Карсон - Золотые руки

Бен Карсон - Золотые руки
После этой новости началась тихая паника. Весь запас крови резус-отрицательной четвертой группы, имевшийся в больнице Джонса Хопкинса, был исчерпан. Семимесячные близнецы, сросшиеся затылками, нуждались в крови, иначе у них не оставалось ни одного шанса на поправку, ни одной надежды на нормальную жизнь.
 
Их мать, Тереза Биндер, во всем медицинском мире сумела найти единственную группу хирургов, которая была готова пытаться разделить ее близнецов и сохранить жизнь им обоим. Другие хирурги настаивали, что это невозможно - необходимо пожертвовать одним из мальчиков. Согласиться на то, чтобы один из ее семимесячных малышей умер? Тереза не могла даже подумать об этом! Хотя они и были соединены головами, каждый из них уже стал личностью - один играл, пока другой спал или ел. Нет, она никак не могла допустить такого! После нескольких месяцев поисков она обратилась в больницу Джонса Хопкинса.
Большинство из семидесяти членов хирургической бригады предложили свою кровь, понимая, что нельзя терять время.
 
Семнадцать часов трудной, утомительной, скрупулезной операции на таких крошечных пациентах прошли хорошо. Все удавалось. Анестезия была сделана успешно, хотя из-за общих кровеносных сосудов оказалась весьма сложной процедурой. Подготовка аппарата искусственного кровообращения заняла не больше времени, чем ожидалось (помогли пять месяцев подготовки и бесчисленные репетиции). Добраться до того места, где близнецы соединялись между собой, было не особенно трудно для любого молодого, однако бывалого нейрохирурга. Но из-за подключения аппарата искусственного кровообращения кровь потеряла способность к свертыванию, в результате чего все участки мозга младенцев, которые могли кровоточить, кровоточили.
 
К счастью, городской банк крови быстро смог найти необходимое для продолжения операции количество крови. Понадобились все мастерство, все навыки и изобретательность каждого из хирургов, чтобы остановить кровотечение через пару часов. Операция продолжалась. В конце концов специалист по пластическим операциям пришил последний лоскут кожи, закрывающий рану, и тяжкое испытание, длившееся почти сутки, было закончено. Сиамские близнецы Патрик и Бенджамин впервые в жизни отделились друг от друга.
 
Измученный ведущий хирург, придумавший план всей операции, когда-то был мальчишкой из негритянского квартала города Детройта.
 
 

БЕН КАРСОН в соавторстве с Сесиль Мерфи - Золотые Руки

 
Заокский: «Источник жизни»
ISBN 978-5-86847-783-6
 

БЕН КАРСОН в соавторстве с Сесиль Мерфи - Золотые Руки - Содержание

 
ВВЕДЕНИЕ
ГЛАВА 1. ПРОЩАЙ, ПАПА!
ГЛАВА 2. ТЯЖЕЛЫЙ ГРУЗ
ГЛАВА 3. ВОСЬМИЛЕТНИЙ
ГЛАВА4. ДВЕУДАЧИ
ГЛАВА 5. ПОДРОСТКОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ
ГЛАВА 6. УЖАСНЫЙ ХАРАКТЕР
ГЛАВА 7. УСПЕХИ
ГЛАВА 8. ВЫБОР КОЛЛЕДЖА
ГЛАВА 9. ВСЕГДА ЛИ ПРИДЕРЖИВАТЬСЯ ПРАВИЛ
ГЛАВА 10. СЕРЬЕЗНЫЙ ШАГ
ГЛАВА 11. СЛЕДУЮЩИЙ ШАГ
ГЛАВА 12. СВОЙ ПУТЬ
ГЛАВА 13. ВАЖНЫЙ ГОД
ГЛАВА 14. ДЕВОЧКА ПО ИМЕНИ МИРАНДА
ГЛАВА 15. ЖЕСТОКОЕ РАЗОЧАРОВАНИЕ
ГЛАВА 16. МАЛЕНЬКАЯ БЕТ
ГЛАВА 17. ТРОЕ ОСОБЕННЫХ ДЕТЕЙ
ГЛАВА 18. КРЕГ И СЬЮЗЕН
ГЛАВА 19. РАЗДЕЛЕНИЕ БЛИЗНЕЦОВ
ГЛАВА 20. ОКОНЧАНИЕ ИСТОРИИ БЛИЗНЕЦОВ
ГЛАВА 21. ДЕЛА СЕМЕЙНЫЕ
ГЛАВА 22. «ДУМАЛ ЧТОБ»
 

БЕН КАРСОН в соавторстве с Сесиль Мерфи - Золотые Руки - Глава 1 - Прощай, папа!

 
— Ваш отец больше не будет с нами жить.
— Нет, нет! — я давился слезами, не в состоянии понять того, что говорит мама. — Я же люблю папу!
— И он тебя любит, Бенни... но он должен уйти. Навсегда.
— Зачем? Я не хочу, чтобы он уходил. Пусть останется с нами.
— Ему нужно уйти...
— Он хочет уйти из-за того, что я что-то не так сделал?
— Нет, Бенни, конечно нет. Папа любит тебя.
 
