Кан - Сквозь призму хасидского учения - Чейсовская коллекция

Йоэль Кан - Сквозь призму хасидского учения
Замысел этой книги — дать современному русскоязычному читателю серьезное представление об основах хасидского учения.
 
Многие люди, впервые знакомясь с основами хасидизма, невольно задаются вопросом: в чем разница между ними и учением каббалы? Ведь вроде бы то и другое исследует скрытую суть вещей, скрытые смыслы слов Торы. Это действительно так, но есть принципиальная разница.
 
Каббала в основном объясняет, что происходит в верхних мирах — отсюда учение о сфирот, о качествах Б-га (мидот), об уровнях связи между Б-гом и нашим миром. По сути, это знание в чистом виде.
 
Хасидизм же в основном рассматривает вопросы о том, как это знание относится к человеку, как оно может ему служить, чтобы сам человек лучше служил Б-гу. Ведь знание сфирот и мидот реально способно помочь, лишь если мы используем его в служении — для более глубокого понимания тех заданий, которые Б-г нам дает, для более эффективной, более последовательной работы по улучшению окружающего мира. Каббала делает человека более умным; хасидизм делает его более близким к Б-гу, более чистым и святым.
 

Йоэль Кан - Сквозь призму хасидского учения

Йоэль Кан; Пер. с иврита М. Корица. — М. : Книжники, 2011. — 672 с. — (Чейсовская коллекция).
ISBN 978-5-9953-0148-6 («Книжники»)
 

Йоэль Кан - Сквозь призму хасидского учения - Содержание

УРОК ПЕРВЫЙ  ЧТО ТАКОЕ ЕДИНСТВО
УРОК ВТОРОЙ ГДЕ НАХОДИТСЯ Б-Г
Осторожно, каббала!
УРОК ТРЕТИЙ В ЧЕМ СМЫСЛ СИНАЙСКОГО ОТКРОВЕНИЯ
УРОК ЧЕТВЕРТЫЙ ИЗБАВЛЕНИЕ КАК ВЕРШИНА ТВОРЕНИЯ
УРОК пятый  РАБЫ ИЛИ СЫНОВЬЯ
УРОК ШЕСТОЙ  ТАЙНЫ ВОЗВРАЩЕНИЯ
УРОК СЕДЬМОЙ  ЧЕМ НАДО ЗАПАСТИСЬ НА ГОД
УРОК восьмой  ВЕРА И ЗНАНИЕ
УРОК ДЕВЯТЫЙ  ИЗБАВЛЕНИЕ И ХРАМ
УРОК ДЕСЯТЫЙ  ВЫБОР И ИЗБРАННОСТЬ
УРОК ОДИННАДЦАТЫЙ  БОРЬБА И ГАРМОНИЯ
УРОК ДВЕНАДЦАТЫЙ  МЕССИАНСКИЕ ВРЕМЕНА

 

Йоэль Кан - Сквозь призму хасидского учения - Предисловие

 
Существует немало академических трудов, посвященных различным сторонам хасидского движения, его истории, философии, его влиянию на мировую культуру. Уникальность книги заключается в попытке дать читателю достоверное представление о характерном для хасидского учения взгляде на мир, помочь взглянуть на фундаментальные проблемы мироздания через призму образов и представлений хасидского учения.
 
Возможно ли это? Среди читателей наверняка окажутся люди, далекие от хасидской традиции и даже совершенно незнакомые с ней. Издателям книги задача показалась выполнимой прежде всего из-за характерного для еврейской культуры «книжного подхода», когда текст занимает центральное место в изучении предмета. Эта особенность прокладывает русскоязычным читателям, которые обладают опытом изучения разнообразных текстов, путь к пониманию еврейской традиции.
 
В основу книги положены лекции раввина Йоэля Кана, прочитанные на иврите, записанные его учениками, а затем им отредактированные и в 2006 году изданные в Кфар-Хабаде. Автор — один из крупнейших в нашем поколении знатоков хасидского учения. Он был в числе близких сподвижников Любавичского Ребе, в течение многих лет принимал участие в подготовке его трудов к изданию, являясь при этом автором целого ряда популярных книг.
 
Лекции раввина Йоэля Кана предназначены были для людей, начинающих свое знакомство с хасидским учением (что соответствует целям издания), но, с другой стороны, ранее профессионально изучавших Талмуд и другие еврейские источники. Поэтому знакомство слушателей этих лекций с реалиями еврейской культуры и еврейскими текстами было намного серьезнее, чем у читателя, к которому мы обращаемся. Однако тех и других объединяет привычка к интеллектуальной деятельности и отсутствие робости перед текстами, требующими сосредоточенности и размышления. Что касается недостатка основ еврейского образования у нашего потенциального читателя, этот пробел мы попытались восполнить подробными комментариями и справочным аппаратом. По той же причине порядок глав был изменен в пользу более удобного для систематического изучения материала, тогда как в издании на иврите лекции расположены в соответствии с последовательностью еврейских праздников. Для удобства читателя главы разделены на разделы и снабжены заголовками.
 
