Карсавин - О личности

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомитьсявступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Лев Платонович Карсавин - О личности
Так как тварь несовершенна, но по существу своему всеедина, личное бытие ее моментов выраженое не с одинаковою степенью полноты. Потому-то рядом с актуальными личностями и должны быть и есть зачаточные, и потенциальные – животный и вещный мир.
 
Саморазъединение, или умирание, твари (т. е. причастие ее жертвенному и за нее умиранию Логоса) выражается в том, что тварь отрицает себя и противопоставляет себе как еще сущей и самодвижной, себя же, как утратившую полноту своего бытия и самодвижности. Это противопоставление входит в противопоставление тварью своего духа своему телу. Плотянеющий дух можно назвать душою: предельную для несовершенства телесность, необходимость и мертвость – вещностью. Единство мира являет себя и в том, что, если некоторые индивидуации твари только вещны, «только-душевные» или органические индивидуации обязательно и вещны, а духовно-человеческие и душевны, и вещны (там же). Поэтому человек – полная (принципиально и потенциально) индивидуация всего бытия, т. е. – микрокосмос и даже сам космос.
 

Лев Платонович Карсавин - О личности

Моска: Берлин: Директ-Медиа, 2016 г. – 286 с.
ISBN 978-5-4475-9031-4
 

Лев Платонович Карсавин - О личности – Содержание

  • Введение
  • I. Индивидуальная личность  
  • II. Симфоническая личность
  • III. Совершенство и несовершенство личности

Лев Платонович Карсавин - О личности - Введение

 
Прежде, чем приступить к философскому учению о личности, полезно вдуматься в обычное словоупотребление. Язык наш глубокомысленнее и «метафизичнее», чем кажется.
 
Слово «вид» еще сохраняет свой старый смысл наружности, облика, лица. Но, говоря о «виде» (например, – «грозном», «величественном», «веселом» и т. п.) какого-нибудь человека, местности, строения, мы всегда обозначаем нечто целостное, объединенное, а вместе – преходящее и такое, в котором существенное, во всяком случае, не отличено от несущественного. Вид может быть обусловлен не только внутренним состоянием или качеством предмета, а и одними лишь внешними обстоятельствами; иногда «вид» – синоним субъективного состояния зрителя (ср. – «видеть», «я вижу»).
 
Если же мы хотим указать на то, что «лежит за видом» или «находится в основе его», как нечто первичное, существенное и – хотя бы относительно – постоянное мы, даже применительно к природе и предметам неодушевленным, пользуемся словом «лицо». – «Лицо» природы (из) – меняется, «виды» сменяют друг друга. Правда, и «вид» может меняться; но «лица» – то природы или человека, во всяком случае, друг друга не сменяют. Лицо предмета в известном смысле соответствует субстанции (prosopon – hypostasis), виды – акциденциям, «привходящему», «сошедшемуся», «околичностям» (symbebekota). Пользуюсь этими терминами здесь, не вдаваясь в их анализ и оценку, – только для пояснения; хотя и думаю, что субстанциализирование вида (eidos) сыграло роковую роль в Платоновом учении об идеях.
 
В применении к человеку слово «лицо» означает нечто существенное и потому постоянное, своеобразное и неповторимое. Таков смысл выражений: «он человек не безличный», «у него есть лицо» и т. п. Притом лицо во всех этих случаях необходимо мыслится, как единство множества, и не только в данный миг времени (что справедливо и для вида), но и в потоке самого временного изменения. Прилагательное «личный» относит к одному и тому же «лицу» все множество его «проявлений», «осуществлений», выражений или – что-бы воспользоваться наименее обязывающим термином – «моментов».
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (1 vote)
Аватар пользователя brat Warden