Капустин - Донесения из Константинополя

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомиться, вступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Архимандрит Антонин Капустин - Донесения из Константинополя. 1860–1865
Представление архимандрита Антонина 15 февраля 1865 г.
 
Вторично уже выбранный член Смешанного Народного совета при Вселенской Патриархии, г. Стефан Карафеодори, человек, в течение своей долголетней (77 лет) жизни оказавший многочисленные и весьма важные услуги Православной Церкви на В о стоке. Его эллиническое стремление, так легко объясняемое его любовью к своему племени, послужившее поводом в минувшем году к отстранению дела о его награде, не будет ли найдено возможным покрыть великодушным снисхождением во внимание к его общим заслугам на пользу Православия? Совершившееся преобразование церковного управления Константинопольского Патриархата, желанное для всякого православного, главным образом обязано его усилиям, благонамеренности и благочестивой ревности. Последние обстоятельства служения на пользу Святой Церкви сего замечательного общественного деятеля Вашему Превосходительству известны. Глубокое уважение, которым пользуется здесь от всех г. Карафеодори, как человек обширной учености духовной и светской, строгой честности и огромного нравственного влияния, не может обратить даруемой ему награды в предмет зависти для других, толков и пересудов и ни в каком случае не уронит ни ее, ни чести дарующего правительства, а напротив, усилит его значение в здешнем крае.
 
Профессор Халкинской богословской школы, Илья Танталиди, человек глубоко всеми чтимый и любимый, отлично ученый филолог и богослов, известный многими сочинениями, в числе коих особенного внимания заслуживает появившееся в печати в 1850 г. в двух томах «Обличение папства» (Παπιστικὰ Έλεγχα). В двукратное посещение Константинополя Его Императорским Высочеством, великим князем Константином Николаевичем, г. Танталиди, вдохновенный благими надеждами лучшей будущности Востока, возбужденными сим посещением, воспел высокого гостя прекрасными стихотворениями, из коих одно было поднесено им великому князю, но, к сожалению, не повлекло за собою никакого знака благоволительного внимания к автору русского правительства, что до сих пор неравнодушно принимается здешним обществом. Во время последней войны почтенный профессор оказывал самое дружеское внимание нашим пленным офицерам, проживавшим на Принцевых островах, чем снова подтвердил не только общий отзыв о его высоких человеколюбивых чувствах, но и несомненную искренность своего расположения к России. Влияние, которым пользуется г. Танталиди в школе и во всех лучших домах греческих Перы и Фанаря, может быть ценимо нами, а строгий нравственный характер человека ручается в том, что благосклонность правительства нашего не будет употреблена им во зло.
 

