Барт - Оправдание и право

Оправдание и право - Карл Барт
Новое сканирование клуба 

 
Существует ли связь между действительностью раз и навсегда осуществленного Богом в Иисусе Христе оправдания грешника только через веру и проблемой человеческого права - связь внутренняя, необходимая, благодаря которой и челове­ческое право вместе с божественным оправданием в некотором смысле становится предметом христианской веры и христианской ответственности и, вместе с тем, христианского исповедания?
 
Но мы, очевидно, можем сразу же задать тот же вопрос, используя другие понятия: относится ли проблема того порядка, который «уже не» или «еще не» есть порядок царства Божьего, проблема того мира, который «уже не» или «еще не» есть вечный божественный мир, проблема той свободы, которая «уже не» или «еще не» есть свобода детей Божьих, - относится ли все это к области действительности нового рождения людей через Слово Божье, к действительности его освящения Духом? 
 
В книгу вошли три работы крупнейшего богослова ХХ века Карла Барта: Оправдание и право, Христианская община и гражданская община, Евангелие и закон, объединенные общей темой взаимодействия церкви и государства.
 
Статья Оправдание и право представляет собой исследование новозаветного учения о церкви и государстве.
 
Христианская община и гражданская община - работа о двух реальностях, в которых пребывает христианин: реальности эсхатологической общины веры со своей вселенской широтой и свободой и реальности гражданского общества со своими мирскими задачами и идеалами общественного права.
 
В Евангелии и законе Карл Барт рассматривает важнейшие понятия библейского богословия, подчеркивая их богословский смысл - спасительный дар Божий.
 
 

Карл Барт - Оправдание и право

Пер. с нем. (Серия «Современное богословие»)
М.: Библейско-богословский институт св. апостола Андрея, 2006. — 150 с.
ISBN 5-89647-140-8 
Перевод: Анна Петрова 
 

Карл Барт - Оправдание и право - Содержание

 

Оправдание и право

Впервые опубликовано в 1938 г. как Theobgische Studien («Богословские исследования»), выпуск 1.

Христианская община и гражданская община

Впервые опубликовано в 1946 г. как Theologische Studien, выпуск 20.

Евангелие и закон

Впервые опубликовано в 1935 г. как Theologische Existenz heute («Богословское бытие сегодня»), выпуск 32.
 

Карл Барт - Оправдание и право - Противопоставление церкви и государства 

 
Я также считаю правильным и важным сначала указать на «противопоставление» Иисуса и Пилата.  Реформацию в ее учении о церкви и государстве, на мой взгляд, среди всех довольно содержательных евангельских текстов, говорящих об этом, интересовали лишь слова Ин 18:36: «Царство Мое не от мира сего»*. Она, очевидно, сочла бы нарушением своего хода мыслей о курфюрсте Саксонии или о совете Цюриха и Женевы, если бы ей пришлось при этом слишком интенсивно размышлять именно о Пилате. Но можно ли было ожидать здесь лишь помехи или же, возможно, это как раз лучшее обоснование того, что Реформация могла сказать по данному вопросу? Во всяком случае здесь есть что наверстать.9
 
(* Цитаты из Нового Завета даются в переводе епископа Кассиана  (Безобразова), цитаты из Ветхого Завета - в Синодальном переводе. - Прим. пер. 
9 Как раз в дальнейшем мне косвенно очень помогли рассуждения  Кальвина о subPontioPilato {лат. при Понтии Пилате. - Прим. ред.) в Символе веры, которые у него, разумеется, находятся в совершенно ином  контексте: 
«Почему не сказано просто одним словом, что Он умер, а говорится о Понтии Пилате, при котором Он пострадал? Это не только для того, чтобы уверить нас в исторической точности, но и чтобы подчеркнуть, что смерть Его торжествует над осуждением.
Как это? 
 
Он умер, чтобы принять на Себя то страдание, которое полагалось нам, и посредством этого освободить нас от этого страдания. Итак, поскольку мы были виновны пред судом Бога как злодеи, Он, представляя нас лично, возжелал предстать перед троном судии земного и быть осужденным устами оного: дабы нас отрешить от предстояния перед троном Судии небесного. 
Тем не менее, Пилат объявляет Его невиновным и тем самым не осуждает Его - как если бы он был достоин [осудить или не осудить Его] (Мф 27:24; Лк 23:14). 
 
