Документы Собора Православной Российской Церкви - 19 - Отдел о монастырях и монашестве

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомиться, вступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Документы Собора Православной Российской Церкви - 19 - Отдел о монастырях и монашестве
Вот эти три обета — вольная нищета, целомудрие и послушание — и служат основою монашеской жизни. Этими обетами вы, иноки, переступили порог мира сего, вы сделались как бы земными ангелами, вы вступили в Царство Христово, каковое «не от мира сего» (Ин. 18, 36). Благословен Господь, призвавый вас к Себе, ибо глаголет Христос: «Никтоже может приити ко Мне, аще не Отец пославый Мя привлечет его» (Ин. 6, 44).
Такая жизнь, при соблюдении иноческих обетов, ведет к великому нравственному совершенству и укрепляет дух. Такой инок не только сам легко переносит скорби, страдания тяжкие, но и других укрепить может, что теперь так необходимо и чего жаждут все в настоящее тяжелое время. Вспомните сонм святых преподобных отцов первых веков христианства. Они спаслись, соблюдая обеты и уставы иноческого жития, и являются всему миру образцом для подражания. Таковых было много и у нас на Руси: Сергий преподобный, Антоний и Феодосий, Киево-Печерские чудотворцы, и другие. Они достигли великой духовной высоты и крепости духа.
 

Документы Священного Собора Православной Российской Церкви 1917-1918 годов – Том 19 – Документы Отдела о монастырях и монашестве

М: Изд-во Новоспасского монастыря, 2016. – 592 с., цв. вкл.
ISBN 978-5-9906510-8-1
 

Документы Священного Собора Православной Российской Церкви 1917-1918 годов – Том 19 – Документы Отдела о монастырях и монашестве – Содержание

  • Г. М. Запальский. Монастырская реформа и ее обсуждение до 1917 г. и на Священном Соборе Православной Российской Церкви 1917-1918 гг.
  • Документы о создании Отдела о монастырях и монашестве
  • Протоколы заседаний Отдела о монастырях и монашестве
  • Дополнительные материалы к протоколам заседаний Отдела о монастырях и монашестве
  • Итоговые документы Отдела о монастырях и монашестве
  • Отчеты о деятельности Отдела о монастырях и монашестве
  • Комментарии
  • Таблица посещаемости заседаний Отдела о монастырях и монашестве
  • Сводные характеристики протоколов заседаний Отдела о монастырях и монашестве
  • Использованные источники и литература      
  • Именной указатель

Документы Священного Собора Православной Российской Церкви 1917-1918 годов – Том 19 – Документы Отдела о монастырях и монашестве – Г. М. Запальский. Монастырская реформа и ее обсуждение до 1917 г. и на Священном Соборе Православной Российской Церкви 1917-1918 гг. – Отдел о монастырях и монашестве Священного Собора 1917-1918 гг. и его характеристики

 
В начале работы Священного Собора 1917-1918 гг. его членами было подано несколько предложений со списками необходимых отделов, среди которых упоминался и монастырский. 21 августа 1917 г. архимандрит Гурий (Степанов) подал в Соборный Совет заявление, посвященное непосредственно отделу «для обсуждения дел, касающихся монастырей и монашествующих». К нему прилагался лист с 32 подписями членов Собора, желающих открытия этого подразделения (кстати, затем лишь 23 из них станут членами Отдела о монастырях и монашестве). После положительного заключения Соборного Совета Собор 25 августа постановил образовать Отдел, который в номенклатуре соборных отделов занял 11-е место.
 
По первоначальной записи, завершенной 28 августа, в состав Отдела о монастырях и монашестве вошли 67 человек. Это был средний показатель на фоне других отделов, в которые записались от 27 до 166 человек; Монастырский отдел расположился на 10-м, медианном, месте из 19. В дальнейшем состав его членов пополнялся в ходе дополнительной записи, открытой 11 октября 1917 г., и путем добавления еще нескольких лиц по отдельным заявлениям. В то же время некоторые люди выбывали из числа членов. В результате к началу третьей сессии Собора в Отделе числились 74 человека, в конце третьей сессии — 60 человек. Всего в разное время членами Отдела были 77 человек.
 
Специфика Отдела заключалась в том, что у него среди членов Собора была своя социальная база. Она складывалась прежде всего из монашествующих — архимандритов, игуменов и иеромонахов. Из 20 членов Собора в монашеской мантии членами Монастырского отдела стали 151. Архиереи тоже принимали монашеский постриг и были ближе остальных к иноческому сообществу. Из делегатов на Собор, избранных в качестве представителей монашеской корпорации, трое имели епископский сан, еще один архиерей был назначен членом Собора по должности как наместник Александро-Невской лавры. Однако по сравнению с монашествующими епископы стояли на более высокой иерархической ступени и по своему образу жизни, как правило, были обособлены от монашеского сообщества.
 
