Сирин - Собрание сочинений

Ефрем Сирин - Полное собрание сочинений в 4-х томах

Ефрем Сирин - Творения - Полное собрание сочинений в 4-х томах

Единицко Бричанская епархия, 2006 г
 
Ефрем Сирин - выдающийся церковный писатель (IV- V вв., Сирия). Его сочинения очень многочисленны, более 1000. Автор часто пользовался формой песни, его семисложный размер получил название «ефремова стиха».
 
Лучшую часть сочинений Ефрема Сирина составляют проповеди, особенно нравоучительные. Он не столько доказывает, сколько высказывает свои мысли и чувства, он истинный оратор в христианском смысле слова. Господствующий аргументв его проповедях - умелое цитирование Св. Писания, главное содержание - учение о жизни «для Бога и в Боге»...
 
Он говорит о покаянии, об удалении от суеты мирской, о борьбе со страстями; изображает смерть, Страшный суд, загробную судьбу грешников и праведников. Благословляет брак и семью, советует родителям заботиться о воспитании детей, о хорошем замужестве для дочерей, об определении сыновей на службу общественную и государственную... Наиболее известные проповеди Ефрема Сирина: семь слов о втором пришествии Христовом, о воскресении мёртвых, о страданиях Спасителя, о кресте, о терпении, о вере, о посте, о добродетелях и пороках, о гордости.
 

Содержание

 

1 том

Слова Ефрема Сирина о добродетелях и пороках и на Втрое пришествие
 

2 том

Наставления
 

3 том

Толкование на пророков и Пятикнижие. Также некоторые неэкзегетические творения: "О свободной воле человека", "Песнопения на Рождество Христово", "Почему Бог одни прошения наши приемлет, а другие отвергает?" и многие другие
 

4 том

Толкования на Послания ап. Павла и Четвероевангелие
 
 

Толкание Послания к Римлянам, 8 глава

 

(Ст. 1). Итак ныне, поскольку пришел Ходатай наш и Умилостивитель за нас, нет никакого осуждения нам, которое от закона могло бы быть. Кому же нет? — Только тем, кои суть во Христе, если только опять по плоти не пойдут. То есть которые по совершении покаяния получили очищение и уже не грешат более, — для них после крещения нет соблазна или препятствия со стороны того закона, который, когда имел их подвластными себе, хотя бы они и униженно просили его, тем не менее предал бы их смерти. И если блюстители закона не давали им возможности покаяния, то провозвестники Евангелия не делают так. Правда, и в Новом Завете есть правосудие, как и в Ветхом была благодать, ибо начаток того и другого был в обоих Заветах; но как суровость правосудия того (Ветхого Завета) укротила и подчинила всякого человека долгу, напротив, изобилие благодати сего (Нового Завета) истребило и отринуло долговые записи всех.

(Ст. 2). Ибо закон духа, то есть вера через крещение, освободил тебя, через освобождение его (духа жизни во Христе), от того закона греха и смерти.

(Ст. 3). Ибо немощное было в законе, — или Моисея называет немощным, поскольку нуждался в очищении за совершенное им при камне преступление (Исх. 17:6–7); или священников и жертвенные священнодействия, потому что они не могли очистить грехов, пока не пришла Единственная Жертва и не умертвила грех во плоти Своей. Или же самый закон был немощен и никому не мог отпускать греха. Итак, бессилен был закон, так как не мог оказать виновным милосердия и сострадания, — как бы немощный, который не может совершить ничего, сильнее себя. Он «рабствовал», поскольку через раба дан был, а раб никоим образом не может освобождать раба, ибо оба имели нужду в истинной свободе Сына. Чрез плоть, говорит, послал Бог Сына Своего в подобие плоти греха. Плотью грехов называет грех, так как он облекся плотью, сообразно их плоти. Собран воедино грех, который был долгом закону, и, введя, заключил его в самой плоти Своей, — и Умерший умертвил его. Потому и сказал: осудил грех в самой плоти Своей.

(Ст. 4). Дабы правда закона исполнялась в нас, — ибо уже не в той безнадежности пребываем, какую имеем в законе. Вот, говорит, вместо закона стало то, что вы считаете противным ему; ибо не по плоти ходим (проводим жизнь) мы, как тогда, — но по духу, как и закон требовал. Ему соответствует (удовлетворяет) наша теперешняя праведность, а не прежний наш грех.

(Ст. 5). Ибо по плоти живущие, говорит, о плотском помышляют.

У тех, кто окружены грехом, и помыслы подражают делам их; та же участь и у совершающих доброе.

(Ст. 6). Награда одних состоит в смерти, а других — в жизни [14].

(Ст. 7). Потому что мудрование плоти враждебно есть Богу. Но закон Божественный любезен Богу, а плотской враждебен Тому и другому (Богу и закону Божию): и Богу не благоугоден, и закону не повинуется.

(Ст. 8). Вы же, бывшие тогда против закона, теперь соделались духовными и подчинились ему, — хотя обрезанные и хранители субботы считали бы нас противниками закона за то, что ненужные заповеди упразднены свыше. Ведь если бы он (закон) не только убил, но также и спас, то надлежало бы ему прежде в сердцах быть написанным. Ты же заметь, что он не есть ни полная правда, ни той правды в нем нет, которая говорит: что кажется злом тебе, не делай ближнему (Деян. 15:20, 29. Ср.: Тов. 1:10 и 4:15).

(Ст. 9). Вы же во плоти не находитесь (есте), но в духе, — то есть не находитесь под древним законом, но под наблюдением нового. Если же дел нового закона нет в вас, то сей подлинно не есть Христов.

(Ст. 10). Если же Христос в вас через дела вселится, то тело мертво ради греха.

