Кальвин - Толкование на 1 Петра, 1 Иоанна,1 и 2 Павла к Фессалоникийцам

Жан Кальвин - Толкование на Первое послание Петра, Первое послание Иоанна, Первое и Второе послания Павла к Фессалоникийцам
Цель Петра в этом послании состояла в том, чтобы побудить верующих отречься себя и презреть мир, дабы, освободившись от плотских чувствований и избавившись от всех мирских препятствий, они всей душой устремились к небесному Христову Царству; дабы, воздвигнутые надеждой, укрепленные терпением, оснащенные мужеством и стойкостью, они преодолели все искушения, пребывая в этом усердии и этих помыслах в течение всей жизни.
 
Посему апостол с самого начала наиболее возвышенными словами проповедует благодать Божию, явленную нам во Христе. Одновременно он учит, что благодать эту принимают верою и хранят посредством надежды, чтобы благочестивые возносили свой разум и сердце к небесам. Затем апостол увещевает читателей к святости, дабы они не сделали напрасной уплаченную за их искупление цену и не позволили истлеть или погибнуть нетленному семени, возродившему их к вечной жизни. Поскольку же апостол ранее сказал об их возрождении Словом Божиим, он сразу же упоминает об их духовном младенчестве. Далее, дабы вера их не колебалась и не хромала от того, что Христа, как они видят, презирает и отвергает весь мир, апостол увещевает, что таким образом исполняется написанное о Христе: Ему суждено стать камнем преткновения. Однако он снова учит, что для тех, кто верует в Него, Христос — незыблемый фундамент спасения. Затем Петр упоминает о том, какой чести их удостоил Бог, дабы, вспомнив о своем прежнем состоянии и осознав оказанное им благодеяние, они воодушевленно усердствовали в праведном житии.
 

Жан Кальвин - Толкование на Первое послание Петра, Первое послание Иоанна, Первое и Второе послания Павла к Фессалоникийцам

Выпущено по заказу компании «Faverdale Trading Limited».
Издатель и полиграфическое исполнение: УП «Минская фабрика цветной печати». г. Минск, 2011 г.
 

Жан Кальвин - Толкование на Первое послание Петра, Первое послание Иоанна, Первое и Второе послания Павла к Фессалоникийцам - Содержание

Толкование на Первое послание Петра
  • Предисловие
  • Глава 1 - 5
Толкование на Первое послание Иоанна
  • Предисловие
  • Глава 1 - 5
Толкование на Первое послание к Фессалоникийцам
  • Предисловие
  • Глава 1 - 5
Толкование на Второе послание к Фессалоникийцам
  • Предисловие
  • Глава 1 - 3

Жан Кальвин - Толкование на Первое послание Петра, Первое послание Иоанна - Второе послания Павла к Фессалоникийцам

 
Будто уже наступает день Христов.
Кажется, это противоречит многим местам Писания, где Дух возвещает скорое наступление этого дня. Но ответ весьма прост: день Христов наступает скоро относительно Бога, у Которого тысяча лет как один день. Между тем, Господь хочет, чтобы мы усердно ожидали его, не устанавливая никаких конкретных сроков. Бодрствуйте, — говорит Он, — ибо не знаете ни часа, ни дня. Эти же ложные пророки, которых опровергает Павел, заставляли людей верить в скорый приход Христа (хотя должны были держать людские души в неизвестности), дабы последние не устали от долгого ожидания.
 
3 Да не обольстит вас никто никак: ибо день тот не придет, доколе не придет прежде отступление и не откроется человек греха, сын погибели, Противящийся и превозносящийся выше всего, называемого Богом или святынею, так что в храме Божием сядет он, как Бог, выдавая себя за Бога.
3 Да не обольстит вас никто никак: ибо доколе не придет прежде разделение и не откроется тот преступник, сын погибели, Противящийся и превозносящийся против всего, называемого Богом или божеством, так что в храме Божием сядет он, как Бог, выдавая себя за Бога.
 
3) Да не обольстит.
Дабы фессалоникийцы не обещали себе напрасно скорый день счастливого искупления, Павел указывает им на грустное пророчество о будущем рассеянии Церкви. Эти слова полностью совпадают с речью Христа, сказанной (Мтф. 24:6) ученикам в ответ на их вопрос о конце мира. Он увещевает их подготовиться к тяжелым сражениям. И, сказав о величайших, прежде неслыханных несчастьях, коим надлежит почти опустошить землю, добавляет: это еще не конец, но лишь начало скорбей. Так же и Павел возвещает предстоящую верующим длительную битву, прежде чем они достигнут победы.
 
