Эко - История Средневековья - энциклопедия

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомитьсявступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
История Средневековья - Энциклопедия под редакцией Умберто Эко
Введение в Средние века, дабы не оказаться столь же объемистым, как те тома, которым оно предпослано, должно бы ограничиться словами о том, что Средние века — это период, который, начавшись в эпоху распада Римской империи, соединив латинскую культуру с культурой народов, постепенно завоевавших империю, и использовав христианство в качестве связующего элемента, произвел на свет то, что мы сегодня называем Европой с ее странами, языками, на которых мы по-прежнему разговариваем, и институтами, которые, пусть и в измененном (порой — самым радикальным образом) виде, по-прежнему являются действующими. Это и слишком много, и слишком мало. Поскольку в отношении Средних веков существует множество стереотипов, прежде всего будет уместно уточнить, что Средневековье — это не то, о чем думает обычный читатель; не то, что ему рассказали о нем многочисленные и наспех составленные школьные учебники; не то, что показали ему кино или телевидение. И поэтому в первую очередь нужно будет сказать, чем Средние века не являются. Далее следует задаться вопросом о том, что Средневековье оставило нам актуального по сей день. И наконец, в каком смысле оно было чем-то радикально иным по сравнению с временами, в которые мы живем сегодня. 
 
Чем не являются Средние века 
 
Средневековье—это не столетие. Это не XVI век, и не XVII век, и вообще Средневековье не есть точный период с определенными характеристиками, какими были Ренессанс, барокко или романтизм. Это период из многих столетий, впервые получивший свое название в трудах гуманиста Флавио Бьондо, который жил в XV в. Как и все гуманисты, Бьондо уповал на возвращение к культуре классической Античности и помещал, так сказать, в скобки те века, что прошли с падения Римской империи (476 г.) до его собственного времени; эти столетия виделись ему эпохой упадка. Судьба, впрочем, в конце концов распорядилась так, что и самого Флавио Бьондо стали относить к Средним векам — ведь умер он в 1463 г., а общепринятой датой окончания Средневековья считается 1492 г. — год открытия Америки и изгнания мавров из Испании. 1492 минус 476 равняется 1016. Тысяча шестнадцать лет — это много. Сложно поверить, что в течение такого долгого периода, на который приходится немало исторических событий, изучаемых еще в школе (от нашествий варваров до Каролингского возрождения и развития феодализма, от арабской экспансии до зарождения европейских монархий, от борьбы Церкви с Империей до Крестовых походов, от Марко Поло до Христофора Колумба, от Данте до завоевания Константинополя турками), образ жизни и мышления оставался неизменным. Можно провести интересный эксперимент. Спросите у хорошо образованного человека (только, разумеет- ся, не у знатока Средневековья), сколько лет разделяет блаженного Августина, который считается первым из средневековых мыслителей, хотя и умер еще до падения Римской империи, и святого Фому. Обоих философов «проходят» в школе как крупнейших представителей христианской мысли. Так вот, не многим удается верно определить этот промежуток времени — восемь веков; это столько же, сколько отделяет святого Фому от нас с вами. 
 
Умберто Эко 
 

История Средневековья

Энциклопедия под редакцией Умберто Эко
М.: ОЛМА Медиа Групп, 2015. 447 с.: ил.
Подарочное издание
ISBN 978-5-373-07215-1 
 

