Головин - Эволюция мифа - Как человек стал обезьяной

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомиться, вступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Сергей Головин - Эволюция мифа - Как человек стал обезьяной
Прежде всего хочу предупредить читателя, что это вовсе не книга о происхождении человека. Автор не является специалистом в антропологии или палеонтологии и не стал бы брать на себя столь ответственную задачу. Если Вас интересует именно эта проблема, лучше данную книгу отложить и взять что-либо из трудов, перечисленных в ее конце. Особенно хочется порекомендовать наконец-то увидевшую свет в русском переводе прекрасную работу недавно почившего профессора Уайлдер-Смита, которая так и называется: Происхождение человека, предназначение человека. То же, что вы держите в руках — всего лишь попытка взгляда со стороны на историю возникновения и распространения тех идей, которые обычно связывают с понятием антропогенеза. Каждая из глав предваряется эпиграфом из произведений Льюиса Кэрролла Приключения Алисы в Стране Чудес, Алиса в Зазеркалье, Игра в логику и Охота на Снарка в переводах Н.Демуровой, Ю.А.Данилова, С.Головина, Г.Кружкова. Ассоциации обсуждаемых проблем с книгами Кэрролла отнюдь не случайны.
 
Льюис Кэрролл (Чарльз Лутвидж Доджсон) окончил в 1854 году Колледж Церкви Христовой в Оксфорде (аналог Кембриджского колледжа, оконченного Дарвиным) и в соответствии со своим даром наставничества и способностям к математике и формальной логике остался там преподавать эти предметы. Вскоре он был рукоположен в дьяконы, и, параллельно основной работе нес служение в этом сане до конца своих дней — заикание не давало ему возможности стать проповедником. Проживая, работая и выполняя духовное служение в Оксфорде второй половины XIX в., Доджсон не мог оставаться в стороне от постоянно происходивших там бурных обсуждений новомодной теории, предложенной Дарвиным. Книга Приключения Алисы в Стране Чудес, вышедшая в 1865 г., особенно изобилует пародиями на Дарвиновские идеи, казавшиеся тогда Кэрроллу не более чем забавными. Мы можем обнаружить в ней и множество странных существ, выходящих на берег из моря слез (появление жизни в воде и выход на сушу в результате смерти и страданий многих поколений); и бег по кругу (круговая аргументация тезиса о выживании наиболее приспособленного); и вытягивание у Алисы одной только шеи, когда девочка, казалось бы, должна была расти вся целиком (ламарковская теория о вытягивании шеи у жирафа). Особым событием в оксфордской жизни того периода стали нашумевшие дебаты о теории эволюции между Томасом Гексли и епископом Сэмьюэлом Уилберфорсом 30 июня I860 г. Этому в Алисе посвящена целая глава, которая называется Поросенок и перец. Как Вы, должно быть, помните, в этой главе Алиса попала на просторную кухню, в центре которой восседала Герцогиня (Томас Гексли), нянчившая младенца (теорию эволюции). Заправляла же там Кухарка (сэр Ричард Оуэн — выдающийся анатом, председательствовавший в этом собрании), которая непрерывно подбавляла в блюдо перца — даже воздух был перченым настолько, что все присутствующие непрерывно чихали. Даже Герцогиня время от времени чихала, а младенец чихал и визжал без передышки. Главный аргумент, выдвинутый Гексли против оксфордской публики, представлявшей интеллектуальную элиту британского общества, воспроизведен Герцогиней в английском тексте книги почти дословно: Бы многого не знаете, и это — факт! Затем в Герцогиню и ее дитя стали швырять всевозможные попадавшие под руку увесистые предметы (контраргументы).
 
Но Герцогиня и бровью не повела, хоть кое-что в нее попало; а младенец и раньше так заливался, что невозможно было понять, больно ему или нет. В итоге Герцогиня поспешно покинула кухню, оставив свое чадо на попечение публики. Кухарка швырнула ей вдогонку еще одну кастрюлю, но уже не попала: сэр Ричард Оуэн в своей заключительной речи сказал, что в теории эволюции не удается обнаружить вероятность хотя бы крупицы истины, добавив, что мозг гориллы отличается от мозга человека в гораздо большей степени, чем от мозга самых низших тетраподов. В результате младенец превратился (эволюционировал) в поросенка, и Алиса по этому поводу заметила, что если бы он вырос, это был бы ужасно уродливый ребенок, но как поросенок он даже симпатичен. Из этих слов видно, что Кэрролл не верил, что столь несостоятельная идея может получить широкое распространение, но, с другой стороны, вполне представлял возможные последствия этого. В заключение всей сцены Кэрролл словами Алисы указывает на главную проблему теории Дарвина: она принялась вспоминать других детей, из которых вышли бы отличные поросята. “Знать бы только, как их превращать", — подумала она..} Я хотел бы выразить признательность всем тем, кто помогал мне в работе над этой книгой.
 
