Каплан - Альтернативный путь к Новому времени - Сефардская диаспора в Западной Европе

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомиться, вступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Альтернативный путь к Новому времени - Сефардская диаспора в Западной Европе - Йосеф Каплан
Серия — История евреев

В настоящей книге собрано несколько исследований, посвященных ранним процессам модернизации в западноевропейском еврейском обществе и опубликованных в последние десятилетия.
 
В этих работах, как и во всей книге в целом, утверждается, что “германская модель”, которая многие годы безоговорочно царила в еврейской историографии, была не единственной для европейского еврейства моделью модернизации и с ее помощью невозможно объяснить перемены, произошедшие в начале Нового времени во многих еврейских общинах Западной Европы. Западная сефардская диаспора, без сомнения, представляет собой интереснейший пример, на основе которого можно обсудить процессы модернизации еврейского общества. Двенадцать очерков, вошедших в настоящий сборник, не составляют единую и исчерпывающую картину вступления сефардов Западной Европы в Новое время: читатель скорее найдет здесь тематически разнообразную мозаику, которая расскажет об извилистом пути, пройденном этими людьми от христианства к иудаизму и из мира традиции в мир современности.
 
Очерки, представленные в этой книге, первоначально публиковались в разных изданиях на протяжении более двадцати лет. В определенной степени их можно рассматривать как побочный продукт более общих исследований, часть из которых уже увидели свет, тогда как другие я надеюсь опубликовать в будущем. За исключением шестого и двух последних очерков этого сборника, где анализируются события, относящиеся к XVIII веку, в центре внимания оказалось семнадцатое столетие, но и эти три статьи касаются явлений, корни которых лежат в более ранней сефардской истории.
 
Главным местом событий в этой книге стал Амстердам, и лишь два очерка посвящены сефардским общинам Гамбурга и Лондона. Однако в большинстве случаев сказанное об Амстердаме касается не только общины это- го конкретного города, но и всей западной сефардской Нации в целом. Хотя я не вносил принципиальных изменений в уже опубликованные работы, я постарался исправить ошибки и огрехи разного рода, а также внести некоторые добавления, показавшиеся мне уместными. Насколько возможно, я стремился исключить повторы, возникшие из-за того, что первоначально эти очерки публиковались как отдельные статьи.
 
Я хочу выразить сердечную благодарность моему другу доктору Джеффри Грину, который внимательно и аккуратно перевел те очерки, которые были написаны на иврите. Рахель Гринблат уделила массу внимания редактированию статей и превращению их в единое целое с точки зрения содержания и стиля, а также внесла ценные предложения по приведению их в окончательный вид. Джеффри Херман с большой скрупулезностью подготовил указатель. Мои студенты из Еврейского университета в Иерусалиме, которые все эти годы принимали участие в исследованиях данной темы, целиком подтверждают изречение: ״Обучая мы учимся сами”.
 

Йосеф Каплан - Альтернативный путь к Новому времени - Сефардская диаспора в Западной Европе

Издательство — Книжники — 320 с.
Москва — 2014 г.
ISBN 978-5-9953-0299-5 (“Книжники”)
ISBN 978-5-7516-1226-9 (“Текст”)
 

Йосеф Каплан - Альтернативный путь к Новому времени - Сефардская диаспора в Западной Европе - Содержание