История Средневековья - Содержание

ВВЕДЕНИЕ В СРЕДНИЕ ВЕКА (Умберто Эко) 
РАННЕЕ СРЕДНЕВЕКОВЬЕ
Введение (Лаура Барлетта)
  • От падения Западной Римской империи до Карла Великого
    • Распад Римской империи (Филиппо Карла)
    • От города к деревне (Филиппо Карла)
    • Рабство, колонат и крепостная зависимость (Пасквале Розафио)
    • Миграции варваров и конец Западной Римской империи (Массимо Понтесилли)
    • Германские народы (Алессандро Каванья)
    • Славянские народы (Алессандро Каванья)
    • Степные народы и Средиземноморье: гунны, авары, булгары (Умберто Роберто)
    • Римско-варварские королевства (Фабрицио Мастрамартино)
    • Варварские королевства, империи и княжества (Умберто Роберто)
    • Юстиниан и отвоевание Запада (Туллио Спаньуоло Вигорита)
    • Римское право и свод Юстиниана (Лючио Де Джованни)
    • Византийская империя до периода иконоборчества (Томмазо Браччини)
    • Византийские провинции I (Томмазо Браччини)
    • Королевство франков (Эрнст Эрих Метцнер)
    • Лангобарды в Италии (Стефания Пикаръелло)
    • Мухаммад и начало распространения ислама (КлаудиоЛоЯконо)
    • Халифат Омейядов (Клаудио Ло Яконо)
    • Складывание христианской доктрцны и ересей (Джакомо Ди Фьоре)
    • Подъем Римской Церкви (Марчелла Райола)
    • Римская Церковь и светская власть пап (Марчелла Райола) 
    • Распространение христианства и крещение народов (Джакомо Ди Фьоре)
    • Образование и новые культурные центры (АннаБенвенути)
  • От Карла Великого до 1000 г.
    • Карл Великий и новый порядок в Европе (Катя Ди Джироламо)
    • Императоры и иконоборчество (Сильвия Рончи)
    • Византийская империя: Македонская династия (Томмазо Браччини)
    • Византийские провинции II (Томмазо Браччини)
    • Ислам: Аббасиды и Фатимиды (Клаудио Ло Яконо)
    • Европа под властью ислама (Клаудио Ло Яконо)
    • Христианские королевства в Астурии (Джулио Содано)
    • Королевство франков от Карла Великого до Верденского договора (Эрнст Эрик Метцнер)
    • Королевство франков от Верденского договора до распада (Эрнст Эрик Метцнер)
    • Феодализм (Джузеппе Алъбертони)
    • Правовой плюрализм (Дарио Ипполито)
    • Италийское королевство (Франческо Паоло Токко)
    • Набеги и нашествия в IX—X вв. (Франческо Cmopmu)
    • Партикуляризм в посткаролингскую эпоху (Катя Ди Джироламо)
    • Монашество (Анна Бенвенути)
    • «Железный век» папства (Марчелла Райола)
    • Саксонская династия и Священная Римская империя (Катя Ди Джироламо)
страница книгиЦЕНТРАЛЬНОЕ СРЕДНЕВЕКОВЬЕ
Введение (Лаура Барлетта)
  • События
    • Раскол Церкви (Марчелла Райола)
    • Спор об инвеституре (Катя Ди Джироламо)
    • Папская политика (Ивана Аит) 
    • Возникновение и распространение городов-коммун (Андреа Дзордзи) 
    • Соперничество морских республик I (Катя Ди Джироламо) 
    • Гвельфы и гибеллины (Катя Ди Джироламо)
    • Крестовые походы и Иерусалимское королевство (Франко Кардини) 
    • Фридрих Барбаросса и Третий крестовый поход (Франко Кардини)
    • Возникновение рыцарских орденов (Барбара Фрале)
    • Реконкиста (Клаудио Ло Яконо)
  • Страны
    • Папское государство I (Ивана Аит)
    • Священная Римская империя (Джулио Содано)
    • Города и княжества Германии (Джулио Содано)
    • Франция Капетингов (Фаусто Коццетто)
    • Английское королевство (Рената Пилати)
    • Скандинавские страны I (Рената Пилати)
    • Норманны в Южной Италии и на Сицилии (Франческо Паоло Токко)
    • Русские княжества I Джулио Содано)
    • Польша I Джулио Содано)
    • Венгрия I Джулио Содано)
    • Балканский полуостров I (Фабрицио Мастрамартино)
    • Городские коммуны (Андреа Дзордзи)
    • Христианские королевства Испании (Массимо Понтесилли)