Здесь - и одно, и другое. Он оправдан свидетельством судии, чтобы показать, что страдает отнюдь не за то, что Он заслужил, а за то, что мы заслужили; и все же Он официально осужден приговором оного [Пилата] в знак того, что Он воистину - наш залог и что Он получает осуждение за нас, дабы нас от него избавить. Это действительно так. Ибо если б Он был грешником, Он не был бы в состоянии претерпеть смерть за других; и все же - чтобы Его осуждение стало для нас избавлением - нужно, чтобы Он причтен был к злодеям (Ис 53:12). Я понимаю сие именно так». (Catechisme de VEglise de Geneve 1542, Bekenntnisschnften und Kirchenordnungen der nach Gottes Wort reformierten Kirchen, München 1937f., Heft I,S. 9/Пер. Андрея Лукьянова). 
 
В самом деле, государство в своей демонизации и тем самым его характер как власти века сего с одной стороны, отсутствие родины у церкви в веке сем - с другой; и то, и другое выявляется в этой встрече  достаточно «пронзительно»: если бы архонты века сего познали бы премудрость Божью, о которой «мы», апостолы, говорим совершенным, «то не распяли бы Господа славы». 
 
Они показали, что опознали ее (1 Кор 2:6-7). Но учение о различии между церковью и государством было и остается не единственным учением, которое община должна извлечь из текстов, посвященных встрече между Иисусом и Пилатом. 
 
Я указываю сначала на Ин 19:11: здесь Иисус ясно подтверждает Пилату, что тот имеет εξουσία (греч. власть. - Прим. ред.) над Ним, и не просто случайную или неправомерно присвоенную власть, но данную ему «свыше». Эта εξουσία сама по себе и как таковая совершенно не является властью зла, враждебности против Иисуса и Его притязания. Сам Пилат так сформулировал вопрос в предыдущем стихе Ин 19:10: «Я имею власть отпустить Тебя и власть имею распять Тебя». Она, как власть, данная Богом, не теряя этого характера, могла быть употреблена по отношению к Иисусу и так, и иначе. Если бы Иисус был оправдан Пилатом, то это, несомненно, означало бы  легитимации Иисуса как царя, который для того был рожден и пришел в мир, чтобы свидетельствовать об истине (Ин 18:37). Эта легитимация не могла и не может быть делом Пилата.
 
Государство нейтрально в вопросе истины: «Что есть истина?» (Ин 18:38). Но, однако, эта легитимация и, таким образом, доступное архонтам мира сего как таковым познание истины Божьей (1 Кор 2:8) означало бы признание за Иисусом права громко проповедовать людям свое притязание быть этим царем, юридическое разрешение проповеди оправдания! Пилат не оправдал Иисуса. Он воспользовался своей властью, чтобы распять Его. А Иисус определенно признал то, что и примененная таким образом власть все же остается данной Богом.
 
Подчинился ли Он, с точки зрения евангелиста, воле и приговору общего божественного провидения? Или же в том, что Пилат по-другому распорядился своей εξουσία, евангелисту было валено, что тот вместо правосудия предоставил свершиться прикрытой правом несправедливости? 
 
Можно ли здесь видеть и ценить только это или все же прежде всего то, что государство таким своим  решением обратилось прошив церкви? Нет, именно то, что произошло сейчас, в этом употреблении государственным человеком своей εξουσία, именно это и было единственно возможным, что могло произойти во исполнение милостивой воли Отца Иисуса Христа!
 
Именно в предоставлении возможности осуществиться несправедливости (по крайней мере прикрытой правом, в исполнении данной ему Богом εξουσίа!) Пилат был человеческим, тварным, инструментом совершаемого раз и навсегда через это распятие оправдания грешного человека. Подумайте об огромной значимости происшедшего в свете проповеди апостола Павла: принимая Иисуса из рук евреев, чтобы приказать бичевать и распять Его, Пилат является, так сказать, посредником, принимающим Его во имя язычества, которое именно этим раскрывает свою солидарность с грехом Израиля, но этим же и входит в данное Израилю обетование. Чем была бы любая правовая защита, которую государство могло и должно было дать церкви, по сравнению с этим действием, в котором оно в человеческих глазах стало почти что основателем церкви?
 
Оно абсолютно ясно подтвердило это, например, в свидетельстве сотника под крестом (Мк 15:39), предшествовавшем всем другим исповеданиям. Это наставление церковь, во всяком случае, также должна извлечь из противопоставления Иисуса и Пилата: именно демонизированное государство может желать зла, чтобы, несмотря на это, ему по большому счету все же пришлось делать добро. Оно не может избежать своего служения. Оно избегает его здесь настолько же мало, насколько оно избегает его согласно Лк 13:1-5, где тот же самый Пилат, ставший убийцей тех галилеян, вынужден стать инструментом призыва к покаянию, как и обрушившаяся и убившая людей Силоамская башня.
 
Именно поэтому государство не может лишиться своей чести. Именно поэтому его представителям, согласно Новому Завету, при любых обстоятельствах должны быть оказаны почести (Рим 13:8; 1 Петр 2:17). 
 
 
 
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (6 votes)
Аватар пользователя Tov