Тарасенко - Четвертое Евангелие

Четвертое Евангелие и его палестинский контекст - Тарасенко А
Исследование посвящено культурно-историческому контексту последнего из Евангелий и рассматривает религиозную жизнь в Палестине и Иерусалиме в I в. н. э.
 
По мнению автора, Четвертое Евангелие появилось как своеобразный ответ на изменившуюся ситуацию после падения Иерусалима в 70 г. и вобрало в себя немало особенностей новой иудейской реальности.
 
Особое внимание уделяется появлению в Израиле нового социального слоя - мудрецов, которые играли важную роль после разрушения иерусалимского Храма и ослабления саддукеев как религиозной и политической партии.
 
 

Александр Тарасенко - Четвертое Евангелие и его палестинский контекст

Издательство "Алетейя", Санкт-Петербург, 2010 г.
ISBN 978-5-91419-368-1
 

Александр Тарасенко - Четвертое Евангелие и его палестинский контекст - Содержание

Введение. Обзор Евангелия

  • 1. Автор, адресат, дата, цель
  • 2. Стиль, слог и терминология Евангелия

Часть 1. Место конфликта: святой город

  • 1.1. Иерусалим как необходимое место действия
  • 1.2. Царский город и город царя
  • 1.3. Иерусалим и Храм в античных источниках
  • 1.4. Синагоги Иерусалима в Четвертом Евангелии
  • 1.5. Иерусалим и Эрец-Исраэль в Четвертом Евангелии
  • 1.6. Мудрецы как новый социальный класс Иерусалима

Часть 2. Участники конфликта: школы мудрецов

  • 2.1. Гиллель и Шаммай как основоположники конфликта
  • 2.2. Галилеянин Иисус как продолжатель конфликта
  • 2.3. Современники Иисуса как лидеры конфликта
  • 2.4. Пророки как участники религиозного конфликта
  • 2.5. Познание и спасение в раввинистической культуре
  • 2.6. Отношения с римлянами
  • 2.7. Фарисеи и антиримское восстание 66-73 гг
  • 2.8. Мессия и язычники в Четвертом Евангелии
  • 2.9. Скрытые участники конфликта
  • 2.10. Иоанн бен Захария как участник конфликта

Часть 3. Суть конфликта: мессианские знамения

  • 3.1. Критика Четвертого Евангелия на фоне античной критики
  • 3.2. Античная критика истории и мифологии
  • 3.3. Ключевые темы Евангелия
  • 3.4. Теология Евангелия как отражение центральной темы Библии
  • 3.5. Первосвященническая молитва Иисуса
  • 3.6. Экзегетика первосвященнической молитвы Иисуса
  • 3.7. Теологический анализ первосвященнической молитвы
  • 3.8. Антропология Евангелия
  • 3.9. Любовь как центр и смысл учения последнего из Евангелий
  • 3.10. Оборот «во имя» в еврейской литературе
  • 3.11. «Жизнь вечная» в контексте еврейской ментальности

Заключение. Евангелие внутри его культуры

1. Четвертое Евангелие и его литературное окружение
2. Автор и его религиозное окружение

Приложения

  • Приложение 1. Религиозная и геополитическая ситуации в I в. н. э
  • Приложение 2. Эллинизм
  • Приложение 3. Появление римлян в Палестине
  • Приложение 4. Еврейская миссия в эпоху Второго Храма
  • Приложение 5. Греко-римский антисемитизм
Список сокращений
Библиография 
 

Александр Тарасенко - Четвертое Евангелие и его палестинский контекст - Введение - Обзор Евангелия

 

1. Автор, адресат, дата, цель

Для понимания самого тенденциозного и спорного из четырех канонических Евангелий[1] важную роль, несомненно, играет та затекстовая информация, которая традиционно рассматривается в пропедевтических курсах, в частности — исагогике Нового Завета. Это такие четыре необходимые категории, как: автор, адресат, дата и цель, прямо зависящая от предыдущей категории. Следует рассмотреть эти категории подробнее.

1. Автор. Авторство некоторых библейских книг имеет определяющее значение в герменевтических поисках их послания (конечного этапа герменевтического анализа). И если авторство Пятикнижия мало определяет его послание, то в анализе Евангелий или посланий апостола Павла оно имеет далеко не последнее место.

