Гуайта - Жизнь человека - встреча неба и земли

Джованни Гуайта - Жизнь человека - встреча неба и земли
 
Глава Армянской Церкви анализирует те огромные изменения, которые произошли в Европе за последние десять лет, говорит об их последствиях в жизни Церкви.
 
Присутствующих на ассамблее поражает точность и глубина анализа, искренность в постановке проблем, а также открытость и оптимизм предложений.
 
 

Джованни Гуайта - Жизнь человека - встреча неба и земли

 
М., ФАМ, 1999-С.256
ISBN 5-89831-005-3 
 
Предисловие Сергея Аверинцева
Перевод с французского Марии Свешниковой и Розы Адамянц
 

Джованни Гуайта - Жизнь человека - встреча неба и земли - Содержание

 
Святыня церкви и голос человека (С. Аверинцев)
Предисловие автора
 

Глава I ПЕРВАЯ ВСТРЕЧА 

По стопам Учителя. У Иисуса Христа не было Своего кабинета. Восхождение на Фавор. Дружба, власть, авторитет. Слово, которое становится жизнью. Бог и ближний. Евхаристия, исповедь и грех. Богородица и святые. Счастье — что это?
 

Глава II ГАРЕГИН I

Армянская деревня в Сирии. Детство в деревне. Патриархальная семья. Мама патриарха. "Он не сделает карьеры". Братство с арабами. Очаг или место жительства? "Вошел и подумал!" Монах в двадцать лет. Один, но не одинокий. В Оксфорде с Арменией на плечах. Вундеркинд. Епископ. Католикос Киликии. Моя страна Ливан. Католикос Армении на переломе ее истории. Католикос из Оксфорда. Церковь должна быть динамичной. К земле отцов. "Очищение армянина".
 

Глава III ВЕРА

Вопрос жизни. "Невозможно изменить цвет своей кожи". Вера, разум и сердце. Метанойя. Троица и красота.
 

Глава IV АРМЯНСКАЯ ЦЕРКОВЬ

Апостольское происхождение. Григорианская Церковь? Ной и его ковчег. Монофизитство. Многовековое непонимание. Римская декларация. Сколько существует Армянских Церквей? Споры между юрисдикциями ушли в прошлое... Последнее поколение. Постсоветский синдром. Католикос обновления. Перед лицом будущего.
 

Глава V СЛОВО БОЖИЕ И ЦЕРКОВЬ

"Евангелие — наш отец..." Священная книга: талисман или источник вдохновения? Дыхание Бога, "...а Церковь — наша мать ". Где двое или трое... Кризис. Вызов сект.
 

Глава VI ЦЕРКОВЬ И ЕЕ ВНУТРЕННЯЯ ЖИЗНЬ

Власть и авторитет. Авторитарность и анархизм. Урок Понтия Пилата. Карьеризм, монашество и женатый епископат. Пожизненная власть. Демократическая Церковь? Миряне и избрание иерархии. Народ Божий. Наиболее чувствительные создания. Женщины, священство и диаконство. Женщины и чувство святости. Женский гений и «слабый пол». Церковь и молодежь.
 

Глава VII ЛЮБОВЬ, СЕМЬЯ И ПРОБЛЕМЫ ПОЛА

Человеческая любовь. Сексуальная жизнь и семья. Развод. Монашество и любовь. Церковь и гомосексуализм. Церковь и нравственность.
 

Глава VIII ТАЙНА БЫТИЯ ЦЕРКВИ В МИРЕ

Церковь в обществе. Церковь и государство. Церковь и социальная справедливость. Христианский коммунизм? Прогресс и новые проблемы. "Ясогрешил против природы... "Церковь и культура. Инкультурация и общество потребления. Иисус Христос — первый представитель секуляризма.
 

Глава IX ЭКУМЕНИЗМ

Благоразумный разбойник и догматизм. Экуменизм и экуменическое движение. Единство и любовь. Что нас объединяет. Православие и экуменизм. Экуменическая Армения. Идентичность и инакость. Моменты славы и моменты кризиса. Базель и Грац: разрушить стены и навести мосты. Догматические расхождения и психологические различия. Прозелитизм и униатство. Koinonia, kengma, diakonia.
 

Глава X СТРАДАНИЕ

Страдание и избрание. Залог нашей свободы. «Почему?» В горниле испытаний. Отсутствие и присутствие. Он повернулся к нам. Христос воскресе!
 

Глава XI ЛИЦОМ К БУДУЩЕМУ

Творцы истории. Конец века. Прогресс и счастье. Велосипедист на финишной прямой. Приоткрыв завесу будущего...
 

Джованни Гуайта - Жизнь человека - встреча неба и землиСвятыня церкви и голос человека - Предисловие Сергея Аверинцева

 
Более, чем полуторатысячелетний мир армянского христианства, мир, сердце которого — Эчмиадзин; это мир великий и весьма своеобычный, и его образ во времени, да и в пространстве — имея в виду ту же диаспору — являет масштаб, поражающий всякое чуткое воображение. И духовный предстоятель Армянской Церкви, Католикос, восседающий на престоле в Эчмиадзине, в таком контексте есть знак, знамение, его личное бытие подчинено внеличному знаковому назначению; это можно сказать, конечно, о любом носителе высокого церковного сана, и par excellence о "предстоятеле" той или иной Церкви, — но в применении к Католикосу армян служение иерарха неотделимо от особой роли, от функции, так сказать, "этнарха", символа национальной идентичности. Это особое положение вещей — плод исторических обстоятельств, которые сами по себе довольно печальны, более того, трагичны: здесь и многовековое отъединение Армянской Церкви от общения с другими Церквами, и продолжительное отсутствие армянской государственности, при котором Церковь получала (как это было когда-то в позднеантичные времена варварских нашествий) дополнительную функцию замещения светских институций.
 
Надо сказать, что с обеими темами читатель этой книги столкнется не раз. Совершенно понятно стремление Католикоса по ходу главы IV энергично оспорить школьно-богословский подход к его Церкви как "монофиситской"; впрочем, спешим сообщить читателю, если он по случайности еще не успел это узнать из других источников, что в наше время весьма серьезные католические и православные ученые также рассматривают идентификацию вероучения Армянской Церкви и прочих не-халкидоштских церквей Востока с монофиситством в смысле т. н. евтихской ереси (или, напротив, в случае сирийцев — с не-сторианством), как прискорбное историческое, отчасти лингвистическое, недоразумение; к слову отметим, что едва ли не первым инициатором пересмотра привычных взглядов еще в прошлом веке выступил замечательный русский православный ученый Василий Васильевич Болотов (1853-1900), участник акта восстановления общения с Православием для сирийцев, т. н. несториан (на Благовещение 1898 г.).
 
Что до темы национально-политической, то как живые выражения скорби о несвободе армянского отечества в прошлом, так и богословские соображения относительно границы между похвальным церковным патриотизмом и недопустимым для христианина национализмом читатель этой книги встретит не один раз в различных местах, иначе просто и быть не может. Но не будем ставить абстрактного, резонерского вопроса: а хорошо ли, вообще говоря, для Церкви Христовой быть уж в такой интенсивной степени национальным символом? Говоря отвлеченно, — там, где этого нет, этого не нужно желать и устраивать искусственно. Но, во-первых, применительно к Армянской Церкви мы говорим не об общих понятиях, а о неоспоримой реальности, неразрывно связанной с трагическим уделом армянского народа. 
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (3 votes)
Аватар пользователя Rocit