Архимандрит Антонин Капустин - Донесения из Константинополя. 1860–1865

Москва, Индрик, 2013
ISBN 978-5-91674-259-6

Архимандрит Антонин Капустин - Донесения из Константинополя. 1860–1865

Предисловие
Донесения и письма архимандрита Антонина
  • 1. Письмо архимандрита Антонина А. П. Толстому
  • 2. Записка архимандрита Антонина
  • 3. Письмо архимандрита Антонина А. П. Толстому
  • 4. Письмо архимандрита Антонина А. П. Толстому
  • 5. Письмо А. П. Толстого митрополиту Московскому Филарету.
  • 6. Письмо митрополита Московского Филарета А. П. Толстому
  • 7. Записка митрополита Московского Филарета
  • 8. Письмо архимандрита Антонина А. П. Толстому
  • 9. Письмо архимандрита Антонина А. П. Толстому
  • 10. Записка архимандрита Антонина в Святейший Синод
  • 11. Письмо митрополита Московского Филарета А. П. Толстому
  • 12. Мнение митрополита Филарета «О сведениях из Константинополя, по письму архимандрита Антонина, от 7 октября 1861 г.»[108]
  • 13. Письмо архимандрита Антонина А. П. Толстому
  • 14. Донесение архимандрита Антонина А. Б. Лобанову-Ростовскому
  • 15. Отношение А. Б. Лобанова-Ростовского Н. А. Муханову
  • 16. Письмо митрополита Московского Филарета А. П. Ахматову
  • 17. Записка Филарета, митрополита Московского
  • 18. Записка архимандрита Антонина Е. П. Новикову
  • 19. Письмо архимандрита Антонина С. Н. Урусову
  • 20. Записка архимандрита Антонина.
  • 21. Письмо Н. П. Игнатьева С. Н. Урусову
  • 22. Представление архимандрита Антонина
  • 23. Письмо архимандрита Антонина А. П. Ахматову
  • 24. Письмо архимандрита Антонина митрополиту Новгородскому и С.-Петербургскому
  • 25. Письмо А. П. Ахматова архимандриту Антонину
  • 26. Письмо архимандрита Антонина А. П. Ахматову
  • 27. Изложение занятий Народного смешанного совета
  • 28. Письмо архимандрита Антонина А. П. Ахматову
  • 29. Письмо архимандрита Антонина А. П. Ахматову
  • 30. Письмо архимандрита Антонина А. П. Ахматову
  • 31. Письмо архимандрита Антонина А. П. Ахматову
  • 32. Письмо архимандрита Антонина Н. П. Игнатьеву
  • 33. Письмо Н. П. Игнатьева С. Н. Урусову
  • 34. Письмо архимандрита Антонина С. Н. Урусову
  • 35. Письмо Н. П. Игнатьева директору Азиатского департамента
  • 36. Письмо архимандрита Антонина С. Н. Урусову
Примечания
 

Архимандрит Антонин Капустин - Донесения из Константинополя. 1860–1865 - Предисловие

 
18 сентября 1860 г. в Константинополь прибыл новый настоятель русской посольской церкви – архимандрит Антонин Капустин. 43-летний ученый окончил Киевскую духовную академию, владел древними и несколькими современными языками, прекрасно говорил по-гречески и, что особенно важно, имел за плечами многолетнюю службу на Православном Востоке: в течение десяти лет он был настоятелем русской посольской церкви в Афинах. Очевидно, что лучшего выбора для Константинополя Св. Синод сделать не мог. Перевод Антонина из Афин в османскую столицу, однако, был вынужденным. Антонин, который вложил свои силы и душу в строительство русской посольской церкви Св. Троицы в Афинах, ревностный исследователь древностей, тонкий дипломат и человек высокого духовного устройства, стал жертвой клеветы со стороны своих сослуживцев, распространивших о нем в демократической печати сведения самого низкопробного свойства. Была и другая причина перевода. Предшественник Антонина в Константинополе, архимандрит Петр Троицкий, был человеком строго канонических взглядов и сторонником греческого духовенства в назревавшем греко-болгарском церковном конфликте. Посольство же, напротив, придерживалось курса на поддержку славян, который стал официальной политикой русского правительства при Александре II. В 1850–60-х гг. От настоятеля посольской церкви, следовательно, требовались тактичность и гибкость, чтобы действовать в сложнейших обстоятельствах. Место ригориста о. Петра занял о. Антонин, на незаурядные дипломатические способности которого возлагались большие надежды.
 
Остановимся несколько подробнее на церковно-политической ситуации в Константинополе в 1850– 1860-е гг. Середина XIX в. – эпоха преобразований в Османской империи, Танзимата. Широкомасштабные реформы в государственном и административном аппарате Османской империи были вызваны разными причинами. С турецкой стороны было стремление к выходу из внутреннего и внешнеполитического кризиса, в котором страна находилась в первой половине XIX в. Для европейских держав, в первую очередь Великобритании, явившейся инициатором реформ, целью преобразований было усиление их влияния на Ближнем Востоке и ослабление влияния русского. В результате победоносных войн с Турцией XVIII – первой половины XIX в. Россия не только значительно расширила свою территорию, но и получила возможность вмешиваться во внутренние дела Османской империи: согласно Кючук-Кайнарджийскому миру 1774 г., русское правительство официально получило право покровительства православному населению Турции. Таким образом, было максимально использовано важнейшее преимущество ближневосточной политики России перед западными державами – общность православной веры с христианским населением Османской империи.
 