    • Тайфа: мусульманские эмираты на Пиренейском полуострове (Клаудио Ло Яконо)
    • Морские республики (Катя Ди Джироламо)
    • Византийская империя: династия Комнинов (Томмазо Браччини)
    • Иерусалимское королевство и малые феоды (Франко Кардини)
ЗРЕЛОЕ СРЕДНЕВЕКОВЬЕ
Введение (Лаура Барлетта)
  • События
    • Немецкая экспансия на Восток (Джулио Содано)
    • Крестовые походы и Латинская империя на Востоке (Франко Кардини)
    • Соперничество морских республик II (Катя ДиДжироламо)
    • Фридрих II Гогенштауфен и закат Швабской династии в Италии (Мария Тереза Фумагалли Беонио Броккьери)
    • Ордена монашествующих рыцарей (Барбара Фроле)
    • Бонифаций VIII и примат Церкви (Эррико Куоццо)
    • Папство в авиньонский период (Анна Мария Вочи)
    • Великая схизма (Мартелла Ройала)
    • Выборная монархия и династия Габсбургов (Катя ДиДжироламо)
    • От городов-коммун к синьориям (АндреаДзордзи)
    • Столетняя война (Рената Пилати)
    • Черная чума и кризис XIV в. (Катя ДиДжироламо)
    • Крестьянские восстания (Джованни Витоло)
    • Анжуйская династия в Средиземноморье (Франческо Паоло Токко)
  • Страны
    • Папское государство II (Эррико Куоццо)
    • Франция (Фаусто Коццетто)
    • Англия: монархия посреди войн и уступок (Рената Пилати) 
    • Священная Римская империя Германской нации (Джулио Содано)
    • Королевства, княжества, герцогства, епископства, города в германских землях (Джулио Содано)
    • Княжества на границе Франции и Священной Римской империи (Фаусто Коццетто)
    • Швейцарский союз (Фаусто Коццетто)
    • Пиренейский полуостров (Россана Сичилия)
    • Анжуйское королевство на Сицилии (Франческо Паоло Токко)
    • Арагонская династия на Сицилии (Франческо Паоло Токко)
    • Венеция и другие морские города (Катя ДиДжироламо)
    • Скандинавские страны II (Рената Пилати)
    • Города Ганзейского союза (Фабрицио Мастромартино)
    • Польша II (Джулио Содано)
    • Венгрия II (Джулио Содано)
    • Великое княжество Литовское (Джулио Содано)
    • Балканский полуостров II (Фабрицио Мастромартино)
    • Русские княжества II (Джулио Содано)
    • Золотая Орда (Мари Франсин Фавро)
    • Византийская империя и династия Палеологов. Упадок и гражданские войны (Томмазо Браччини)
    • Османская империя I (Фабрицио Мастромартино)
ПОЗДНЕЕ СРЕДНЕВЕКОВЬЕ
Введение (Лаура Барлетта)
  • События
    • Формирование государства Нового времени (Аурелио Музи)
    • Арагонцы в Средиземноморье (Аурелио Музи)
    • Падение Константинополя (Сильвия Ронни)
    • Окончание Столетней войны (Рената Пилати)
    • Отвоевание Гранады (Россана Сичилия)
    • Равновесие между итальянскими государствами (Россана Сичилия)
    • Итальянские войны и система европейских государств (Россана Сичилия)
    • Династическая политика Габсбургов (Катя Ди Джироламо)
  • Страны
    • Папское государство III (Эррико Куоццо)
    • Королевство Франция (Фаусто Коццетто)
    • Возвышение Бургундии (Россана Сичилия)
    • Герцогство Бретань (Россана Сичилия)
    • Королевство Англия (Рената Пилати)
    • Шотландия (Рената Пилати)
    • Германская империя Джулио Содано)
    • Германский регион и территории Габсбургов (Джулио Содано) 
    • Швейцарская конфедерация (Фаусто Коццетто) 
    • Богемия (Джулио Содано) 
    • Венгрия III (Джулио Содано)
    • Польша III (Джулио Содано) 
    • Скандинавские страны III (Рената Пилати)
    • «Третий Рим» (Сильвия Рончи) 
    • Государства Пиренейского полуострова (Россана Сичилия) 
    • Итальянские синьории (Андреа Дзордзи) 
    • Венецианская республика (Фабрицио Мастромартино) 
    • Южная Италия (Аурелио Музи) 
    • Византийская империя и династия Палеологов. Агония империи (Томмазо Браччини)
    • Османская империя II (Фабрицио Мастромартино) 
рисунок с книги