Книга состоит из 12 глав, каждая из которых посвящена определенной теме, относящейся к еврейским праздникам или основополагающим идеям еврейской традиции. В самой главе дается ответ на поставленный в ней вопрос, но для нашего читателя не менее, чем ответ на вопрос, важно знакомство с хасидской методикой рассуждения, используемой автором книги и раскрывающей внутреннее содержание еврейских законов и обычаев, и изучение этой методики.
Главы названы уроками вслед за названием книги на иврите и подчеркивают логику изложения, когда в текст рассуждений вплетаются добавления для читателя-ученика, заинтересованного в глубоком изучении материала.
 
Невозможно в столь малый объем вместить, даже поверхностно, все детали хасидского мировоззрения. Такие принципиальные для хасидского учения темы, как молитва, взаимоотношения хасида и праведника, взаимоотношения между хасидами, и многие другие остались за рамками этой книги. При этом подбор тем направлен на то, чтобы из отдельных деталей у читателя сложилась общая картина, которую можно с полным правом назвать хасидским взглядом на мир и на свое место в нем.
 
Как понятно из вышесказанного, наша книга - не для легкого чтения. Она потребует от читателя вдумчивости и терпения; возможно, иногда придется возвратиться к уже прочитанному, когда изученная ранее тема возникнет в новом контексте. На одно можно надеяться и даже быть уверенным: те, кто найдет в себе силы для овладения материалом, откроют новую для себя картину восприятия мира, и «хасидское учение», упомянутое в названии книги-, станет им намного яснее.
 
Хотя, как уже сказано, текст комментирован с целью сделать его понятным для неподготовленного чи-
 тателя, для облегчения чтения некоторые детали стоит оговорить заранее (даже дублируя порой объяснения, приведенные внутри книги). Поэтому предпошлем основному тексту некоторые сведения о хасидском движении и особенностях его подхода к Торе.
 

ХАСИДСКОЕ УЧЕНИЕ И ЕГО ОСОБЕННОСТИ

Слово «хасидский» относится к движению, основателем которого был рабби Исраэль Бааль-Шем-Тов. Сведения о его жизни скупы и почти целиком основываются на народном предании, но его влияние на современников было настолько велико, что все восточноевропейское еврейство (а значит, и основная часть русскоязычного еврейства) подпало в той или иной степени под влияние его идей.
Система взглядов Бааль-Шем-Това и его учеников распространяется на самые разные сферы жизни, от социальной до этнографической, но мы ограничимся его учением, получившим название хасидского. Хотя слово это в переводе с иврита означает «благочестивый», изначально оно было дано хасидскому учению его противниками в качестве иронического наименования. Возможно, оно прижилось и потому, что в книгах учеников Бааль-Шем-Това много говорится о совершенствовании человека и о путях приближения к идеальному состоянию — праведности.
 
Говоря о хасидском учении, важно помнить о месте, занимаемом им в истории развития Устной Торы, то есть втолкованииТоры Письменной (Пятикнижия, Пророков и Писаний). Развитие это происходило в форме передачи и изучения предания, записанного позднее в книгах Мишны, Талмуда и трудах мудрецов следующих поколений. Так же и любое высказывание учеников Бааль-Шем-Това надо рассматривать в контексте всей еврейской традиции. Хасидское учение опирается, в частности, и на каббалистическую традицию, прежде всего лу-рианскую каббалу, вместе с такими авторитетными источниками, как книги Зогар, Йецира и Пардес Рамака.
 
Продолжая каббалистическую традицию (как ее называют - Внутреннюю, или Скрытую, Тору), хасидское учение существенно отличается от нее прежде всего методикой изучения вопросов, поднятых ранее каббалой. Разумеется, соотношение хасидизма с каббалой — тема для отдельного исследования, но упрощенно можно назвать характерной особенностью хасидского учения — его большую направленность на взаимодействие личности изучающего каббалистические понятия с изучаемым материалом.
 
Этот подход наблюдается в трех наиболее распространенных методах изложения материала, встречающихся в книгах хасидского учения.
 
Первый предполагает прочтение текстов Писания как рассказа о верхних мирах и лишь намеке на миры нижние. Такой прием встречается и в каббалистических текстах, но в хасидском учении повествование о высших понятиях связывается с простым пониманием текста, привычным для еврейского читателя. Таким образом, миртрансцендентный оказывается ассоциативно связанным с миром прямого смысла Писания, близким и доступным для нашего восприятия.
 
Второй метод — прочтение каббалистической метафоры на языке человеческой души: «Из плоти моей увижу Б-га»\ — где под плотью подразумевается душа, оживляющая тело. Достоинство этого метода в том, что восприятие человеком своей души уникально по степени достоверности, по отсутствию разрыва между субъектом и объектом познания. Здесь важен идеал человека как имманентного существа, в котором нет разрыва между сущностью человека и объектом постижения. В этом идеале заложена и его ограниченность — имманентное восприятие возможно лишь по отношению к понятиям ограниченным и, значит, изначально адаптированным к человеку.
 
