Гарин - Мудрость веков - Классики

Гарин Игорь Иванович - Мудрость веков - Классики
Мудрость веков
Один из парадоксов истории состоит в том, что семена Кадма, произведенные Западом, взошли на Востоке. Как могло случиться, что страна, издавна окружившая себя «железным занавесом», мало восприимчивая к тому, что происходило за ее пределами, веками предпочитавшая автаркию, культивировавшая мессианство, оказалась столь восприимчивой к «отходам производства» западного духа — утопиям, уравниваниям, революциям, «просвещениям», нигилизму, максимализму, экстремизму, коммунизму, фашизму? Почему западноевропейские идеи, не востребованные европейцами, оказались столь «плодотворны» в стране, настороженно относящейся к «тлетворным влияниям»? — Плодотворны в том смысле, в каком «плодотворно чрево, из которого это выползло»...
 
В  Русофобии  Шафаревич пишет о том, что в Россию социализм был привнесен с Запада. Поэтому, заключает он, это явление  н е р у с с к о е. Шафаревич умалчивает, что для запада социализм был пеной, отходом духовного производства, свидетельством ущербности мышления, примитивизма своихапологетов, а для культурно неразвитой России — передовым учением, светочем и надеждой.
 
Шафаревич умалчивает, что коммунизм не привился на Западе из-за отсутствия почвы, что именно в России нашел хорошо подготовленный чернозем — огромную хтоническую целину. Н е р у с с к и й  социализм потому и смог стать наирусским, что отвечал вековечным сокровенным чаяниям и духу народа, его общинности, соборности, пассивности, враждебности культуре, разномыслию и многообразию жизни.
 

Гарин Игорь Иванович - Мудрость веков - Классики 

Харьков: Фолио, 2020. — 1007 с. — (Серия "Большой научный проект)
ISBN 978-966-03-8087-5 (Большой науч. проект)
ISBN 97 8-966-03-8876-5
 