  • Предисловие
Глава 1. Альтернативный путь к Новому времени
  • Западные сефарды в еврейской историографии
  • Подход Яакова Каца
  • Между традицией и переменами
  • Иудаизм — религия, а не образ жизни
  • Лицом к лицу с христианским миром
Глава 2. Для кого Эмануэль де Витте писал три картины с изображением сефардской синагоги Амстердама?
  • Как воспринимали евреев в Голландии XVII века
  • Христианские посетители сефардских синагог
  • Сефардские евреи в голландском искусстве
  • Эмануэль де Витте, мастер церквей
  • Три картины с изображением синагоги
Глава 3. Самоопределение сефардских евреев Западной Европы и их отношение к чужим и посторонним
  • “Senhores” и “criados”: происхождение зависимости
  • “Почетное имя” избранного народа
  • Прозелиты, индейцы, мулаты        
  • Сочетание поддержки и отчуждения
  • Нищие, сторожа и служанки
  • “Пороки и обычаи, чуждые морали и путям иудаизма”
  • Реформирование ашкеназских евреев и обучение их моральной дисциплине и правильному иудаизму
  • “Ни посредством брака, ни посредством договора, ни любым другим способом”
Глава 4. Амстердам и ашкеназская эмиграция в XVII столетии
Глава 5. Социальные функции херема
  • Нарушения, которые влекли за собой отлучение от общины       
  • Сакральный смысл отлучения от общины        
  • Кого отлучали?
  • Нарушения, за которые практически отлучали от общины
  • Суровость наказания в виде херема
  • Постепенная секуляризация херема
  • Приложение
Глава 6. Нарушение социальных норм и отлучение В XVIII столетии
Глава 7. Еврейский облик испано-португальской общины Лондона в XVII столетии
Глава 8. Место херема в сефардской общине Гамбурга
  • Еврейский облик сефардов Гамбурга
  • Борьба за сохранение еврейской идентичности и религиозной дисциплины
  • За какие преступления гамбургская община отлучала своих членов?
  • Подвергшиеся отлучению и их преступления
  • Альтернативные или дополнительные наказания
Глава 9. Студенты-сефарды в Лейденском университете
Глава 10. Отношение сефардской элиты Амстердама к саббатианскому движению, 1665-1671
  • Приложение. Антисаббатианские сочинения португальских евреев Амстердама, написанные после вероотступничества Шабтая Цви ...
Глава 11. ״Караимы” в начале xviii столетия
  • Приложение
Глава 12. Искушение эросом в сефардском Амстердаме XVIII столетия
  • Примечания
  • Указатель имен

Йосеф Каплан - Альтернативный путь к Новому времени - Сефардская диаспора в Западной Европе - Иудаизм - религия, а не образ жизни

 
Проведя верхнюю границу и отделив западную сефардскую общину в XVII веке от еврейского общества эпохи перемен в XVIII веке, нужно также провести границу между западной сефардской общиной и другими традиционными еврейскими общинами позднего Средневековья и раннего Нового времени. Несмотря на ряд сходств, нельзя игнорировать явные различия между западным сефардским обществом, с центром в Амстердаме, и традиционными общинами остального еврейского мира. Западная сефардская община не унаследовала знания и ценности от прошлых поколений. Она сформировалась не таким естественным путем, при котором каждое поколение опирается на наследие своих предков.
 
О сефардах XVII века можно сказать, что их традиция изобретена, что их традиционная община возникла ex nihilo под влиянием новых условий, в новые времена. Для самих основателей португальских общин иудаизм был внове, и первая еврейская община, с которой они встретились, была общиной, которую они сами основали. Им пришлось решить уникальную задачу, не известную до тех пор ни одной традиционной еврейской общине: вновь определить для самих себя свою еврейскую идентичность и установить ее границы. Они пришли в иудаизм с концепциями иберийского христианства, которые, как ни парадоксально это звучит, использовали для выстраивания структуры еврейской жизни и наполнения ее содержанием.
 
Утвердившийся в эпоху Контрреформации в католических землях скептический фидеизм, приверженцы которого провозглашали необходимость признать авторитет церкви и папы, ибо сомневались в способности человека самостоятельно познать религиозную истину, помог бывшим марранам отстоять значение устной традиции и власти раввината в борьбе со скептицизмом многих собратьев по общине. Вернувшись к иудаизму, эти криптоиудеи облекли еврейскую веру в христианские концепции, усвоенные ими за годы жизни в роли новых христиан. В результате многие из них начали воспринимать иудаизм в большей степени как религию, чем как всеобъемлющий образ жизни.
 
В немалой степени эта перемена произошла вследствие того, что криптоиудейский образ жизни приучил их разделять внутреннюю религиозную реальность, спрятайную в четырех стенах их собственного дома, и внешнюю жизнь, основанную на христианских и иных идеях и ценностях. Многие из этих людей пришли к выводу, что духовная идентификация с еврейской традицией важнее, чем соблюдение заповедей. Религиозная идентичность не могла полностью выразить этническую и социальную идентичность этих евреев, поскольку марраны, вернувшиеся в иудаизм, продолжали рассматривать тех, кто остался в “землях идолопоклонников״, как плоть от плоти своей, хотя и строго осуждали их пребывание на Иберийском полуострове.
 