Отсюда прямой путь к третьему методу хасидизма — раскрытию метафоры каббалы на языке служения Всевышнему. С одной стороны, область служения — это выполнение желания Б-га, то есть, подобно первому, этот метод включает познание трансцендентного и использует тексты и действия, берущие свое основание в откровении, но с другой — имеет прямое отношение к человеку и его внутреннему миру. Примеры перечисленных методик вы встретите в книге.
 
Последователи Бааль-Шем-Това развивали его учение, акцентируя внимание на различных особенностях человеческой личности. Для одних на первом плане оказалась эмоциональная составляющая, другие апеллировали к разуму, кому-то ключом ко всему остальному стало качество истины, для кого-то способность к радости без границ казалась важнее. При этом возникали споры и разногласия как теоретические, так и поведенческие, но все-таки общего всегда было больше, чем различий.

 

ОСОБЕННОСТИ ИЗЛОЖЕНИЯ МАТЕРИАЛА

 
Для нашей книги выбрана интерпретация хасидского учения, сформировавшаяся в рамках Любавичского движения, называемого также Хабад. Слово «Хабад» является аббревиатурой трех слов — хохма, бина и даат, которые переводятся с иврита как «мудрость», «понимание» и «познание». Как понятно из этого названия, в работах, относящихся к течению Хабад, подчеркивается роль интеллекта в человеческой личности. Для первого знакомства с основами хасидского учения хабадская литература удобна тем, что в ней принято рациональное изложение и идеи хабадского хасидизма естественно с таким изложением сочетаются. При этом основные идеи этой литературы остаются общими для всего хасидского мировоззрения.
 
При изучении этой книги не надо забывать, что хасидское учение является религиозным взглядом на мир. Это означает, что восприятие Б-га как Высшего существа и источника добра для всех творений лежит в основе любого обсуждения. Таким образом, не надо воспринимать интеллектуальные построения, приводимые в книге, как доказательства веры — они таковыми не являются. В этом хасидское учение обнаруживает большое сходство и даже преемственность с еврейской религиозной философией, трудами рава
 
Саадьи Гаона, Рамбама (Маймонида) и других. Задача интеллекта в его отношениях с верой в книгах хасидского учения выступает скорее как вспомогательная и апологетическая (и это свойство характерно для религиозной философии в целом). Но у интеллекта есть свое особое предназначение, специфическое именно в рамках хасидского учения, — интеллектуальное размышление становится ценным как часть духовного служения человека и выполнения им своего предназначения (и в этом тоже ощущается влияние идей Рамбама на хасидское учение).
 
Здесь мы плавно переходим к еще одной составляющей религиозного мировоззрения, о которой надо помнить для более точного понимания этой книги. Жизнь религиозного человека ультимативно осмысленна. Это означает, что у каждого человека есть задача, ради которой его душа спустилась в этот мир. Задачей этой является служение Всевышнему, которое когда-то в основном сосредоточивалось в Храме, а в наше время находит свое выражение в системе заповедей, сформулированных в Торе, хоть этим и не ограничивается. Служение это — смысл всей человеческой жизни.
 
Именно так надо воспринимать обсуждение служения человека Всевышнему в хасидской литературе. Лишь под таким углом зрения можно понять одну из наиболее трудных для восприятия современным человеком метафор, используемых в хасидском учении, — метафору взаимоотношений между человеком и Всевышним как между рабом и его господином или рабом и царем. Понятие «рабство» имеет для нас негативный смысл: противоположность свободы. В еврейской традиции подобным образом воспринимают продажу себя в рабство другому человеку — как пренебрежение свободой и своей связью со Всевышним. Но рабство по отношению ко Всевышнему — это высокая ступень в служении, когда удается преодолеть многие преграды, стоящие между человеком и его Творцом.
 
Особую оговорку надо сделать и по поводу другой, не менее важной, метафоры — образа Царя, титула, который традиционно относится ко Всевышнему как в молитве, так и в книгах Устной Торы. В последние столетия понятие «монархия» утратило в глазах людей свое былое величие. Поэтому сейчас, пользуясь этим сравнением, надо помнить, что подразумевается идеальный монарх, который возвышен над народом лишь благодаря своему полному подчинению Б-жественной воле, а потому имеет моральное право управлять подчиненными ему жителями государства.
 
Тора обращается ко всему человечеству. Если на евреев возложена обязанность соблюдения всех 613 заповедей, изложенных в Торе, то духовное предназначение всего остального мира иное, и оно основывается на семи заповедях, данных Ною и его потомкам. Одной из важных обязанностей, возложенных на человечество, является постижение величия Творца и тайн творения мира. В резултате изучения этой мудрости, в сердце человека рождается любовь к Б-гу и трепет перед Ним — чувства, важные для любого из сотворенных по образу Б-жьему.
 
Лекции, лежащие в основе книги, были прочитаны перед еврейской аудиторией. Поэтому естественно, что основной в них являлась тема еврейского служения. Поскольку книга предназначена для широкой аудитории, текст снабжен комментариями, объясняющими обсуждаемые понятия и в контексте задач нееврейского служения.
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (5 votes)
Аватар пользователя ElectroVenik