Эдингер - Библия и психика

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомитьсявступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Эдвард Ф. Эдингер - БИБЛИЯ И ПСИХИКА: символизм индивидуации в Ветхом Завете
В названии этой книги соединены два в разной степени распространенных термина, а именно — «Ветхий завет» и «индивидуация». Ветхий завет известен и является святыней более двух тысяч лет, в время как индивидуация как психологический процесс была открыта К. Г. Юнгом в XX веке.
 
Просто и одновременно невозможно найти определение индивидуации. Согласно простому определению, «индивидуация — означает становление единым, однородным существом, и поскольку „индивидуальность" — это наша наиболее внутренняя, постоянная и ни с чем не сопоставимая уникальность, то индивидуация также подразумевает становление собой. Таким образом, мы можем определить понятие индивидуации как „становление собой" или „самореализацию" („coming to selfhood" or „self-realization")».
Приблизиться к невозможному определению индивидуации можно, читая юнговское «Mysterium Coniunctionis» во всей его совокупности. Юнг говорит об этой книге: «Вся алхимическая процедура соединения противоположностей, которую я описал [в «Mysterium Coniunctionis»]... могла бы с тем же успехом представить процесс индивидуации отдельной личности».
 
Согласно другому определению, индивидуация — это процесс столкновения и развития отношений эго с самостью. К несчастью, в этом определении один неясный термин лишь заменен другим термином, столь же неясным. Такие определения постижимы только в том случае, когда есть опыт той реальности, к которой они относятся.
 

Эдвард Ф. Эдингер - Библия и психика: символизм индивидуации в Ветхом Завете

Москва: Клуб Касталия. 2016. — 396 с.
 

Эдвард Ф. Эдингер - Библия и психика: символизм индивидуации в Ветхом Завете - Содержание

Часть 1. Пятикнижие Моисеево  
  • Предисловие  
  • Библия и психика  
  • Начало  
  • Иаков и его сыновья  
  • Моисей и Яхве  
  • Богоявление в пустыне
  • Иисус Навин, Гедеон, Самсон
  • Саул и дух Яхве
  • Давид
  • Соломон
  • Пророки и цари
  • Изгнание и возвращение
  • Появление фемининного
  • Coniunctio: Песнь Песней
  • Мессия: реализация Самости
  • Библиография
Часть 2. Псалмы Давидовы
  • Священная психе. Психологический подход к исследованию псалмов
  • Предисловие редактора
  • Введение
  • Псалом 1. Благословенный человек
  • Псалом 2. Для чего разъярились язычники?
  • Псалом 8. Кто такой человек, что ты помнишь о нем?
  • Псалом 14. Сказал безумец в сердце своем: нет Бога
  • Псалом 22. Страдающий слуга
  • Псалом 23. Добрый пастырь
  • Псалом 51. Miserere (Помилуй)
  • Псалом 63. Жаждущая Душа
  • Псалмы 69 и 130. Зов из Глубин
  • Псалом 102. Бог как любящий Отец
  • Псалом 110. Мессия, Царь и Жрец
  • Псалом 125. Сеять со слезами, пожинать с радостью
  • Псалом 138. Всеведение Бога
  • Псалом 150. Господа восхваляйте
Часть 3. Пророки Ветхого Завета
  • Введение. История как Священное Писание
  • Исайя, Часть Первая
  • Исайя. Часть вторая
  • Иеремия. Часть первая
  • Иеремия. Часть вторая 3
  • Плач Иеремии; Иезекииль. Часть первая
  • Иезекииль Часть Вторая

Эдвард Ф. Эдингер - БИБЛИЯ И ПСИХИКА: символизм индивидуации в Ветхом Завете - БИБЛИЯ И ПСИХИКА

 
Мы должны читать Библию, иначе мы не поймем
психологию. Наша психология, жизнь в целом, наш язык
и образный мир имеют в основании Библию.
Юнг
 
С приближением XXI века мы становимся свидетелями возникновения нового мировоззрения, вырастающего из глубинной психологии. Эта новая наука рассматривает психику как объективный феномен, подлежащий экспериментальному изучению. Она оперирует уже полученными данными, ища к ним новый подход. Например, мифология, религия и священные писания разного рода изымаются из традиционного контекста и рассматриваются с точки зрения психологии — то есть в качестве феноменологии объективной психики.
 