Это выдающее место, в первую очередь достойное изучения. Наблюдать, как Церковь, воздвигнутая с такими трудами и сложностями, словно опрокинутая бурей, внезапно впадает в печальное состояние, — тяжкое и опасное искушение, способное потрясти и сбить с толку даже самых мужественных. Итак, Павел предупреждает не только фессалоникийцев, но и всех благочестивых: когда Церкви случится подвергнуться рассеянию, не пугаться этого как чего-то нового или неожиданного. Но, поскольку переводчики по-разному искажали это место, во-первых, позаботимся о том, чтобы понять подлинную мысль Павла.
 
Он говорит, что день Христов не придет, доколе мир не впадет в отступничество и в Церкви не установится царство Антихриста. Относить данное место к падению Римской Империи несуразно настолько, что не нуждается в долгом опровержении. И я удивляюсь, как столь многие писатели, в других вопросах знающие и проницательные, умудрились ошибиться в таком простом вопросе. Разве что, когда впал в заблуждение один, другие последовали за ним толпой и без всякого рассуждения. Итак, отступничеством Павел называет вероломное отпадение от Бога, причем ни одного или нескольких, а распространившееся вширь и вдаль на массы людей. Ведь слово «отступничество» помещено здесь без прилагательного, поэтому его нельзя относить к немногим. И под отступниками здесь можно разуметь только тех, кто прежде принял Христа и Его Евангелие. Итак, Павел предсказывает какое-то общее отпадение видимой Церкви. Он как бы говорит: прежде, чем придет восстановление Церкви, ей надлежит ниспасть в безобразную и ужасную разруху.
 
Отсюда нетрудно представить, сколь полезным было пророчество Павла. Ведь могло бы показаться, что неожиданно обрушившееся здание, которое столь долго лежит в развалинах, вовсе не является постройкой Божией, если бы Павел не предрек это событие задолго до его наступления. Больше того, многие сегодня, думая о долго длящемся нестроении в Церкви, начинают сомневаться, словно все это не управляется божественным советом. Ромофилы же, дабы оправдать тиранию своего идола, прибегают к следующей уловке: не может быть, чтобы Христос покинул Свою Невесту. Но в этом отрывке немощные в вере находят нечто способное их укрепить, когда слышат, что видимое ныне безобразие в Церкви некогда уже было предсказано. Бесстыдство же ромофилов опровергнуть весьма легко.
 
Ведь Павел говорит о грядущем отпадении, имеющем место тогда, когда мир уже покорится Христовой власти. Почему же Господь позволил Церкви (по крайней мере, тому, что казалось ею) пасть столь печальным образом, мы вскоре увидим.
Откроется. Совершенно вздорную басню сочинили о Нероне: будто он был восхищен из мира, и вновь придет для того, чтобы мучить Церковь своей тиранией. Однако умы древних были затуманены настолько, что именно этого Нерона они и сочли Антихристом. Павел же говорит здесь не об одном человеке, но о царстве, которое захватит сатана, дабы воздвигнуть престол мерзости посреди Божиего храма. И мы видим, что именно это и исполнилось в папстве. В прошлом также случались значительные отпадения. Так Магомет, будучи отступником, отвратил своих турок от Христа. Все еретики с помощью своих сект разрывали единство Церкви.
 
Но Павел, говоря, что разруха будет такой, что Христа оставит множество народа, имеет в виду нечто большее. Смута грядет такая, что наместник сатаны захватит власть над Церковью и будет председательствовать в ней вместо Бога. И это царство мерзости он описывает в лице одного человека, поскольку оно едино, хотя бы одни его начальники и преемствовали другим. Теперь читатели видят, что все секты, с самого начала уменьшавшие численность Церкви, были как бы ручейками отступничества, начавшего отклонять воду от правильного течения. Секта же Магомета была подобна яростному потопу, захлестнувшему своим напором приблизительно половину мира. Итак, Антихристу оставалось осквернить своим ядом другую сохранившуюся его часть. Таким образом, мы собственными глазами видим, как на деле подтвердилось достопамятное пророчество Павла.
 
И в предложенном мною толковании нет ничего натянутого. Верующие того времени мечтали перенестись на небо после непродолжительных скорбей. Павел же, напротив, предсказывает: хотя порою на них и нападают внешние враги, много большее зло случится в самом церковном доме. Ибо уверовавшие во Христа повсеместно впадут в мерзкое вероломство, и сам божественный храм осквернится святотатственной тиранией, так что там будет господствовать злейший враг Христов. «Откроется» здесь означает установление открытой тирании. Павел как бы говорит: день Христов не придет, доколе этот тиран не явит себя открыто, и как бы во всеуслышание станет извращать церковный порядок.
 