Гарин Игорь Иванович - Мудрость веков. Классики - Содержание

РУССКАЯ ИДЕЯ
  • От Филофея до Петра
  • От нигилистов до социалистов
  • Александр Герцен
  • Славянофилы
  • Лев Толстой
  • Федор Достоевский
  • Константин Леонтьев
  • Владимир Соловьев
  • Николай Федоров. Дайджест (по Ю. А. Карабчиевскому)
  • О русском менталитете
  • На излете
​​ГОГОЛЬ
  • Пролог: НЕИСЧЕРПАЕМЫЙ ГОГОЛЬ
  • Глава 1. ЛИЧНОСТЬ
    • Два Гоголя?
    • Портрет художника
    • Ничто человеческое
    • Нарцисс и пан
    • Нонконформист
    • Скрытность и исповедальность
    • «Русский Паскаль»
    • Болезнь
    • «Любовь» Гоголя
    • Вера
    • Русь! Русь! Вижу тебя
  • Глава 2. ТВОРЧЕСТВО
    • Художник
    • Реалист или абсурдист?
    • Живопись слов
    • Смех
    • «Малые формы»
    • «Ревизор»
    • «Мертвые Души»
    • Хлестаков и Чичиков
    • «Переписка с друзьями»
    • Тайны второго тома «Мертвых Душ»
    • Из «Авторской исповеди»
    • «Размышления о божественной литургии»
    • Эпилог: стук времени, уходящего в вечность
​​ТЮТЧЕВ
  • Глава 1. ЖИЗНЬ
    • Дела семейные
    • Дела европейские
    • Снова в России
    • Любовь роковая
    • Последние годы
    • Взыскующий благодати
  • Глава 2. ПОЭЗИЯ
    • Мировые филиации
    • Поэт вещей души
    • Поэт-философ
    • Пейзажи в стихах?
    • Любовная лирика
    • Стиль
  • Глава 3. ПОЛИТИКА
  • Глава 4. ТЮТЧЕВ И РОССИЯ
  • Глава 5. ИЗ ТЮТЧЕВИАНЫ
    • Поэтическая Тютчевиана
    • Музыкальная Тютчевиана
  • Глава 6. ВРЕМЯ
ТОЛСТОЙ
  • Разгадка Толстого: человек
  • Творчество — глубокая рана
  • Личность
  • Художник жизни. Дайджест
  • Портрет
  • Veritatem dilexit
  • Молодой Толстой
  • Из истории влияний
  • Художник
  • Исповедь. Дайджест
  • Грандиозная нелепость?
  • Теория другой щеки, или Восемьдесят тысяч верст вокруг самого себя
  • Смиренны ли апостолы кротости?
  • «В чем вера моя?»
  • Oeuvre
  • «Помещик, юродствующий во Христе...»
  • Лев Толстой как зеркало перестройки. Дайджест
  • Поэт и чернь С.А
  • «Крейцерова соната»
  • Мученик и мученица
  • Уход
  • Мировая совесть?
  • Memento mori
  • Астапово
ДОСТОЕВСКИЙ
  • Пролог: ФЕНОМЕН ДОСТОЕВСКОГО
  • Глава 1. ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ
    • «Натура моя подлая и слишком страстная»
    • Житие великого грешника
    • Злодейство?
    • Гений и барыш
    • Мистер Микобер
    • Глазами Фрейда
    • «Перерождаюсь...»
    • Всечеловек
    • Nihil Humanium
    • Болезнь?
  • Глава 2. МИР ДОСТОЕВСКОГО
  • Глава 3. ПОЛИФОНИЯ
  • Глава 4. КРОВООБРАЩЕНИЕ МИРОВОЙ КУЛЬТУРЫ
  • Глава 5. ПОДПОЛЬНЫЕ ЛЮДИ
    • «...А чтоб мне всегда чай пить»
    • Подполье неисчерпаемо!
  • Глава 6. РАСКОЛЬНИКОВ
  • Глава 7. МЫСЛЬ НАДОБНО РАЗРЕШИТЬ, ИЛИ ТРАГЕДИЯ ГУМАНИЗМА
    • Проба на духовность
    • Свобода, зло и искупление
  • Глава 8. БЕСЫ, ИЛИ ИДЕЯ СЪЕЛА
    • Русская трагедия
    • «Мы провозгласим разрушение...»
  • Глава 9. КАРАМАЗОВСКИЙ ЧЕЛОВЕК
  • Глава 10. ПЛОДЫ БЕЗБОЖНОЙ «ЛЮБВИ»
  • Глава 11. НАДЕЖДЫ, ПОХОЖИЕ НА ОПАСЕНИЯ
    • Прямая речь Достоевского
    • Пророк и обыватель
    • Россия превыше всего
  • Глава 12. ЗВЕЗДНЫЙ ЧАС И ПАДЕНИЕ
  • Глава 13. УТОПИЯ ИЛИ АНТИУТОПИЯ?
  • Глава 14. ГЛАВНЫЙ НЕРВ ЭПОХИ
  • Глава 15. ОБОЛГАННЫЙ ДОСТОЕВСКИЙ
    • Забвение поклонением
    • Чего изволите?
СОЛОВЬЕВ
  • Глашатай истин вековых
  • Пир духа
  • Жизнь Соловьева
  • Русский Франциск
  • Из истории влияний
  • Философ-странник
  • Универсум и мультиверсум
  • Учение о теократии
  • София
  • «Чтения о богочеловечестве»
  • Запад и Восток
  • Православие и католичество
  • О человеке 
  • Оправдание добра» 
  • Поэзия Соловьева
  • Толстой, Достоевский и Соловьев
  • «Три разговора» 

Гарин Игорь Иванович - Мудрость веков. Классики - Русская идея

 
Реформы Петра не только открыли окно, но и создали почву для образования новой общественной страты — интеллигенции. Россияне стали ездить на Запад, учиться в Европе, впитывать ее дух. Русские оказались талантливейшими учениками, нередко превосходящими своих учителей: сказалась скрытая духовная мощь великого народа и синдром долгого сдавливания, породивший неимоверную тягу к простору и свету.
 
Не наша беда, что в девственные мозги, страждущие простора и света — и побыстрей! — первыми входили не Данте и Шекспир, не Беркли и Юм, но Бэкон, Кампанелла, Сен Симон, Фурье, Гегель и Маркс — не вершины, а отроги и овраги культуры, не входы в историю духа человеческого, но то, что Г. Флоровский  в  П у т я х    р у с с к о г о  б о г о с л о в и я   именует  выходами  из истории и перечисляет: «просвещение», утопизм, нигилизм, революционность...
 
Русская  интеллигенция  обнаружила  исключительную  способность к идейным увлечениям. Русские были так увлечены Гегелем, Сен Симоном, Фурье, Фейербахом, Марксом, как никто никогда не был увлеченна их родине. Русские не скептики, они догматики, у них всё приобретает религиозный характер, они плохо понимают относительное. Дарвинизм, который на Западе был биологической гипотезой, у русской интеллигенции приобретает догматический характер, как будто речь шла о спасении для вечной жизни. Материализм был предметом религиозной веры, и противники его в известную эпоху трактовались как враги освобождения  народа. Увлечение  Гегелем  носило  характер  религиозного увлечения, и от гегелевской философии ждали даже разрешения судеб православной церкви. В фаланстеры Фурье верили, как в наступление царства Божьего.
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (1 vote)
Аватар пользователя brat Aleksey