Я благодарен Creation Science Foundation (Австралия), Creation Science Movement и ли чно Малколму Баудену (Великобритания), Creation Research Society, Брайан Колледжу и докторам Брюсу Литтлу, Глену Уолформу, Джеймсу Муру, Уолту Брауну (США) за любезно предоставленные фактический материал и возможность использования иллюстраций, за консультации по специальным вопросам. Я признателен за братскую поддержку Southeast Christian Church (Кентукки), His Creation (Колорадо) и всем, кто вспоминает меня в своих молитвах.
 
Я хочу искренне поблагодарить организации Church Mission Society (Великобритания), Literature And Teaching Ministries (США) и лично Марка Оксброу и Фила Кейси за содействие публикации этой книги. Я благодарен Андрею Горяинову, Вячеславу Хачатуряну и Евгению Новицкому за их помощь в работе над рукописью и ее обсуждение, а также Виталию Андрух — за прекрасные иллюстрации к этой книге. Я благодарен Джорджу Керилей за его наставническую помощь и дружеское участие. И, наконец, особую признательность я хотел бы выразить моей матери Валентине Сергеевне, жене Ольге и дочерям Евгении и Дашеньке. Без той любви и заботы, которой они меня окружают, эта работа была бы просто невозможна.
 

Сергей Головин - Эволюция мифа - Как человек стал обезьяной

Редактор — Вячеслав Хачатурян
Оригинальные иллюстрации — Виталий Андрух
Издание второе, дополненное.
Христианский научно-апологетический центр
Симферополь —1999.— 96 с.: ил.
 

Сергей Головин - Эволюция мифа - Как человек стал обезьяной - Содержание

  • От редактора
  • Предисловие
  • Вера и Суеверие
  • “Научный тотемизм”
  • Выживание наиболее приспособленного
  • “Происхождение видов”
  • Явление питекантропа потомкам (Часть 1)
  • Явление питекантропа потомкам (Часть 2)
  • Самый старый англичанин
  • И его американский дядюшка
  • Восток — дело тонкое
  • Ископаемые обезьяны
  • Ископаемые люди
  • Первая жертва расизма
  • Время собирать камни
  • Литература

Сергей Головин - Эволюция мифа - Как человек стал обезьяной - Вера и суеверие

 
Каждый из нас во что-нибудь верит. Мы верим, что армия Наполеона была разгромлена союзными войсками под Ватерлоо в 1815 г.; что Волга впадает в Каспийское море; что атом состоит из протонов, нейтронов и электронов. Пожалуй, не многие из нас видели все это собственными глазами, но уверены мы в этом настолько, что готовы вступить в острую дискуссию с любым, кто осмелится подвергнуть эти факты сомнению. А уверенность в том, чего мы не видим, и есть — вера. Конечно же, наша вера чаще всего не возникает сама по себе. Мы что-то где-то услышали, что-то где-то прочли, а потом еще, наверное, и подумали — стоит этому верить или нет?
 
Насколько достоверен источник предложенной нам информации? Одна степень доверия у нас к тому, что пишется в научных журналах, другая — к газетным новостям (хотя, конечно же, в заблуждение могут ввести и те и другие); одна — к тому, что нам расскажут на рынке, другая — к тому, что мы слышим по телевизору. Жизнь приучила нас держать ухо востро, и не хвататься с детской наивностью за каждое услышанное известие. Мы не хотим верить слепо. Однако нередко люди верят во что-нибудь без какого-либо на то основания. Просто так хочется. Такая необоснованная вера называется суеверие.
 
Из всех человеческих мнений и суждений суеверия обладают необыкновенной живучестью. Нам вовсе не интересно — соответствуют они действительности или нет. Суевер не требует от ученых выяснения того, каким образом, например, постукивание по дереву оберегает его “от сглаза”. Он знает, что это так, и, пожалуйста, не морочьте ему голову своими фактами. Вот тут-то и таится опасность. Идя на поводу у суеверий, человек все больше и больше уходит от реальности, впадая в более и более глубокое заблуждение. И хотя наш мир все интенсивнее требует от нас уважения чужих заблуждений, обещая в ответ уважение наших заблуждений,mпри нынешнем уровне техники и информации суеверия могут обойтись нам весьма дорого. Вспомните, чего стоили нам суеверия превосходства арийской расы или преимущественной роли классовой борьбы в развитии человечества. Так что это очень важно: отличать веру от суеверия; смотреть, соответствуют ли наши верования реальным фактам, или являются чьими-либо (в частном случае — нашими собственными) измышлениями. С фактами из области географии проще всего. Если в чем-то сомневаешься, можно просто поехать на место и лично удостовериться.
 