Ряд выгодных для России договоров касательно прохода торговых и военных судов через проливы Босфор и Дарданеллы поставил Россию в первенствующее положение в Восточном Средиземноморье. Европейские державы, имевшие свои военно-политические виды в отношении Турции, не желали мириться с таким преобладанием русского влияния. Подорвать авторитет России и ее силу на Ближнем Востоке можно было разными путями: во-первых, Россия оказалась связанной договорами о взаимопомощи «Европейского концерта» против революционных движений, в том числе национально-освободительных; во вторых, необходимо было ослабить влияние России, осуществляемое как через непосредственные контакты с султаном и Портой, так и через Церковь. Вестернизаторские преобразования в Османской империи предоставляли западным державам возможность, с одной стороны, ограничить единоличную власть султана и его ближайших советников, а с другой стороны, постепенно вовлечь Церковь в административную систему империи, поставить ее под контроль государства и тем самым упразднить поводы к иностранному вмешательству в ее дела.
 
Реформы начались с провозглашением Гюль-Ханейского хатт-и-шерифа 1839 г., содержащего основные принципы, которым обязывался следовать султан, сановники и высшее духовенство Османской империи. Объявлялась необходимость принятия законов, которые бы гарантировали безопасность жизни, чести и имущества населения; провозглашалось равенство перед законом всех подданных султана независимо от вероисповедания; светские законы признавались выше воли султана, следовательно, его власть в известной мере ограничивалась; взятки объявлялись преступлением, так как всем чиновникам назначалось жалование. На первый взгляд могло показаться, что провозглашенные принципы, за исключением равенства христиан и мусульман перед законом, не содержали в себе глубоких изменений в общественной жизни. На деле же они подразумевали ломку всего сложившегося уклада Османского государства. Западные державы, вдохновившие издание документа, по-разному реагировали на его появление. Англия и Франция встретили его с удовлетворением. «Английское правительство, – писал А. Д. Новичев, – видело в реформах средство, которое укрепит Турцию и превратит ее в антирусский бастион на Ближнем Востоке. В Англии считали, что осуществление провозглашенного в хатте принципа равенства мусульман и немусульман приведет к тому, что исчезнет повод для вмешательства России во внутренние дела Турции под флагом защиты единоверцев и „братьев-славян“». Французская печать сравнивала указ с Декларацией прав человека. Австрийское правительство внешне приветствовало акт, но предостерегало Порту от приглашения европейских специалистов. Реакция России была однозначно отрицательной. А. П. Бутенев был застигнут врасплох. Если бы он знал о нем заранее, то мог бы убедить Порту не приглашать на его провозглашение европейских послов, и акт не имел бы международного значения.
 
В целом реформы 1830–1850-х гг. были преждевременными и встретили ожесточенное сопротивление мусульманского населения. В результате противоречия внутренней и внешней политики Османской Империи после 1839 г. только усилились. Реформы проводились недостаточно энергично, что давало повод западным дипломатам оказывать давление на Порту. С одной стороны, многие турецкие сановники посчитали, что причиной европейского вмешательства являются реформы, и потому решили, что они вредны вообще. С другой стороны, инициатор реформ Мустафа Решид сам призывал державы оказывать влияние на султана и выступил с предложением созвать европейскую конференцию по вопросам проведения преобразований в Турции; он считал необходимым, чтобы в течение 8–10 лет западные дипломаты в Константинополе наблюдали за внутренними делами империи. Чтобы утвердить свое влияние, они должны были иметь каждый одно или два военных судна в Босфоре. В основе идей Мустафы Решида лежала уверенность, что сохранение суверенитета Турции выгодно европейским державам; целостность Османской империи лежала в основе его политики. Однако провозглашение новых принципов только стимулировало рост национально-освободительных движений.
 
 

Категории: 

Оцените - от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (1 vote)
Аватар пользователя Андрон