В итоге за все сессии среди 77 членов Отдела было 15 монашествующих (19,5%), из них И архимандритов, 1 игумен и 3 иеромонаха. Процент оказался скромным, но он и не мог быть значительно больше в силу крайне малого представительства монашествующих среди всех соборян (3,5%). Также в Отдел вошли 20 архиереев (26,0% членов Отдела), 6 белых клириков, включая 1 псаломщика (7,8%)3, и 36 мирян (46,8%). Таким образом, епископы, для которых Монастырский отдел хотя бы отчасти был «своим», имели в нем большее процентное представительство, чем в целом на Соборе, а миряне и особенно белые клирики — меньшее.
 
Заседания Отдела проходили с 31 августа 1917 г. по 30 июля (12 августа) 1918 г. За это время состоялось 32 полноценных заседания и одно частное совещание членов Отдела, которые крайне неравномерно распределены по сессиям Собора. Вся основная работа Отдела была проделана в ходе первой сессии, на нее пришлось 27 заседаний (81,8%). За время второй сессии состоялись 3 заседания, перед началом третьей сессии было организовано частное совещание членов Отдела, а в саму третью сессию — еще 2 заседания. Три заседания были совместными: с подотделом о монастырском хозяйстве Отдела о церковном имуществе и хозяйстве (реально лишь с одним членом этого подотдела), с Отделом о церковной дисциплине и с Отделом об епархиальном управлении. На этих заседаниях рассматривались некоторые выработанные Отделом статьи, имевшие отношение к упомянутым соборным подразделениям.
 
Заседания Отдела проходили в Епархиальном доме. Они начинались чаще всего в интервале с 10.00 до 11.00 (20 раз — 62,5%) или с 15.15 до 15.30 (9 раз — 28,1%) и продолжались от 1,5 до 4 часов.
Число присутствующих членов Отдела колебалось от 8 до 47 человек, средняя посещаемость заседания составила около 26 человек. Первое время — с 31 августа по 7 ноября 1917 г. — она была достаточно высокой, в среднем на заседании в этот период присутствовали более 35 человек. После окончания Октябрьского вооруженного восстания в Москве посещаемость стала резко падать и к финалу первой сессии Собора (7-8 декабря 1917 г.) дошла до минимального показателя в 8 человек. Во время редких заседаний в ходе второй и третьей сессий, включая частное совещание членов Отдела, число присутствующих было небольшим, не превышая 18 человек.
 
6 человек из записавшихся в Отдел (все они миряне) не посетили ни одного заседания. А наиболее активными членами Отдела были монашествующие. Ни одного заседания (в т. ч. частного) не пропустил архиепископ Тверской Серафим (Чичагов), по 28 заседаний посетили архимандриты Александр (Григорьев) из Боголюбова монастыря и Алексий (Житецкий) из Боровского Пафнутиева монастыря, 27 — иеромонах Алексий (Соловьев) из Свято-Смоленской Зосимовой пустыни, по 26 — архимандриты Гурий (Степанов) из Казанской духовной академии и Исаакий (Бобраков) из Оптиной пустыни, а также самый активный из мирян, хлеботорговец из Саранска Ф. П. Чернышев.
 
Известный старец иеромонах Алексий (Соловьев) ради участия в церковных форумах 1917 г. был вынужден по послушанию прервать свой затвор и в итоге оказался среди самых ответственных посетителей заседаний Монастырского отдела. Судя по подписным листам, он пропустил только 6 встреч, причем в каждом из этих случаев удалось выяснить причину, и все они были сугубо уважительными. Первые месяцы иеромонах Алексий жил в Чудовом монастыре в Московском Кремле и продолжал ездить до Лихова переулка, даже когда в октябре 1917 г. в центре Москвы начались боевые действия. Впервые он пропустил заседание Отдела 27 октября, сохранились его воспоминания об этом дне: «И вот я вышел из Чудова монастыря и пошел к Никольским воротам по Сенатской площади к трамваю. Слышу, действительно выстрелы, перестрелка, а я все-таки иду, и вот, дойдя до середины площади, встречаю молодого офицера. Он меня останавливает и спрашивает: „Батюшка, куда вы идете? Слышите, кругом стреляют?" Отвечаю: „Я член Собора и должен быть сегодня на заседании!" — „Да вы не доедете до Собора, — говорит офицер, — по всей Москве сейчас стрельба идет". — „Я вам говорю, — отвечаю я ему, — мой долг быть на заседании Собора, и я останусь, только если вы сможете меня уверить, что нет никакой возможности мне дойти до Лихова переулка". — „Я вас уверяю, батюшка, — ответил офицер, — что вы до Лихова переулка не дойдете". Тогда я решился вернуться в Чудов монастырь». В конце ноября старец Алексий, идя домой из Епархиального дома, упал и вывихнул руку, из-за чего пропустил два заседания в начале декабря. Наконец, после второй сессии он сообщил о невозможности по немощи прибыть на Собор и подал прошение о разрешении остаться в Зосимовой пустыни. В результате он не смог посетить частное совещание членов Отдела и последние два заседания.
 
Помимо членов Отдела на некоторых его заседаниях присутствовали другие лица, всего 31 человек. Среди них были члены других отделов, с которыми устраивались совместные заседания, а также лица, приглашенные со стороны.
 
 

Категории: 

Оцените - от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (2 votes)
Аватар пользователя maestro