Симон - Психология Апостола Павла

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомитьсявступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Психология Апостола Павла - Симон Ф.
Книга пастора Ф.Симона, в которой в относительно простой и ясной форме излагается учение Апостола Павла, не являвшегося непосредственным учеником Иисуса Христа, однако много сделавшего для распространения христианской веры.
Основные пункты богословско-философского учения Апостола Павла рассматриваются в книге на психологической основе, что помогает глубже понять и уяснить суть учения и его главнейшие термины.
 
Книга рекомендуется богословам, теологам и философам, а также читателям, интересующимся вопросами религиозной философии и психологии.
 

Федор Симон - Психология Апостола Павла

Издание 1907 года
 

профессор Митрофан Дмитриевич Муретов -  Феодор Симон - Психология апостола Павла

 
Бедность русской богословской литературы проявляется, между прочим, и скудостью в ней переводных иностранных трудов. Даже многие классические труды всемирно известных древнехристианских богословов греческих и латинских во множестве доселе остаются без перевода. Несколько было оживившаяся во второй половине прошлого столетия деятельность по переводу древнеотеческой литературы в Духовных Академиях и Оптиной пустыни сменилась потом полным застоем и в настоящее время имеет чахлый вид.
 
Еще печальнее положение переводной литературы новейших иностранных богословских трудов. Вероисповедные разности до последнего времени вынуждали русских богословов оригиналы классических и капитальных иностранных трудов заменять компиляциями, нередко очень слабыми, или же замаскированными переделками в православном духе.
 
Только уже в самые последние годы стали появляться в значительном количестве переводы иностранных богословских трудов. К сожалению, это дело находится в руках партийных. Переводятся не наиболее капитальные и научно-объективные труды, но преимущественно тенденциозно отрицательного направления, и притом наиболее популярные, в расчете на широкое распространение среди не имеющих научно-богословского образования читателей, большею частью падких до запрещенного доселе плода и склонных верить всякой смелой печатной строке. Издаются Штрауссы, Фейербахи, Ренаны, Велльгаузены, Гарнаковские популяризации Сендерленды и др. Переводчики противоположного лагеря, увлекаясь более торгово-промышленными, чем идейно научными интересами, большею частью ограничиваются изданиями мало научными и популярно написанными, в роде Дидона, Рейки, Фаррара и подобные. Напротив, труды капитальные и объективно научные, в большинстве тяжелые и веские, широкой публике не интересные и мало доступные, у нас не находят себе ни переводчиков, ни издателей. Причины ясны. Для переводчика тут нужно специальное – научное богословское образование, а от издателя требуется самоотверженная решимость на малый барыш или даже полную беспроцентность риска.
 
С тем большею приятностью мы приветствуем появление книжки немецкого пастора Теодора Симона «Психология апостола Павла» в русском переводе Преосвященного Георгия, епископа Каширского, Викария Тульского. Беспартийный, чисто научный характер труда Симона и его перевод епископом Георгием должны ручаться в том, что издание не может быть мамонослужением и издательским гешефтом, но имеет чистую идейно-научную цель. По своему содержанию и характеру труд Симона не может рассчитывать на слишком широкое распространение, так как не занимается критикой основ христианства, но предназначается для специального уяснения текста посланий Св. Ап. Павла и его вероучения.
 
Заглавие книжки: «Психология апостола Павла» – неточность. Апостол не был психологом в строгом и научном смысле этого термина, он не писал специальных трактаций по науке, называемой именем психологии. Апостол был христианским вероучителем и его воззрения на человека определяются его вероучением. Поэтому содержание книжки Симона сводится к уяснению психологической, точнее антропологической стороны вероучения ап. Павла, его воззрений на состав человеческого существа, тело, душу, плоть, дух, как той области, где совершается процесс спасения человечества через веру в Иисуса Христа.
 
Со стороны содержания труд Симона вызывает много частных и общих недоумений.
 
Уже сам переводчик в предисловии указал на это, нарочито отметив утверждение Симона, будто апостол не признавал воскресения грешников, и материалистическое представление его славы Божией как светового эфира.
 
Но число таких недоумений мы должны значительно увеличить. Так самое воскресение тел праведников автор представляет как-то грубо материалистически, принимая термин почивать не как сравнение, а в буквальном смысле сна и сновидений или грез, пробуждение от коих и представляет воскресение мертвых, так что «со дня смерти до дня воскресения прекращается назначение человека открываться в мире и воздействовать на него... Существование, правда, продолжается, но только как грезящее ожидание жизни» (стр. 8–9). Но этому противоречив как психологический опыт (грезы, сон и сновидения суть состояния не чисто духовные, но душевно-телесные, следовательно, не применимые к духу без тела), так и учение апостола, что сеется тело душевное, восстает тело духовное (1Кор.15:44), а не то самое, какое предполагается пробуждением от сна и которое подвергается нетлению. (Сравнить просим еще явление Христу Моисея и Илии при преображении). Для доказательства некоторых рискованных теологических тезисов автор прибегает к утрировке текстов и схоластицизму буквализма. Так отрицание воскресения грешников утверждается на Рим. 6:21, 23 и Гал. 6:8, где идет речь о грехе, собственно как причине смерти и тления одинаково для всех потомков Адама, праведных и грешных, а совсем не о том, что грешники не воскреснут. (Заметим кстати, что к указанию переводчика на все мы изменимся (1Кор. 15:51), где при термине все мы автор может разуметь только праведников и верующих, считаем нужным присоединить: 1Кор. 6:2–3, где святым, т.е. верующим христианам усвояется суд над миром и ангелами. Ср. 1Кор. 3:13–15; 2Тим. 4 др., также 1Тим. 4 и Рим. 11:26.
 
Возникает, наконец, вопрос о судьбе тех язычников, кои хотя естеством законное творили, но не уверовали, потому что не слышали: Рим. 2 и Рим. 10:14. Подобное же злоупотребление буквалистическою схоластикою находим в доказательстве того, что именно Адам – муж, а не Ева – жена «преимущественно (почему же не исключительно?) есть то лицо, которое сообщает греховность плоти (почему же не душе?) при рождении» на основании Рим. 5:12: чрез одного человека (Симон толкует: чрез мужа – Адама) грех вошел в мир, ст. 19: непослушанием одного человека (Адама?) сделались многие грешными, ст. 15 и 17: преступлением одного смерть царствовала посредством одного. Такою метододикой толкования можно доказывать, что Ева не была повинна в преступлении заповеди божественной, что она была свободна от греха и не должна была подвергаться смерти (стр. 66–67). На стр. 8 автор утверждает, что будто бы, по учению ап. Павла, «безбожные продолжают существовать в виде теневой несчастной жизни души, изъятые от воскресения тела», и что «их состояние есть прямая противоположность «вечной жизни» праведников». Таким образом, автор не имеет ясного представления о «жизни» и «смерти», точнее, о «вечной жизни» и «вечной смерти», навязывая апостолу, решительно без всяких оснований, греко-языческое представление об аде («тени мертвецов») и бессмертии богов-олимпийцев с утонченною, но все же «душевною», а не «духовною» телесностью.
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (4 votes)
Аватар пользователя billi