Так как во времена авторов Нового Завета религиозная культура Израиля была более по-лифоничной (т. е. находилась в многообразном окружении религий и философий Средиземноморья), чем во времена Хаммурапи и Моисея, то и авторство текстов I в. имеет большее значение, чем авторство религиозных законодательств, например — Хаммурапи (XVIII в. до н. э.) или Моисея (XV/XIII в. до н. э.).

Заметно, что авторов синоптических Евангелий выдают их профессиональные навыки и сленг (Матфей и Лука) или темпераментность рассказчика и персонажей (Петр, переведенный и записанный Марком — Евсевий. История 2.15.1; 3.39.15; 5.8.3; 6.14.6; 6.25.5). Напротив, автор Четвертого Евангелия менее своих предшественников проявил себя сквозь строки своего труда, что было в традиции древних авторов.[2] Несмотря на то, что внешние источники автором самого необычного и даже спорного из Евангелий называют Иоанна Зеведеева (см. Евсевий. История 3.24.7, 11; 6.14.7), для серьезного исследователя важна преиоде всего информация самого источника.[3] Все, что только можно собрать в тексте Евангелия, состоит из косвенных упоминаний и характеристик. (Это, конечно же, дало повод для многих спекуляций.[4]) Вот его краткий портрет.

Скорее всего, носил имя Иоанн, что можно предположить благодаря отсутствию двух имен, упомянутых Синоптиками: а) Иоанн бен Захария не назван Крестителем б) среди учеников Иисуса нет Иоанна Зеведеева.[5]

  1. Происходил из Палестины, что видно по его языку и манере употреблять еврейские имена и названия, например: Мессия, раввуни, Кифа, Голгофа и др.[6]
  2. Был очевидцем ареста учителя и знал имя раба, которому Петр отсек ухо (Ин. 19:10); другой очевидец событий сообщает иную подробность в «конкурирующем»[7] Евангелии (Мк. 14:51-52; так как никто из Синоптиков не упоминает этой важной детали, по сути — осуществлении пророчества Ам. 2:16, она могла исходить от Марка, а не самого Петра).
  3. Был вхож в круг если не самих первосвященников, то их челяди (ср. Ин. 18:15-16).[8] Только он знал детальные подробности (Ин. 18:13-24) и упомянул начальников (Ин. 3:1; 4:46) и родство Каиафы и Анны 'Ин. 18:13)7 Предание (Поликрат в Евсевий. История 3.31.3; 5.24.3) у поминает «Иоанна, возлежавшего на груди у Господа, бывшего священником и носившего дщицу (то тетаЛоу)» (ср. Исх. 39:30 и др.). Наряду с L yvuaxoe; в Ин. 18:15 это дало основание считать безымянного ученика священником, близким к саддукейским кругам.[9]



[1] Ср. название первой, по сути — вводной, главы монографии Hanson 1991:1-20 (Проблемное Евангелие), а также монографии Ressequie 2001 (Странное Евангелие).
[2] Hengel 1993:309 считает, что более ранний текст Мк. 14:51-52 стал образцом для Иоанна; ср. Keener 2003:836.
[3] Анализ внешних источников II—III вв. см. в: Blomberg 2001:23—26.
[4] Перечень других вариантов авторства (Лазарь, Иоанн Марк, Фома, хозяин дома последней вечери, идеальный автор) см. в: Kummel 1995:237-238; Ressequie 2001:155—156. Максимальное же число вариантов (23!) см. в: Charlesworth 1995:127-224.
[5] Blomberg 2001:30.
[6] Hengel 1993:276-279; Blomberg 2001:27-28.
B Hengel 1993:309: «Konkurrenz-evangelium».
[8] Hengel 1993:308: «даже Петра мог ввести в резиденцию».
[9] Barrett 1955:439 на основании Гомер. Илиада 15:350 рассматривает греч. 6 yvwvbc; как «родственник» или «брат»; также см.: Capper 1998:11-13; ср. Hengel 1993:308-309.
 
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 9.5 (13 votes)
Аватар пользователя Lexux