Ильин - Запечатанный гроб - Пасха нетления

Ильин - Запечатанный гроб - Пасха нетления
Книга «Запечатанный гроб. Пасха нетления» Владимира Николаевича Ильина, русского философа, богослова, литературного и музыкального критика и композитора, посвящена богословскому осмыслению богослужений цикла Страстной седмицы и праздника Воскресения Христова. Главная цель автора — помочь читателю глубже понять евангельские и литургические тексты, свидетелельствующие о главных событиях домостроительства спасения.
 
Страстная седмица представляет собой особый период в литургической жизни Православной Церкви. Каждый день этой седмицы в Триоди постной называется «святым и великим». В дни Страстной седмицы не совершаются памяти святых, отменяется поминовение усопших, все внимание верующих сосредоточено на сопереживании страждущему Спасителю.
 
Богослужебные тексты говорят о том, что Господь сознательно шел на смерть: Он родился для того, чтобы умереть на кресте, воплотился, чтобы стать жертвой за людей. И Он совершил этот подвиг по послушанию Своему Небесному Отцу. Нет более сильного свидетельства о любви Бога к человеку, чем крест, на котором был распят воплотившийся Бог. Нет более сильного слова о спасении человека, чем та тишина, которая исходит из гроба Единородного Сына Божия. И нет более великой жертвы, которую Бог мог бы принести за человека, чем та, которую Он принес. Преподобный Исаак Сирин говорит, что если бы у Бога Отца было что-то еще более драгоценное и любимое, чем Его Сын Единородный, Он и это бы отдал за спасение каждого человека.
 

Владимир Николаевич Ильин - Запечатанный гроб. Пасха нетления. Объяснение служб Страстной недели и Пасхи

М.: Издательский дом «Познание», 2020. — 272 с.
ISBN 978-5-906960-99-3
 

Владимир Николаевич Ильин - Запечатанный гроб. Пасха нетления. Объяснение служб Страстной недели и Пасхи - Содержание

Вступительное слово митрополита Волоколамского Илариона
Предисловие к изданию 1926 года
  • Введение
  • Глава I Страдание и искупление. Общий смысл Богочеловечества
  • Глава II Суббота святого Лазаря и Вход Господень в Иерусалим (Вербное Воскресенье)
  • Глава III Святой и Великий Понедельник
  • Глава IV Святой и Великий Вторник
  • Глава V Святая и Великая Среда
  • Глава VI Святой и Великий Четверток. Утро
  • Глава VII Святой и Великий Четверток. Вечерня и Литургия
  • Глава VIII Святой и Великий Пяток. Утро (чтение двенадцати Евангелий)
  • Глава IX Святой и Великий Пяток (Царские Часы)
  • Глава X Святой и Великий Пяток. Вечерня и вынос плащаницы
  • Глава XI Святой и Великий Пяток. Повечерие (плач Богородицы)
  • Глава XII Святая и Великая Суббота. Ее общий смысл
  • Глава XIII Святая и Великая Суббота. Утро
  • Глава XIV Святая и Великая Суббота. Вечерня и Литургия святого Василия Великого
  • Глава XV Пасхальная Полунощница
  • Глава XVI Святая и Великая неделя Пасхи Утро
  • Глава XVII Святая и Великая неделя Пасхи. Литургия
Примечания
Список иллюстраций
Приложение. Краткий словарь некоторых литургических терминов .
 

Владимир Николаевич Ильин - Запечатанный гроб. Пасха нетления. Объяснение служб Страстной недели и Пасхи - Страдание и искупление. Общий смысл Богочеловечества

Страница книги
Стремление осознать сущность зла и страдания, желание избавиться от них, без сомнения, могут быть названы центром духовной жизни человечества. Здесь религия, философия, наука, а также искусство совпадают в своих стремлениях.
 
