Фромм - Анатомия человеческой деструктивности

Эрих Фромм - Анатомия человеческой деструктивности
«Анатомия человеческой деструктивности» — едва ли не самая лучшая работа Эриха Фромма. В ней обобщены многочисленные попытки исследователя дать целостное представление о реформированном психоанализе, о специфике философско-антропологической рефлексии. Книга имеет энциклопедический характер: автор раскрывает широчайшую панораму биологических, психологических, антропологических учений.
 
В ней изложены открытия, которые, как нам кажется, еще не получили должного признания в европейской науке. Разрушительное в человеке философски переосмыслено Фроммом как проблема зла в индивиде, в социуме, в истории, в жизни человеческого рода.
 

Эрих Фромм - Анатомия человеческой деструктивности

Издательство Республика, 1994. — 447 с.
ISBN 5—250—02472—6
 

Эрих Фромм - Анатомия человеческой деструктивности - Содержание

Разрушительное в человеке как тайна. П. С. Гуревич
Предисловие
Терминологические пояснения
Введение: инстинкты и человеческие страсти
Часть первая
Учения об инстинктах и влечениях; бихевиоризм;
Психоанализ
I. Представители инстинктивизма
  • Старшее поколение исследователей
  • Современное поколение исследователей: Зигмунд Фрейд и Конрад Лоренц
  • Понятие агрессии у Зигмунда Фрейда
  • Теория агрессии Конрада Лоренца
  • Фрейд и Лоренц: сходство и различия
  • «Доказательство» по аналогии
  • О войне: итог концепции Лоренца
  • Обожествление эволюции
II. Бихевиоризм и теория среды
  • Теория среды у просветителей
  • Бихевиоризм
  • Необихевиоризм Б. Ф. Скиннера
  • Цели и ценности
  • Причины популярности Скиннера
  • Бихевиоризм и агрессия
  • О психологических экспериментах
  • Теория фрустрационной агрессивности
III. Бихевиоризм и инстинктивизм: сходство и различия
  • Черты сходства
  • Новые подходы
  • О политической и социальной подоплеке обеих теорий
IV. Психоаналитический подход к пониманию агрессивности
  • Выводы
  • Часть вторая
  • Открытия, опровергающие инстинктивисгов
V. Нейрофизиология
  • Отношения между психологией и нейрофизиологией
  • Мозг как основа агрессивного поведения
  • Защитная функция агрессивности
  • Инстинкт «бегства»
  • Поведение хищников и агрессивность
VI. Поведение животных
  • Агрессивность в неволе
  • Перенаселенность и агрессивность у людей
  • Агрессивность животных в естественных условиях обитания
  • Проблема территории и лидерства
  • Агрессивность других млекопитающих
  • Есть ли у человека инстинкт «Не убивай!»?
VII. Палеонтология
  • Является ли человек особым видом?
  • Является ли человек хищником?
VIII. Антропология
  • «Человек-охотник» — это ли Адам антропологии?
  • Первобытные охотники и агрессивность
  • Можно ли первобытных охотников считать обществом благоденствия?
  • Война у первобытных народов
  • Революция эпохи неолита
  • Доисторическое общество и природа человека
  • Революция городов
  • Агрессивность в первобытных культурах
  • Анализ тридцати первобытных племен
  • Система А: жизнеутверждающие общества
  • Система В: недеструктивное, но все же агрессивное общество
  • Система С: деструктивные общества
  • Иллюстрации к трем системам
  • Симптомы жестокости и деструктивности
  • Часть третья
  • Различные типы агрессии и деструктивности и их предпосылки
IХ. Доброкачественная агрессия
  • Предварительные замечания
  • Псевдоагрессия
  • Непреднамеренная агрессия
  • Игровая агрессия
  • Агрессия как самоутверждение
  • Оборонительная агрессия
  • Различие между человеком и животным
  • Агрессивность и свобода
  • Агрессия и нарциссизм
  • Агрессивность и сопротивление
  • Агрессия и конформизм
  • Инструментальная агрессия
  • О причинах войн
  • Условия снижения оборонительной агрессии
X. Злокачественная агрессия: предпосылки
  • Предварительные замечания
  • Природа человека
  • Экзистенциальные потребности человека и различные укоренившиеся в его характере страсти
  • Ценностные ориентации и объект почитания
  • Исторические корни
  • Чувство единения
  • Творческие способности
  • Возбуждение и стимулирование
  • Хроническая депрессия и скука (тоска)
  • Структура характера
  • Предпосылки для формирования страстей, обусловленных характером
  • Нейрофизические предпосылки
  • Социальные условия
  • О рациональности и иррациональности инстинктов и страстей
  • Психологическая функция страстей
ХI. Злокачественная агрессия: жестокость и деструктивность
  • Кажущаяся деструктивность
  • Спонтанные формы
  • Исторический обзор
  • Деструктивность отмщения
  • Экстатическая деструктивность
  • Поклонение деструктивности
  • Эрнст фон Саломон и его герой Керн. Клинический случай поклонения идолу разрушения
  • Деструктивный характер: садизм
  • Примеры сексуального садизма и м азохизма
  • Иосиф Сталин, клинический случай несексуального садизма
  • Сущность садизма
  • Условия, вызывающие садизм
  • Генрих Гиммлер, клинический случай анально-накопительского садизма
  • Выводы
ХII. Злокачественная агрессия: некрофилия
  • Традиционные представления
  • Некрофильский характер
  • Некрофильские сновидения
  • Непреднамеренные” некрофильские действия
  • Некрофильский язык
  • Обожествление техники и некрофилия
  • Гипотеза об инцесте и Эдиповом комплексе
  • Отношение фрейдовской теории влечения к биофилии и некрофилии
  • Симптоматика «некрофилии»
ХIII. Злокачественная агрессия: Адольф Гитлер — клинический случай некрофилии
  • Предварительные замечания
  • Родители Гитлера и раннее детство
  • Клара Гитлер
  • Алоис Гитлер
  • Раннее детство Адольфа Гитлера (до шести лет: 1889— 1895)
  • Детство Гитлера (.с шести до одиннадцати лет: 1895— 1900)
  • Отрочество и юность (с одиннадцати до семнадцати лет: 1900— 1906)
  • Вена (1907— 1913)
  • Мюнхен
  • Методологические замечания
  • Деструктивность Гитлера
  • Вытеснение деструктивности
  • Другие аспекты личности Гитлера
  • Отношения с женщинами
  • Таланты и способности
  • Маскировка
  • Недостаток воли и реализма
Эпилог: о двойственности надежды
Приложение: Фрейдова теория агрессивности и деструктивности
Список литературы
Примечания
Эрих Фромм. Биографическая справка. Э. М. Телятникова
Указатель имен
 