Здесь мы наблюдаем ситуацию, в которой религиозная идентичность не смогла перекрыть этническую и социальную солидарность. Сефарды Амстердама видели в марранах — как на Пиренейском полуострове, так и в различных регионах империи Габсбургов и Франции — часть Nagao, испано-португальской нации; этот расплывчатый термин они использовали для обозначения всей сефардской диаспоры, включая марранов и новых христиан. Примером этого отношения может служить деятельность основанного в 1615 году членами амстердамской общины Святого братства по наделению приданым осиротевших и бедных девушек (Santa Companhia de dotar orfas е donzelas), которое было открыто и для евреев, и для конверсо — вследствие признания того факта, что и те и другие относились к одному и тому же социальному и национальному целому. Конверсо, жившие в тех странах, где иудаизм был запрещен, могли быть полноправными членами этого братства, при этом реального соблюдения заповедей от них не требовалось.
 
Они должны были лишь верить в иудаизм и духовно отождествляться с его учением. Хотя руководство никогда идеологически не узаконивало тех представителей Nagao, кто — по своей ли воле или по принуждению — оставался вне иудаизма, тем не менее им обеспечивалась социальная легитимация посредством множества связей, поддерживаемых с ними в различных областях и на разных уровнях. Кроме того, в непосредственной географической близости существовали группы, которые, хотя и принадлежали к сефардскому еврейству в этническом и социальном смысле, так и не вернулись к иудаизму. В каждой из стран западной сефардской диаспоры, на окраинах испанских и португальских еврейских общин жили отдельные люди или группы, которые смогли бежать от ужасов пиренейской инквизиции, но предпочли остаться в “землях свободы״, не беря на себя определенных обязательств по отношению к своим еврейским братьям.
 
Они не присоединялись к еврейским общинам и отказывались принять иго еврейского закона и раввинистических установлений. Без сомнения, отношение глав общин к ним было более суровым, чем к марранам и новым христианам, остававшимся в Испании и Португалии, так как самим своим присутствием в поле зрения эти люди бросали вызов общине, представляя угрозу целостности ее традиционной структуры. Они также были центром притяжения для других людей, которые могли присоединиться к ним в любой момент. В Голландии их присутствие было особенно значимым, поскольку местное христианское население включало заметную прослойку людей, не принадлежавших ни к одной из существовавших церквей или направлений христианства.
 
Они стремились утвердиться как внеконфессиональные христиане и могли достаточно свободно выражать свои взгляды, благодаря уникальной религиозной свободе, царившей в Голландии. Уникальное политическое и социальное равновесие, сложившееся в Республике Соединенных провинций, позволяло отдельным нонконформистам и их группам существовать и действовать с достаточной свободой, не завися от традиционных ортодоксальных структур. Наряду с внеконфессиональными христианами аналогичный феномен возник в сефардском обществе: ״евреи вне общины” или ״евреи без иудаизма”. Имеется много свидетельств того, что это было масштабное явление, прочно вошедшее в жизнь сефардов Амстердама и угрожающее целостности общины.
 
Большинство этих евреев не были интеллектуалами и не формулировали никаких твердых серьезных принципов. Они не принимали авторитет Галахи но затруднялись предложить альтернативную идеологию. Тем менее они намеревались сделать свой нонконформизм инструментом реформирования еврейского общества. Некоторые из них так и не становились членами еврейской общины; другие вступали в нее, но затем покидали, оборвав все связи. Отдельные личности, которые сумели дать систематическое выражение своему неприятию еврейского мейнстрима, боролись за ״внеконфессиональный иудаизм”, который был бы свободен от оков фарисейской традиции и обычаи которого не подчинялись бы Устному закону.
 
Их отталкивала идея избранного народа, и они не наделяли евреев никакой особой ролью. Такие люди, как Уриэль да Коста, который в своих взглядах был близок к универсальному деизму, полностью отстранялись от еврейской традиции. Такой путь избрали и Барух Спиноза, и Хуан де Прадо. Они сторонились любого сепаратизма или сектантства и окончательно обрубили все связи со своими общинами. В конце концов никто из них не представил альтернативной системы ценностей и идей, которая смогла бы изменить еврейское общество. Критическое отношение к иудаизму привело их к полному отрицанию обособленного существования евреев, и по этой причине они так или иначе покинули свою общину, не основав никакого движения по ее преобразованию и не создав какой-либо альтернативной организации.
 
 

Категории: 

Оцените - от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (3 votes)
Аватар пользователя Traffic12