(Ст. 11). А если Дух Его, который вы восприняли в себя через крещение, дарами Своими вселится [греч.: «живет, обитает»] в вас, то Он оживотворит и смертное тело ваше [по-греч. множественно: «тела»] ради живущаго Духа Его в вас.

(Ст. 12). Итак, не повинуйтесь плоти, то есть не подчиняйтесь прежнему отчаянию. Называет их плотью, потому что они совершали дела плотские.

(Ст. 13). Если же по плоти поживете, то есть если пойдете прежним образом по жизни, то опять умрете после оживотворения вашего. Если же духом, то есть духовным житием, дела плоти умертвите, то через эту жизнь, вами усвоенную, вы пребудете (живы).

(Ст. 14). Ибо все, кто Духом Божиим водятся, то есть те, кто вращаются в (обращаются среди) духовных предметах, сии суть сыны Божии.

(Ст. 15). Ибо вы не приняли духа рабства, который вас, конечно, подверг бы рабству закона, но приняли Духа, который ведет вас к совершенству, ибо к усыновлению зовет вас, в коем (которым) взываем: «Авва отче наш», — что означает непрестанно повторяемое апостолом: «от Бога Отца нашего», и «сонаследники Христа».

(Ст. 16). Ибо Сам Дух свидетельствует духу нашему, именно намерению нашему, что мы делами нашими (есмы) чада и рабы со Христом.

(Ст. 17). Ибо если состраждем вместе с Ним через распятие плоти нашей, то будем сопрославляемы во время откровения Его.

(Ст. 18). Ведь не равного суть достоинства страдания сего времени сравнительно с будущею славою, которой сильно желают все твари и которую они мучительно ожидают.

(Ст. 19). Все твари с надеждой ожидали тех сынов, которые долженствовали быть рождены в жизнь воскресения, чтобы ради них ожить и им (тварям).

(Ст. 20). Ибо суете твари подчинились. Тварями названы люди, поклоняющиеся тварям; подобное же говорит: сравнялся со скотами и подобен сделался им (ср.: Пс. 48:13). Впрочем, подчинились не желая, ибо существовала вина. И подчинил их в надежде: это была или семья Адама, которая подчинена была в надежде (будете, как боги (Быт. 3:5)), или люди, которые подчинились почитанию тварей в надежде, что они суть боги.

(Ст. 21). И сами твари в надежде освобождаются от того рабства тления в свободу, которая дастся сынам (чадам) в день славы Бога. Говорится здесь, что твари получают освобождение, так что они прославятся вместе с нами в день славы нашей за то, что уничижены с нами в день уничижения и страдания нашего.

(Ст. 22). Ведаем, говорит, что все твари стенают и мучаются доныне, — ибо того требует уничижение их. Ведь все твари с того времени, как подчинил их себе человек в надежде, что Бог есть солнце и луна с прочими всеми тварями, — вздыхали затем и вздыхают, и ожидают рождения сынов в воскресение жизни, которые могут познавать тварей — как тварей, а Творца — как Творца.

(Ст. 23). Но и мы сами, которые имеем смешение [греч.: «начаток»] Духа, — ибо при достижении совершенства не смешение некое является в нас, но всецело усовершенствует нас Божество, — и мы сами, говорит, имея Духа, в этом Духе ожидаем искупления тела нашего.

(Ст. 24). И в этой надежде усыпаем (умираем). Надежда же, которая состоит в видении [русск. перевод: надежда же, когда видит…; слав.: упование же видимое], не есть надежда. Ведь мы отнюдь не видим ее, как Адам дерево свое; иначе чего стали бы мы ожидать и надеяться?

(Ст. 25). Если же надеемся на невидимую славу, то в терпении ожидаем того времени, когда облечемся ей.

(Ст. 26). Поскольку, говорит, и Сам Дух помогает немощи нашей, именно в час испытания нашего, ибо о чем молиться как должно, не ведаем, то есть не знаем, что нам полезно, но Сам Дух ходатайствует за нас воздыханиями без слов [буквально: «без шепота»], чем являет Свое промышление о нас.

(Ст. 27). Испытующий же сердца ведает, какое намерение (есть у) Духа; потому что по воле Божества ходатайствует за святых, — то есть те, которые говорили языками, молились Духом, и Сам Дух знал, что на языках они знали, и Сам говорил (1 Кор. гл. 14).

(Ст. 28). Так как любящим Бога все благоспоспешествует к добру, — то есть и в искушении, и без искушения тем, которым в призвании сего дня дал обетование через Авраама.

(Ст. 29). Потому что коих предузнал, то есть с того дня, как дал им обетование, и призвал (предопределил) тех сообразными становиться Сыну Своему, ибо Он — Сын, и мы — сыны, дабы, говорит, был Он Первородным между многими братьями.

(Ст. 30). Коих же предопределил, то есть язычников, сих призвал через обетование (Евангелия), сих и оправдал через веру и крещение. Коих же оправдал, их и прославил через дары Духа.

(Ст. 31–32). Если Бог за язычников, то кто станет прекословить из-за нас? И если собственного Сына не пощадил, то как с Ним не дарует нам и всего, что обещал нам?

(Ст. 33–34). Кто будет обвинять за язычников, зачем они избраны Богом? Кого Бог оправдывает через очищение, то кто может осуждать их по закону?

(Ст. 35–36). Итак, кто отлучит нас от Христа? Скорбь? Или голод (и проч.)?

(Ст. 37). Но это все (в этом всем) преодолеваем, поскольку пострадали ради Возлюбившаго нас.

(Ст. 38–39). Ибо уверен я, и содержу твердо, что ни смерть, ни жизнь, ни другая тварь (то есть порождение) — или страданий, или антихриста — не возможет нас отлучить от любви Христовой.

 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 8.3 (10 votes)
Аватар пользователя esxatos