4) Противящийся и превозносящийся.
Два эпитета — преступника и сына погибели — во-первых, говорят, сколь ужасной будет грядущая смута, дабы безобразие ее не поколебало немощные души. Во-вторых, призывают благочестивых к сопротивлению, дабы им не подвергнуться вырождению вместе с прочими. Итак, Павел словно на картине рисует перед нами живой образ Антихриста. Ведь из его слов легко вывести, каким будет его царство, и в чем конкретно оно будет заключаться. Называя его противящимся, присваивающим себе принадлежащее Богу, дабы почитаться в храме в качестве божества, Павел прямо противопоставляет его царство Царству Христову. Значит, как это духовное Царство, так и тирания Антихриста должна пребывать в душах, подражая империи Христа. Затем Павел приписывает Антихристу силу обманывать нечестивыми учениями и ложными знамениями. Значит, чтобы узнать Антихриста, его надо полностью противопоставить Христу.
 
Там, где я перевел «все, называемое Богом», у греков больше принят вариант «всякий, называемый». Но, основываясь на древности перевода и некоторых греческих комментариях, можно предположить, что слова Павла подверглись искажению. Вполне вероятна ошибка в одной букве там, где имеется большое сходство в написании. В том месте, где было написано т v то, некий переписчик или опрометчивый читатель поставил mxVra. Хотя это разночтение в отношении смысла не играет особой роли. Ибо Павел бесспорно хотел сказать следующее: Антихрист присвоит себе нечто подобающее единому Богу, дабы превознестись над всяким божеством и бросить себе под ноги всю религию и весь божественный культ. Итак, данная фраза — все, называемое Богом, — значит то же, как если бы Павел сказал: все, считаемое божеством и ое'раоца, то есть, то, в чем заключается почитание Бога.
 
Здесь идет речь не о самом имени Божием, а о величии и культе, и в целом обо всем, что присвоит себе Антихрист. Павел как бы говорит: истинна та религия, которая чтит истинного Бога. Ее и перенесет на себя этот сын погибели.
 
Теперь каждый научится из Писания тому, что в наибольшей степени принадлежит Богу, и, с другой стороны, увидит, что именно присваивает себе папа. Даже десятилетнему мальчику не будет трудно распознать Антихриста. Писание (Иак.4:12) возвещает, что только Бог — законодатель, могущий спасать и губить. Что Он — единственный Царь, Который управляет нашими душами Словом. Его же оно делает автором всяких священнодействий. Учит, что праведность и спасение надо просить у одного Христа. Указывает одновременно способ и основания для такого прошения. И все это папа присвоил себе. Он хвалится, что имеет право связывать совесть какими ему угодно законами, подвергая ее вечной каре. Он устанавливает по прихоти свои собственные или новые таинства, а установленные Христом искажает, больше того, полностью упраздняет, дабы поставить на их место изобретенные им святотатства. Он придумал средства достижения спасения, полностью чуждые евангельскому учению. Он не усомнился по собственной воле изменить всю религию. Что же еще значит превозноситься выше всего, называемого божеством, если не то, что делает папа? И, лишая таким образом Бога подобающей Ему чести, он оставляет Богу только пустое имя, перенося всю Его власть на себя. Именно это и добавляет немного ниже апостол: сын погибели будет выдавать себя за Бога. Ибо он (как уже говорилось) не настаивает на самом слове «Бог», но хочет сказать: гордыня Антихриста будет такой, что, изъяв себя из числа рабов Божиих и общего порядка, и взойдя на божественное судилище, он будет править не человеческой, а божественной властью. Ибо мы знаем, что все поставляемое на место Бога есть идол, даже если его и не зовут Богом.
 
В храме Божием.
Одна эта фраза достаточно опровергает заблуждение и даже глупость тех, для которых папа потому является наместником Христа, что, как бы он себя ни вел, престол его все же находится в Церкви. Ведь Павел помещает Антихриста не где-нибудь еще, а в самом святилище Божием. Ибо он не внешний, а внутренний враг, нападающий на Христа, прикрываясь Его же именем. Но спрашивается, как же этот вместилище суеверий зовется Церковью, которая должна быть столпом и утверждением истины? Отвечаю: оно называется так не потому, что сохранит все качества Церкви, а потому, что удержит в себе некий ее остаток. Признаю, что место, где господствует папа, есть храм Божий, но храм, оскверненный бесчисленными святотатствами.
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (4 votes)
Аватар пользователя Yerkwantai