Конечно, мало кто так и поступает, но сама возможность личной проверки — штука весьма убедительная. К тому же наша Земля не такая уж и большая, множество людей колесит по ней во все стороны, и их опыт подтверждает что, например, Северная Америка действительно находится несколько севернее Южной. Если же кто- либо из путешественников впадет в заблуждение и объявит об открытии какой-либо Земли Санникова к северу или Индии к западу от Европы, его всегда найдется кому поправить. В области естественных наук дело обстоит несколько сложнее.
 
Здесь гораздо больше фактов, которые мы с вами проверить не в состоянии, и нам все больше приходится доверять мнению специалистов. Тем не менее, естественные науки чаще всего имеют дело с явлениями, во-первых, — реально наблюдаемыми (непосредственно или с помощью приборов), во-вторых — повторяемыми. Так что если опыт, произведенный в одной лаборатории мира, не удается повторить в других лабораториях, обычно не спешат объявить наблюдаемое в нем явление научным фактом. Еще сложнее ситуация с фактами историческими. Все они, как правило, произошли в далеком прошлом и лишь однажды.
 
Единственным подтверждением такого факта является текст исторического документа, и проверять приходится скорее не достоверность самого факта, а достоверность текстов, его описывающих. Так, историку приходится выяснять: был ли автор документа очевидцем описываемых событий или хотя бы — современником очевидцев, которые могли бы поправить его в случае неправоты; или же он узнал о событиях из устных преданий многовековой давности? Кем был описывающий события человек — склонен ли он к легковерию или к тщательному анализу фактов? Хорошо ли сохранились его записи:
 
сколько списков дошло до нас (книгопечатание — сравнительно недавнее изобретение, и документы могли сохраниться, лишь если кто-нибудь брался их переписать); насколько далеко эти списки отстоят во времени от оригинала; насколько велики разночтения между этими списками? Пожалуй, для многих окажется неожиданностью, что из числа всех античных исторических текстов рекордной достоверностью обладают жизнеописания плотника из Назарета по имени Иисус, называемые Радостное известие или, по-гречески — “Евангелие”. До нас дошло более 25000 списков этих трудов, отличающихся друг от друга лишь на уровне не влияющих на содержание описок и грамматических ошибок писцов. Евангелисты Матфей и Иоанн сами являлись непосредственными очевидцами и участниками описываемых событий (причем, первый по профессии был налоговым инспектором, что не могло не сказаться на скрупулезности составленного им описания); Марк был секретарем очевидца и даже, возможно, писал под его диктовку; Евангелие Луки (врача по специальности) — результат тщательного анализа на основании опроса очевидцев и сопоставления их показаний.
 
Самый ранний дошедший до нас список был сделан всего через 25 лет после появления оригинала. Мы можем воссоздать практически полный текст евангелий лишь на основе цитат из них в литературе II — III веков. Достоверность описываемых событий подтверждается сведениями, которые мы можем найти у древнеримских историков — Тацита, Плиния Младшего, Светония (кстати, до нас дошло лишь 20, 7 и 8 неполных списков работ самих этих историков, отстоящих от оригинала по времени написания на 1000, 750 и 800 лет соответственно).
 
И все-таки, среди того, во что мы верим, остается довольно значительная часть, не поддающаяся проверке каким-либо из описанных способов. К ней в первую очередь относится круг вопросов, связанных с понятием происхождение: Откуда взялся мир? Как возникла жизнь? Как появился человек? Действительно, ни мы с вами, ни ученые-специалисты не в состоянии отправиться куда-либо и пронаблюдать это. События эти произошли лишь однажды, и никто из людей не был их очевидцем — в этом на удивление сходятся мнения как богословов, так и атеистов. Однако это, пожалуй, самые важные для нас вопросы: не зная “откуда?” и “как?”,
 
вряд ли можно понять “зачем?” — то, куда нам нужно идти, определяется тем, откуда мы пришли. Лишь пара вопросов: Существовал мир вечно или возник из небытия? Появился человек в результате случайности или целесообразности? — определит все наши дальнейшие рассуждения по вопросам и истории, и естественных наук, да и, пожалуй, — географии. Однако сами эти вопросы не принадлежат указанным областям знания. Вопросы происхождения — вопросы чисто религиозные. Мы верим, что было так и не иначе, и на основании этого строим свое мировоззрение. Но обоснованна ли наша вера" Не впали ли мы в суеверие" Не уводит ли оно нас с нашего истинного пути" Пожалуй, стоит остановиться и разобраться.
 
 
 

Категории: 

Оцените - от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 8.3 (3 votes)
Аватар пользователя Traffic12