Франк-Дюкен - Третье Искушение Христа

Третье Искушение Христа

 

 

Третье Искушение Христа (Альбер Франк-Дюкен  Frank-Duquesne)

Вот длинная выписка из размышления Альбера Франк-Дюкена о трёх великих искушениях Христа в пустыне. Этот текст великолепен.

 

Опять берет Его диавол на весьма высокую гору и показывает Ему все царства мира и славу их, и говорит Ему: все это дам Тебе, если, пав, поклонишься мне.  Тогда Иисус говорит ему: отойди от Меня, сатана, ибо написано: Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи.  (Мф 4:8-10).

 

Сатана переносит Иисуса, заставляет Его преодолеть большое расстояние, приводит Его очень высоко, открывает Ему - этому маленькому плотнику из Назарета - всю славу сотворённого... Стои́т ясный день. Отныне оба противника одни, в центре мира... похожие на две точки в центре ослепительного, космического потока света, знойного, галлюцинирующего: под солнцем Сатаны.

Неподвижные, оба, между тем, пожирают глазами пространство... Это для «сына плотника» - магия, неслыханный спектакль, способный потрясти душу. Далекие огромные скопления, сияющие на горизонте, возникают и проводят перед взором формы, подобия, целые сцены, целую фантастическую вселенную, сияющая красота которой перехватывает дыхание, опьяняет, заставляет трепетать, шептать: «Остановись мгновенье, так как я не желаю больше!». Это целый мир, откуда поднимаются к Иисусу слова, музыкальные звуки, целая мощная и величественная гармония, где смешиваются крики камней, растений, зверей, людей, торжественная гармония сфер. Это - неясное, но чарующее заклинание, которое понемногу уточняется, становится единым призывом: «O Ты, Грядущий, царствуй над нами!». Это - творение, макрокосм в целом, который Человек "собирает", возглавляет, синтезирует, и которым он должен управлять... но зависть Yahweh ему в этом мешает. Ах! Титан, если бы ты только знал о своей силе, и что Adonaï силён лишь твоим колебанием! Слава, красота, сила, величие: вселенная воздаёт должное человеку, единственно достойному царить над ней …

И вот появляются, перед взором Христа, все «земные ценности»: величие, искусство, мысль, и эта наука, которая взламывает пучину, где Бог напрасно пытается укрывать свои тайны! Да, это при ярком свете, в ослепительном дне - до такой степени, что он опьяняет, но его жар, вместо того, чтобы оцепенять, обогащает кровь, активизирует циркуляцию, кажется, вовлекает и воздвигает человека целиком - в ауре великолепия и творческой ауры появляется наконец, достигает расцвета освобожденное наконец-то знание человека, настоящего бога этой вселенной […]

Какая вселенная! Какие неисчерпаемые богатства! Для вас и для меня, искушение было бы непреодолимо. По мере того, как существа прошли бы перед нами - без тайны, обнажённо, предлагая нашему взору самое интимное, внутреннее своей сущности - наш разум, восторженный, преображенный за пределы своих земных границ, дал бы им, вместе с новым именем, смысл, понимание, судьбу (Быт 2 :19-20). О! это - работа демиурга! Наше сердце, иногда надутое до того, чтобы взрываться, иногда инертное, сжатое волнением, вошло в унисон с универсальной гармонией. «Космическое сострадание Будды», отцовская симпатия, склонённая к мириадам существ, мы ощутили бы её. Наши глаза стали бы чистым созерцанием, восхищением, боготворящими чарами:  vision béatifique (блаженное видение), вызванное творениями; мы потерялись бы в космической симфонии. И жажду наших душ мы утолили бы в этой «реке огня», в этой mayâ, в этом  figura mundi (образе мира), за которым скрываются компаньоны Великого Обольстителя. Из этого ужасающего фильтра мы попробовали бы, чтобы утолить несказанную жажду наших сердец, прыгающих на этот раз как птички в клетке. Даже падший, даже запачканный, подчиненный "пустоте" (Рим 8:20), космос, антропосфера, должны были бы казаться величественными совершенному Человеку, Человеку - Максимуму (слово Николая Кузанского); и возможно, под обманчивым светом искушения Иисус провидел мельком доброту, правду, красоту творений, такими как Его Отец ввёл их в бытие? Столь богатое человечество Спасителя должно было, намного больше чем наше могло бы это сделать, обнаружить и интенсивно оценить великолепие этого мира, сочувствовать в глубине всему тому, что оно должно было обрести от Бога, от Слова.