Эрих Фромм - Анатомия человеческой деструктивности - Есть ли у человека инстинкт «Не убивай!»?

 
Одним из важнейших звеньев в цепи рассуждений Конрада Лоренца о человеческой агрессивности является его гипотеза о том, что у человека, в отличие от хищника, нет никаких инстинктивных преград против убийства себе подобных; в объяснение этому он предполагает, что человек, как и все прочие нехищники, не располагает опасным естественным оружием (как когти, яд и другие средства) и потому внутреннее противостояние убийству ему было не нужно; и лишь создание искусственного оружия поставило в повестку дня вопрос о том, что отсутствие инстинкта «Не убивай!» представляет серьезную угрозу для мира.
 
Однако надо проверить эту гипотезу. Действительно ли у человека нет внутренних преград против убийства?
 
Человек на протяжении своей истории так часто убивал, что на первый взгляд действительно трудно представить, что какие-то преграды убийству вообще существуют. Поэтому вопрос надо сформулировать более корректно: есть ли у человека нечто внутри, что мешает ему убить живое существо (человека или животное), с которым он более или менее знаком или связан какими-нибудь эмоциональными узами, т. е. кого-то не совсем «чужого».
 
Есть много доказательств того, что на этот вопрос следует ответить утвердительно: да, у человека есть такое внутреннее «Не убивай!» и доказано, что акт убийства влечет за собой угрызения совести.
 
Нет сомнения, что в формировании внутренней преграды к убийству определенную роль играет человеческая привязанность к животным и сочувствие к ним; это легко подметить в повседневной жизни. Очень многие заявляют, что не в состоянии убить и съесть животное, которое они вырастили и полюбили (кролика, курицу и т. д.). Есть люди, которым подобная мысль кажется отвратительной (убить и съесть), но те же самые люди, как правило, спокойно и с удовольствием съедят такое животное, если не были с ним знакомы. Так что существует еще и другой вид преграды к убийству животного: трудно убить его не только в том случае, когда есть какая-то личная связь с ним, но и в том, когда человек идентифицирует его просто с живым существом.
 
По-моему, иудейский обычай, запрещающий в одно и то же время есть мясо и молоко, имеет те же самые корни. Молоко и молочные продукты — это символ жизни, живого животного. Поэтому запрет есть одновременно мясное и молочное указывает на тенденцию строго различать живое животное и мертвое, предназначенное в пищу. Такое разграничение в некоторых языках выражается в том, что существуют разные слова для понятия мясо (мясо живого зверя — flesh, а для еды — meat). В английском, например, есть разные обозначения живого и мертвого животного: о живых коровах и быках говорят cows и bulls, а об их тушах — beef, о живых свиньях — pigs, а о свинине — pork и т. д.
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (1 vote)
Аватар пользователя brat Kliment