Проблема страдания неотделима от проблемы зла, хотя зло и страдание ни в коем случае не могут считаться тождественными. Часто страдание воспринимается как благо, а благоденствие — как зло (например, страдания за правое дело и благоденствие преступника). Страдание и зло занимают всю сферу бытия — физическую (материальную) и духовную, и страдания всегда мыслятся соотносительно с добром и блаженством. Сущность спасения, избавления именно и состоит в преодолении зла и страдания добром и блаженством, или лучше — в выходе из сферы зла и страдания и вхождения в сферу добра и блаженства. Наконец, хотя в плане временной исторической жизни (бывание, Werden) зло и страдание не совпадают, но в пределе, в вечности зло и страдание представляются в такой же степени неотделимыми, как добро и блаженство.
 
Проблемы зла и страдания, добра и блаженства занимают в равной степени как философа, так и богослова. Первого с точки зрения построения соответствующих понятий и оценки мирового процесса (пессимизм, оптимизм). Второго (богослова) — с точки зрения спасения, то есть реального избавления от зла и страдания и достижения добра и блаженства.
 
Со всей полнотой возможного и мыслимого Божество раскрылось в христианстве. Ибо сущность христианства состоит в Богочеловечестве, в обожении (теозис) человека, что и есть его спасение, Иисус Христос есть истинный Бог и истинный человек. Апостол Павел определяет это чеканной формулой: «В Нем обитает вся полнота (πλήρωμα) Божества телесно» (Кол 2:9).
 
Формула христианского разрешения проблемы поэтому заключается в утверждении, что в человеке (и через него в природе и мироздании) заложен зачаток полноты бытия, Богочеловечества. Удаление от Богочеловечества (от полноты божественной жизни) есть грех. Объективно последствия греха сказываются как проклятие и смерть. Субъективно — как страдание. Предельное страдание есть адская мука, «огнь неугасимый и червь неумирающий». Оно совпадает с максимальным пребыванием в смерти, в предельной неполноте, пустоте, «тьме кромешной». Поэтому в христианстве ад и смерть являются парным понятием. Отсюда: зло не создано Богом и не существует как самостоятельное бытие. «Ничего злого не сотворил Бог (κακόν γάρ τι о θεός ούκ έποίησεν)», — говорит авва Диадох. Зло есть лишь вольное (ибо тварь свободна) выпадение из полноты, в человеке сказывающееся как удаление от идеала Богочеловечества. Выражаясь философски: зло реально, но не субстанциально.
 
Сущность зла со всей полнотой раскрывается в христианстве, для которого зло совпадает с грехом. Это удалось выразить с большой глубиной знаменитому немецкому богослову Шебену: «Христианство нам показывает тайну небытия, мрака, греха (Finsternis der Bösheit), тайну беззакония; и оно происходит не от Бога, оно происхолит от твари, которая, будучи изведена из небытия и мрака действием Божества, восстает против своего Творца, чтобы уничтожить в себе таинство Его благодати»2. Однако небытие и мрак, из которого Господь вызвал тварь к бытию, само по себе не есть зло. Ведь, согласно святому Максиму Исповеднику, Господь создал и само небытие (ибо он выше и бытия, и небытия, как вообще выше всякого соотносительного сопоставления)3. Злом является стремление к небытию и мраку вызванной из него твари. Поэтому можно сказать, что диавол и злые нераскаянные грешники носят ад и смерть в себе самих. Или: смерть и ад не суть объективные сущности или места, но субъективные состояния, именно состояния удаленности от Бога. Смерть есть итог греха. Ад есть его сущность. Страдание есть субъективное переживание противоестественного, противоречащего человеческой природе греха-зла. Однако извращенная направленность ко злу бывает так глубока, что грех до поры до времени перестает переживаться как субъективное страдание (температура ада настолько высока, что пирометр страдания перестает действовать). Получается самодовольство греха, лжеестественное состояние во грехе. И тогда уже пребывание в воле Божией, пребывание в законе Божием, следование внушениям Божественной благодати воспринимается как страдание. Это и есть благое душеполезное страдание («печаль яже по Бозе», «иго благое» и «бремя легкое»). Живущие или старающиеся жить по воле Божией ищут этих спасительных страданий, которыми отзывается тварная природа на исполнение заповедей Творца; они стараются избежать «временной греха сладости», сознавая, что в итоге эта «временная сладость» обнаружит свою подлинную сущность как вечную муку и смерть.
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (1 vote)
Аватар пользователя brat Slava