 И в этот момент громко звучит, ударяет как выстрел окрик:

 - Всю эту восторженность бытия и славу этих царств, всё это я дам Тебе; так как мне было предано всё это, и тому, кому я захочу это дать. Итак, если Ты поклонишься мне (чтобы воздать мне этим честь, как вассал своему сюзерену), Я Тебе дам все эти царства […]

Сатана следовательно обещает Иисусу всю ценность, богатство "царств", сфер или космических "эонов", и eritis sicut dii (будете как боги), превосходную Славу, которая принадлежит только одному Богу (Лк 2:14, Ин 1:14)... Диавол имеет основание требовать феодального почтения от Иисуса, так как "этот" мир, запачканный падением, принадлежит человеку, который ринулся в демоническое рабство. Этот мошенник, этот лицемер имеет наглость предлагать нам в аренду наше собственное наследство! Иисус, часто говорит Евангелие, возвёл очи: именно так Он избегает видения зла. Утопающая в мирном и незыблемым ожидании вся эта сцена славы и красоты, небо, глубокое, свежее, ясное, без поверхностной прозрачности человеческих взглядов, также смотрит на Него. И оттуда, спускается, как струя невидимого света, без блеска «солнца Сатаны», гранитная убеждённость, столь же плотная, как само бытие: «Я должен заниматься делами моего Отца, и только ими одними»... То, чем обладает и что даёт Сатана, как он сам это признает, это - "всё это", которое не является Царством Отца, которому Христос посвятил Свою жизнь. Диаволу и от Диавола - и "в " Диаволе, по святому Иоанну! - "эоны" и "царства" этой обесславненной вселенной. Когда Сатана предлагает Ему установить, сразу же и как угодно, мессианскую теократию, то это для того, чтобы пришло его царство, так как всякое царство, которое не принадлежит Богу, неизбежно зависит от Демона. Именно сатанинского Мессию, сатанинский «грядущий мир» Искуситель предлагает Иисусу осуществить. Его хитрость шита белыми нитками: нынешняя империя Зла, которую ему доставило Падение Адама, поражена неустойчивостью; если бы третье Искушение имело успех, он завладел бы «будущим веком», вечностью. Предлагая человеку, в Лице Христа, перепродать право первородства, Диавол готовится, напротив, к тому, чтобы лишить его владением им навсегда!

Речь идет следовательно о том, чтобы разрушить, как говорит первое Послание Иоанново, дела Диавола, "это" царство, "этот" мир, чтобы освободить от этого человека... Этот космос, который, «поневоле оказался подчинённым пустоте (тварь покорилась суете не добровольно -синодальный перевод» (Рим 8:20), напыщенности, онтологической кажимости, и, преданный человеком, своим правителем, переданный Демону, как Сатана сам говорит Иисусу - не Богом, как Диавол лукаво подразумевает, но Адамом - служит причиной Лжи; он становится, после этого другого Восхождения, которое готовит Голгофа, Царством Бога.

Поэтому Христос видит, упраздняя время, уже преобразующимся своё видение: это - коленопреклонение мира; и гармония сфер снова становится всецелой песнью творения; перед "возведёнными" очами Иисуса пророчества Исаии осуществляются во всей своей силе: это - нескончаемый кортеж, где множества, пришедшие  из «дальних островов», из галактик, из "миров-островов", приносят свои дары, свои таланты, свои богатства материальные, интеллектуальные, духовные, предлагают свои произведения красоты, посвящают свою мудрость перед престолом Бога и Агнца как бы закланного. Так как вселенная Yahweh оказывается восстановленной закланием. Возвращённый самому себе Богом, посвященный самим собой Богу, мир, где отныне царит мир Бога, навсегда купается в Славе Бога. Но это Царство рождено из поклонения, оно - плод добровольного уничижения, оно предполагает подавленным  мятеж. Таким образом самое тонкое из трёх Великих искушений оборачивается против его автора и оказывается самым тупым, самым грубым (грех, когда он доходит до крайности, усиливает впрочем всегда, всё более и более, грубость своих атак). Оно, это искушение, вызывает решительный ответ:

 «Проваливай! Прочь! Убирайся, Сатана! ибо написано: Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи».

 Если Сатана, доведённый до крайности, сам раскрыл свои карты и, на сей раз, сменил наглость на лицемерие, Иисус также не видит, зачем продолжать этот конфликт: Он громко высказывает ему в лицо тайну своего мессианского метода, план своей победы: единственный сюзерен (верховный владыка) - Yahwey; и Он, только Он один, потому что Он достоин не просто почтения, но божественного поклонения (latreia). Таков - принцип Царства, как, впрочем, и любой победы, любого триумфа».

 

 «Размышления о Сатане на полях иудео-христианской традиции», «Сатана», коллектив авторов, Издательство Desclée de Brouwer, 1948, стр.237-239.

 

05/03/2006

Sombreval

Категории статьи: 

Оцените статью: от 1 балла до 10 баллов: 

Ваша оценка: Нет Average: 8 (3 votes)
Аватар пользователя Казаков