культурный контекст
  • Исторические и евангельские церкви разделяет отношение к современности
  • Трансформации постсоветского евангельского протестантизма
  • Годы великого перехода. От баптизма к евангельскому движению
Глава 4. Национальные церкви в эпоху глобализма
  • Соблазны и вызовы «русского мира»
  • Украинский и российский евангельский баптизм. Общее и разделяющее
  • Эволюция постсоветского евангельского сообщества. Национальные церкви и межнациональные общности
Глава 5. Богословие в проблемах и дискуссиях
  • Братство или Писание?
  • Буква и символ в теолого-культурной традиции ЕХБ
  • Проблема человека в арминианско-кальвинистских дискуссиях
  • Вера после религии. Неопределенность современной религиозности
  • Теология после догматики
  • Перспективы теолого-философского диалога
  • От исторических реконструкций к теологическим проектам
Глава 6. В поисках подходящих миссиологий
  • Миссиология как проблема
  • Миссионерское призвание и социальная ответственность
  • Социальное служение под вопросом
Глава 7. Общество, культура и евангельские церкви
  • Проповедь в контексте
  • Между советским атеизмом и европейским постхристианством
  • Постхристианская Европа как вызов
  • Демократия снаружи и внутри
  • Демократические начала в жизни и служении общин
  • На краях культуры. Образование, наука и СМИ как сферы служения
  • Христианская философия и евангельские церкви
  • Протестантская теология и современная философия религии. Встречи на границах
  • Христианское мировоззрение и психология. Совместимость и конфликты
  • Евангельские церкви в постсоветском информационном пространстве
  • Нереализованные возможности и свободы
Глава 8. Перспективы самоопределения
  • Чужие среди своих. Евангельская церковь, государство и народ
  • Церковь, миссия и «вхождение в мир»
  • Время реформ
Послесловие
  • Открытое христианство. Конфликты и границы
  • Конфликт разных образов церкви
  • Конфликт ожиданий
  • Конфликт старого и нового в церкви
  • Конфликт церкви и общества
Приложение
Идеи со стороны и просто полезное чтение
Библиография
 

Михаил Черенков - Баптизм без кавычек - В поисках себя

 
Для молодых церквей память и традиция оказываются крайне важными, так как через них молодая ветвь связывается с древним общехристианским древом. Забвение общей истории не менее опасно, чем ее (истории) идолизация. Припоминание, восхождение к истокам не означает принятие всего исторического опыта всех конфессий. Здесь предстоит более сложная и творческая работа - поиск собственного лица, собранного из фрагментов истории; восстановление собственной линии, ее путь через историю.
 
Движение евангельских христиан-баптистов не возникло внезапно, ему предшествовала непрерывная евангельская линия внутри малых и больших традиций. Это тема отдельного и масштабного исследования: кого в истории постсоветские баптисты могут считать своими предшественниками. Мы ограничимся лишь тем, что признаем традицию ЕХБ «малой» традицией и составной частью традиции «большой».
 

Очевидно, что верующие церквей ЕХБ смогли создать свою малую традицию, которая доказала свою жизнеспособность в экстремальных условиях и которой можно гордиться. Но это лишь часть исторической правды. Другие важные истины ставят вопрос об «историческом долге» перед предшественниками и потомками, т. е. связывают привычный и ограниченный мир малой традиции с неоднозначной историей, а также с рискованным будущим.
 

Евангельские христиане-баптисты - особая часть большой традиции. Даже в свете Реформации это обособление подтверждается. Церкви ЕХБ - наследники Реформации, но также создатели своей малой традиции. Самобытность состоит в сочетании евангельской ортодоксии и верности Никео-Цареградскому символу веры с народным характером церковности. В истории евангельская церковь ближе всего идеалам Реформации, но ее следы и влияние заметны также в истории католической и православной церквей. В этом и состоит специфичность ЕХБ - ее собирательный характер, при котором она нигде не выступает в чистой конфессиональной форме, а потому и протестантские, и исторические церкви являются предысторией, историко-идейной основой для начинающегося, еще только возникающего евангельского движения.
 

С уважением относясь к истории церкви, все же хочется повторить вслед за отцом А. Менем, что христианство только начинается. Причем, по моим убеждениям, это христианство будет скорее евангельским, чем историческим. И если евангельским христианам-баптистам надлежит донести простое и живое евангелие до нехристиан и постхристиан, это можно считать особенной миссией, оправдывающей существование этой отдельной конфессии. Беда в том, что малая традиция ЕХБ стала закрытой и для внешнего мира в его сложности, и для евангелия в его радикальности. Именно поэтому мы решаемся говорить критично, говорить о нетождественности евангелия и «евангельской» церкви, о роковом рассогласовании открытости евангелия и закрытости его хранителей в традиции ЕХБ.
 

Почему о баптизме стоит писать критично? Это может оттолкнуть читателей из внутриконфессиональной среды, но вряд ли привлечет внимание посторонних наблюдателей из других конфессий или нерелигиозных кругов. И все же такой риск оправдан, так как вера, которая может отнестись к себе критически, церковь, не боящаяся правды и ее требований, заслуживают уважения и признания.

Основным достижением последних лет стала разгорающаяся дискуссия о социальной и богословской позиции евангельских церквей, в которой критику научились принимать, а разнице взглядов внутри одной церкви - радоваться.
 

Моя критика не является критикой со стороны; это мнение критика, но баптиста, или баптиста, но критика, т. е. критика-баптиста. Разговор в режиме откровенной самокритики дает шанс на обновление. В таком режиме открытости вырисовывается основная проблема постсоветского баптизма - боязнь преобразующей критики, уход от нее в глубины истории, в тень традиции. Застревание в истории, в неопределенности мешает найти в свете сегодняшнего дня свое место, свое лицо, свое призвание.
 

Постсоветский баптизм должен видеть себя частью большой христианской истории и живым участником начинающегося евангельского движения. Только на этом пути открытости к прошлому и будущему, к большим и малым христианским традициям, к постатеистическому обществу и постхристианской культуре возможно обретение себя, понимание своей самобытности, выполнение своей миссии в истории.

 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (5 votes)
Аватар пользователя ASA