История Средневековья - Раннее Средневековье - Введение (Лаура Барлетта)

 
Обзор событий раннего Средневековья позволяет поставить ряд немаловажных вопросов. Это длительный период упадка, который недвусмысленно характеризуется акцентированным демографическим спадом. Эту эпоху также следует понимать как время, когда происходит закат античного мира и постепенно образуется новый цивилизационный сплав, в который варварские народы привносят свои порядки социализации, свои языки, свои институты, свои правовые системы. Это период распространения общей религиозной культуры — христианства, которое уже получило статус государственной религии в Римской империи начиная с Феодосия (ок 347— 395, император с 379 г.); это глубинным образом меняет самоощущение различных народов. В эту эпоху центр тяжести политической и экономической жизни смещается из Средиземноморья в сторону севера и востока Европы. В результате из ряда регионов, которым было суждено дать начало будущим национальным государствам (это земли вестготов, лангобардов и франков; последние, в свою очередь, делятся на Нейстрию и Австразию), постепенно начинает складываться Европа, какой ее знаем мы. Правда, восточная ее граница долгое время будет проходить гораздо ближе к западу, нежели мы привыкли проводить ее с точки зрения географии. Это продолжительный исторический период, в ходе которого появляется и распадается новая Каролингская империя; возникает тенденция к централизации властных полномочий и одновременно — центробежные силы, которые будут действовать на протяжении многих веков; правители и папы пробуют свои силы в борьбе между государством и Церковью; определяется новый социальный и экономический порядок, основывающийся на феодальной системе, крупном землевладении, передаче ремесла по наследству, рабском положении крестьян. Все эти элементы, несмотря на многочисленные и глубокие трансформации, которые им предстоит претерпеть, будут оставаться связующей тканью для всего континента вплоть до XIX в. Это, наконец, века, когда постепенно определяется европейская идентичность по отношению к исламу и к Восточной Римской империи, которую недаром сейчас скорее принято называть Византийской, а также к новым волнам варваров, давящих на восточные границы. Если и вправду любой исторический период можно интерпретировать лишь исходя из событий настоящего, то ряд проблем, которые в наши дни требуют наиболее пристального внимания политиков, экономистов и ученых, не говоря уже о СМИ, о мужчинах и женщинах, сталкивающихся с ними каждый день, напрямую связан со Средневековьем. Мы задаемся вопросом, переживаем ли мы сейчас упадок той Европы, чьи истоки восходят к Средним векам, конец ли это цивилизационного цикла. Даже Соединенные Штаты Америки, наследующие этой цивилизации, после периода безраздельного господства в прошлом столетии подают сегодня сигналы усталости. В то же время ряд азиатских стран, как кажется, мощной и уверенной поступью выходит на авансцену истории — в том ее понимании, которое присуще европейцам. Безусловно, изменение положения нашего континента на мировой геополитической арене выглядит неизбежным. 
 