С этой точки зрения Библию можно рассматривать как самораскрытие объективной психики. Юнг говорит: «Слова Священного Писания — это также высказывания души... они указывают на реалии, переходящие пределы сознания. Эти entia (сущности) являются архетипами коллективного бессознательного».
 
До сих пор психические трансцендентные объекты являлись метафизическим содержанием религиозных догм, но теперь, пишет Юнг, «научная психология должна взглянуть на эти интуитивные проблески трансцендентного, порожденные человеческим разумом во все времена, как на проекции, то есть содержания психики, которые экстраполировались на метафизическое пространство и застаивались в нем».
 
Переход от метафизической позиции религиозной веры к эмпирической позиции психологии труден. Между этими двумя горными вершинами лежит темная долина, долина утерянной веры, отчужденности, бессмысленности и отчаяния. Для тех, кто благополучно очутился на вершине религиозной веры, психологический подход может представляться интересным дополнением к более безопасной позиции, счастливыми обладателями которой они уже являются. Однако для тех, кто, сознательно или бессознательно, ранее соскользнул с вершины веры и оказался в темной долине, открытие психологической позиции, вполне вероятно, может стать спасительным. Эта позиция является принятием духовного банкротства, она доступна только для «нищих духом», ибо, как говорит Юнг, «я обращаюсь не к счастливым обладателям веры, но к тем многочисленным людям, для которых светильник погас, таинство поблекло и Бог мертв. Для многих из них нет пути назад, и никто не знает, стал бы путь назад лучшим выходом. Достичь понимания сути религии — вот, возможно, и все, что нам остается, а это психологический подход. Поэтому я беру эти исторически запечатленные мыслеформы, переплавляю вновь и разливаю их в формы непосредственного опыта».
 
Ветхий Завет фиксирует непрерывный диалог между Богом и человеком в том виде, в котором он отображен в священной истории Израиля. Он предоставляет в наше распоряжение чрезвычайно богатый компендиум образов столкновения с нуминозным. С точки зрения психологии их можно интерпретировать как образы встречи эго с самостью, что является главной особенностью индивидуации. Таким образом, Ветхий Завет содержит целую сокровищницу символов индивидуации. Эти освященные веками сюжеты берут начало в бесчисленных индивидуальных переживаниях нуминозного, их психическое наполнение обогащено веками благочестивого поклонения и раздумий множества людей. Когда мы осознаем эти факты, мы еще раз открываем для себя, что Ветхий Завет действительно является священной книгой. Это буквально Ковчег Завета, в котором пребывают сила и слава трансперсональной психики. Поэтому мы должны подходить к нему с осмотрительностью, почитая власть нуминозного.
 
Психологический подход воспринимает Библию такой, какая она есть, исходя из гипотезы, согласно которой коллективная психика (отчасти преднамеренно) избирала материал и строила его веками. Относясь с уважением к библейской критике, психологическая позиция мало озабочена тем, что тот или иной отдельный отрывок Пятикнижия происходит из источника «J», а не «Е». Кроме того, значимой считается последовательность. Еврейская Библия, основанная на масоретском тексте (600—900 годы н.э.), состоит из 24 книг, собранных в три части: Закон, Пророки и Писания.
 
Порядок расположения книг Ветхого Завета в христианской Библии основывается на греческом переводе Септуагинты 280—150 годов до н. э. Такой порядок подчеркивает линейный процесс развития в соответствии с историческими, обусловленными восприятием времени, особенностями западной психики. Согласно этой версии, Ветхий Завет состоит из 39 книг, последовательно расположенных в трех категориях: 17 исторических книг, 5 книг поэтической мудрости и 17 пророческих книг.
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (4 votes)
Аватар пользователя warden