Я разрыдался.
— Сделай так, чтобы он вернулся!
— Не могу. Поверь мне, не могу.
Ее сильные руки крепко обняли меня, стараясь утешить, остановить слезы. Постепенно мои рыдания затихли. Как только она ослабила объятья, снова посыпались вопросы.
— Твой папа... — мама остановилась, и, как ни мал я был, я сообразил, что она подыскивает нужные слова, чтобы объяснить мне то, чего я не хотел понимать. — Бенни, твой папа поступил плохо. Очень плохо.
— Но ты же можешь простить его. Пусть он останется, — я усиленно тер глаза.
— Тут дело не в прощении, Бенни.
— Но я хочу, чтобы он остался с нами. С Куртисом, со мной и с тобой.
 
Мама снова и снова пыталась объяснить мне, почему уходит отец, но восьмилетнему мальчику ее слова ничего не дали.
 Даже сейчас, оглядываясь назад, не могу сказать, понял ли я хоть чуть-чуть причину его ухода. Даже если до меня что-то и дошло, я не желал об этом думать. От маминых слов о том, что папа не вернется домой, сердце мое готово было разорваться. Я так его любил!
 
Отец всегда был с нами нежен. Он часто отсутствовал, но, возвращаясь домой, сажал меня на колени и играл со мной. Он был очень терпелив. Вены на тыльных сторонах его больших рук были такого размера, что мне нравилось играть с ними. Я заталкивал их внутрь, со всей силой надавливая маленькими ладошками, и, смеясь, глядел, как они вылезают обратно.
— Смотри! Они снова тут!
 
Отец сидел спокойно, дожидаясь, пока я наиграюсь. Иногда он говорил: «Похоже, ты слабо жмешь». Тогда я нажимал еще сильнее. Конечно, ничего не менялось, и я быстро терял интерес и начинал новую игру.
Хотя мама и сказала, что он совершил плохой поступок, я не мог думать, что папа — «плохой», так добр он был всегда к нам с братом. Отец иногда дарил нам подарки безо всякого повода.
«Думаю, тебе это понравится», - говорил он как бы между прочим, а глаза его блестели. Весь вечер, пока не приходила пора отцу возвращаться с работы, я следил за часами или надоедал матери вопросом: «Сколько времени?» Потом выскакивал из дома, чтобы дождаться его у ворот, и смотрел, как он идет по аллее. «Папа, папа!» — выкрикивал я и мчался навстречу. Он подхватывал меня на руки и нес в дом.
В 1958 году, когда мне было 8 лет, все кончилось — папа ушел из дома навсегда. Моему обиженному сердечку казалось, что будущего больше нет. Я не мог представить себе жизни без папы и не знал, удастся ли нам с Куртисом, моим десятилетним братом, увидеть его снова.
 
Не помню, сколько еще я плакал и задавал вопросы, но уверен, что тот день был самым грустным в моей жизни. Вопросы лились рекой, слезы тоже. Пару недель я бомбардировал маму всеми аргументами, которые мог изобрести, чтобы убедить ее найти способ вернуть папу домой.
— Как мы будем без папы?
— Почему ты не хочешь, чтобы он остался?
— Он будет хорошим. Я уверен! Спроси его. Он больше не станет поступать плохо.
 
Мольбы мои не достигали цели. Родители обо всем договорились заранее.
 
— Матери и отцы должны быть вместе. — настаивал я. — Они должны быть вместе со своими маленькими сыновьями.
— Конечно, Бенни, но иногда получается не так, как надо.
— Не понимаю, почему, - возражал я.
 
Я вспоминал, как папа вел себя с нами. По воскресеньям он обычно катал нас с Куртисом на машине. Мы навещали разных людей, а особенно часто одну семью. Пока отец разговаривал со взрослыми, мы с братом играли с детьми. Потом мы узнали правду: у отца была другая «жена» и дети.
 
Не знаю, как мать обнаружила его двойную жизнь, она никогда не делилась с нами своими проблемами. Теперь, когда я стал взрослым, мне очень жаль, что мама сломала свою жизнь, уберегая нас от столкновения со злом. Мы и не подозревали, как она страдает. Все же я думаю, мама поступила правильно, стремясь защитить нас. Много лет спустя я наконец понял, что она имела в виду, говоря о «других женщинах и наркотиках».
Мама давно знала о другой семье. Я чувствовал, что в отношениях родителей не все в порядке. Когда между ними не было согласия, отец уходил. Он уходил все чаще и чаще и все дольше и дольше не возвращался. Я не мог понять, почему. Теперь мое сердце разрывалось от маминых слов: «Ваш папа больше не вернется».
 
Не говоря ничего матери, каждый вечер я перед сном молился: «Дорогой Господь, помоги маме и папе помириться». Сердце мое верило, что Бог может помочь им и мы снова станем счастливой семьей. Я не хотел, чтобы они разошлись, и не мог представить себе будущего без отца.
Но папа не вернулся домой.
 
Шли дни, недели, и я понял, что мы можем обходиться без него. Мы обеднели, я замечал, что мама беспокоится, хотя ничего не говорит нам с Куртисом. Поумнев, годам к одиннадцати, я сообразил, что втроем нам живется счастливей, чем жилось вместе с папой. В семье воцарился мир. Дом не заполняло больше ужасающее молчание, из-за которого я дрожал от страха и забивался в свою комнату, не понимая, что происходит и почему мама и папа не разговаривают друг с другом.
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (7 votes)
Аватар пользователя viz