Равным образом очевиден и кризис идентичности европейцев в эпоху, когда перемещения из одной страны в другую и с одного континента на другой перестают быть фактом сугубо индивидуальным, а становятся, в силу своего объема и интенсивности, поводом к разговору о миграциях — как уже имеющих место, так и тех, которых следует ожидать в ближайшем будущем. Постепенно образуются группы, которые выглядят как сплоченные островки и имеют четко очерченные границы, но неизменно оказываются в подчиненном положении в рамках среды, стремящейся к гомогенности или уже обнаруживающей свою гомогенность вопреки всем разговорам о толерантности, мультикультурализме или межкультурализме. В то же время ощущается и кризис национальных государств, зарождение которых принято усматривать именно в раннем Средневековье. Они испытывают давление зарождающихся и возрождающихся проявлений регионализма и локализма, транснациональных и наднациональных организаций, глобализованной экономики, быстрых и мгновенных средств коммуникации общемирового охвата, не только связывающих прежде изолированные или не соприкасающиеся непосредственно друг с другом регионы и жизненные системы, но и наталкивающих на новые размышления о природе, правомерности, целесообразности этих жизненных систем и об их взаимной совместимости. Не менее важен — пусть на первый взгляд и не так тесно связан с историческим измерением проблемы — прогресс науки и техники, провоцирующий кризис ряда укоренившихся ценностей и моделей поведения, в частности семейных (их осложняет искусственное оплодотворение) или связанных со смертью и особенно с самим понятием «человек», с границами между человеческим и нечеловеческим, между все более умными машинами и людьми, «запрограммированными» на искусственные модели поведения. И тогда в поисках надежных, вневременных ориентиров начинают говорить о возвращении к природе и к религии. С одной стороны, людям свойственно забывать, что природа неотделима от своей истории (невозможно, представить себе первозданное и неизменное состояние природного мира, нарушенное лишь вмешательством человека) и что даже Средние века с лесами, населенными дикими зверями, морями, свободными от судов, редкими населенными пунктами, образом жизни, который сегодня представляется исконным, не могут служить неподвижным фоном, который позволил бы оценить масштаб изменений, произошедших с тех пор и до наших дней. С другой стороны, хотя очевидна роль религии в становлении европейской идентичности, в формировании Christiana communitas (христианской общины), Christiana societas (христианского общества), Christiana respublica (христианской республики), Christianitas (христианского мира) обсуждается вопрос о том, насколько фундаментальным было влияние христианства. Стоит ли умолчать о нем, вовсе отвергнуть его как опасное для светского характера общественной и государственной жизни, который она получила лишь недавно, в XIX столетии, или же в силу его исключительности упомянуть его в конституции Европы, пренебрегая другими ее особенностями, среди которых раннее формирование капиталистического мышления, страсть к приключениям и завоеваниям и, наконец, стремление преображать окружающую природу и действительность? Развитие любого из этих альтернативных признаков равным образом можно было бы вполне корректно возвести к Средневековью. 
 
В наше время, которое многие называют эпохой пост- модерности и постсекулярности, — безусловно, время неопределенности, именно в силу этого способное к тонкому анализу прошлого и настоящего, время, отличающееся множественностью взглядов, сфокусированных на предметах, которые прежде обделяли вниманием, время релятивизма и одновременно страха перед релятивизмом, — история тоже утратила линейность, порожденную евроцентричным представлением о прогрессе, не имеющем конца. Сегодня она кажется более или менее случайным результатом цепочки событий, лишь отчасти — более того, в малой части — определявшихся или контролировавшихся сознательной человеческой волей; а еще точнее будет сказать, что эти события — плод тысячи различных и зачастую противоречивых стремлений, итог давления и переговоров, неполных побед и провалов. Подобные установки не могут не повлиять на оценку Средневековья, которое начиная еще с гуманистов считается срединной эпохой, не имеющей собственной ценности, эпохой варварства, насилия, нищеты, анархии, эпохой, которая заключена между великолепием классической Античности и ее Возрождением. В эпоху Просвещения Средние века решительно отвергались как время зарождения феодализма, разделения общества на сословия со своими правилами и правами, в рамках которых люди обречены были идти по предписанному заранее жизненному пути, отложив мечты об освобождении на жизнь после смерти, во имя универсального разума и рациональной природы человечества без оков предрассудков и злоупотреблений. Уже в следующее столетие их оценили по-новому — как эпоху открытия духа, основания христианского религиозного единства, складывания национальной и коммунальной автономии. В наши дни Средневековье выглядит распавшимся на сегменты, находящимся вне какой- либо единой и никем не оспаривающейся системы. Как известно, дата, которую обычно указывают как начало Средних веков, — это 476 г., когда был низложен император Ромул Августул (459—476, император с 475 г.); этот год считается датой окончания истории Западной Римской империи. Есть, впрочем, и те, кто предлагает в качестве точки отсчета нашествие лангобардов в Италию в 567—568 гг. или франков в 774 г. Некоторые утверждают, что вплоть по VI в. еще длилась поздняя Античность и что о Средневековье можно говорить лишь начиная со следующего столетия. Несомненно, важной границей является исламское присутствие в Средиземноморье с VII—VIII вв., хотя тезис Анри Пиренна (1862—1935) о том, что эти события стали причиной конца античного мира, был впоследствии пересмотрен. Не менее важным является новый порядок, установленный в сердце континента Карлом Великим (742—814, король с 768 г., император с 800 г.). Даже 1000-й г., долгое время нагружавшийся апокалиптическими смыслами, кажется, частично утратил свое значение в качестве отметки для периодизации, в особенности для тех, кто считает период с IX по XI в. центральным для Средневековья.
 

Рисунок из книги

Как бы там ни было, переходные этапы от V к VI в. и от X к XI в. остаются важными поворотными моментами европейской истории, которых мы решили придерживаться. Многочисленность потенциальных точек отсчета и событий, которые можно считать основополагающими, их разнообразие в зависимости от географического региона и от точки зрения, с которой их можно анализировать, не только позволяют по-разному подходить к периодизации, но и подчеркивают важность вклада (помимо трансформации античного мира), который внесли в создание европейской идентичности и в историю континента «варварские» народы, византийцы, чья история вовсе не так неподвижна, как кажется, мусульмане (которые сегодня по вполне понятным причинам привлекают особое внимание) и различные меньшинства, такие как евреи и еретики. Если рассматривать весь плавильный котел различных народов и цивилизаций, способствовавших начальному развитию средневековой Европы, и их взаимные связи, границы нашего континента также покажутся подвижными и проницаемыми; мы увидим, что это не столько барьеры, сколько такие области, чьи наиболее отдаленные районы отличались все более и более регулярными контактами с соседями. Даже само разделение на Восток и Запад, спровоцированное переселениями варваров, нашествиями исламских народов, расколом Церкви и приматом Римско- католической церкви по отношению к восточным, все более явным отмежеванием Европы от Византии (все это — отличительные черты раннего Средневековья), вообще- то не было столь очевидным, как это может показаться исследователю, ставящему во главу угла сокращение сети коммуникаций и опустошение городов, упадок портов и торговли, исчезновение школ и увеличение дистанции на политическом и культурном уровнях. Достаточно вспомнить, что Карл Великий и даже Оттоны ощущали потребность в поддержании связи с Константинополем; что арабы, как известно, передали европейцам свои собственные знания и знания Античности; что одни христианские народы неоднократно призывали на помощь мусульман в борьбе с другими христианскими народами и нередко договаривались с представителями местных элит о совместных действиях против единоверцев; что маврам удалось проникнуть на обширные территории — такие как Пиренейский полуостров, и не только, — располагая небольшим контингентом и рассчитывая на расположение отсталых и угнетенных народов; и что нередко вступали в брак люди (в том числе и носители власти), исповедовавшие разные религии. Именно в этом направлении работают в настоящее время исследователи-новаторы, которые ставят своей задачей показать проницаемость ислама и тем самым поспособствовать слому тех религиозных и культурных барьеров, о которых сегодня ведутся дискуссии, не отказываясь при этом от отстаивания значения специфической европейской традиции, основанной на особой множественности социальных и политических форм и на их разнообразии.
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (1 vote)
Аватар пользователя Андрон