Кьеркегор - Беседы

Серен Кьеркегор - Беседы
Если люди забыли, что значит жить в соответствии с заповедями Божиими, они, без сомнения, забыли, что значит быть людьми.
С. Кьеркегор
«Заключительное ненаучное послесловие»
 

 

Серен Кьеркегор - Беседы

 
Пер. с датского А. В. Лызлова; Пред. протоиерея А. Уминского
М.: Свято-Владимирское изд-во, 2009.-288 с.
ISBN 978-5-900249-35-3
 

Серен Кьеркегор - Беседы - Содержание

 
Предисловие
Полевая лилия и птица небесная
«Первосвященник»
«Мытарь»
«Грешница»
 
От переводчика
Чему нас учат полевые лилии и птицы небесные
 

Серен Кьеркегор - Беседы - Предисловие

 
«Единственный, кого я с радостью и благодарностью называю своим читателем, прими этот дар». — Так сам Кьеркегор открывает цикл своих духовных бесед и проповедей. Кто же он — читатель Кьеркегора? К кому сегодня обращен негромкий голос датского философа и христианского мыслителя первой половины 19 века? Он обращен не к массе, а к человеку. Ведь именно его всегда искал Серен Кьеркегор, и ради него, человека, он написал все свои произведения.
 
Кажется, невозможно сравнить нашу современную жизнь с жизнью Дании 19 века. Оглядываясь на прошедшее столетие, мы понимаем, что мир сильно изменился и продолжает катастрофически меняться. Есть вещи, которые уже трудно вернуть и поставить на свои места.
 
Причина тому, конечно, колоссальные войны и революции, в том числе — культурные, информационные, сексуальные... Но самая главная и разрушительная — это революция общественного сознания, затронувшая всё человечество. Рушится система ценностей, и более всего теряет ценность сам человек — ив своих собственных глазах, и в общественном сознании. Человек как личность, человек как индивидуум, человек как образ и подобие Божие — всё это обесценивается. Одновременно с этим происходит и ещё один процесс — всё обессмысливается. Мир был осмыслен, потому что в мир пришло Слово Божие, Божественный Логос. Слово стало плотню и начало властвовать в человеческом обществе. Им сформировано человеческое сознание последних двух тысячелетий. Христианство осмыслило человеческое существование на Земле, подняло ценность человека на такую высоту, которой не было никогда до этого в мире.
 
Сейчас же происходит обратный процесс, он идёт обвально, катастрофически вниз. Человек потерял веру, а значит, и смысл, и всякую ценность, потому что если человек не связан с Богом, то он ровно ничего не стоит. В этом случае человек — это только механизм, только инструмент или винтик, работающий в общей машине ради определённых благ и удовольствий. Это в своё время заметил Кьеркегор. Он писал: «Фактически существуют руководства в каждой области, и скоро во всём мире образование будет состоять из заучивания наизусть большего или меньшего количества примечаний и толкований.
 
Успех человека будут оценивать по его способности выбирать факт из множества других фактов, как печатник выбирает букву из кассы для набора, и не важно, что он не знает значение этих фактов» («Современный век»). Знание заменяется информацией. Культура познания, в которой человек пытается искать и выражать самые глубокие смыслы, заменяется культурой развлечений, удовольствия, потребления. Это то, что происходит на наших глазах — пришествие пустоты в мир. Можно сказать, что нынешнее состояние мира — торжество пустоты, торжество бессмысленности. И этой пустотой питаются миллионы, она становится востребована, и она, в свою очередь, пытается заполнить то пространство нашей жизни, которое принадлежит только Богу и вечности.
 
Вот что пишет в своей книге о Кьеркегоре («Кьеркегор». Москва, 2008) Патрик Гардинер: «Люди знают, что должны сказать, но не придают значения своим словам. Это сопровождается склонностью идентифицировать себя с такими аморфными и абстрактными единствами как "человечество" и "общество". Таким образом, человек полностью освобождается от какой-либо индивидуальной ответственности за свои мысли и слова. Грубо говоря, человек находит убежище в толпе: "Каждый может иметь точку зрения, но им нужно собраться в толпу, чтобы она появилась"» (С. Кьеркегор. «Современный век»).
 

Серен Кьеркегор - Беседы - Полевая лилия и птица небесная 

 
Взгляните на птиц небесных; посмотрите на  полевые лилии. 
 
Ты, впрочем, возможно скажешь с  «поэтом», ведь тебе так нравится, когда поэт говорит так: «О, если бы я был птицей или если бы я был как птица, как вольная птица, что радостно мчится над морями и транами,  высоко, у самых небес, путь держит в далёкий  край — ах, я, я, кто как будто связан по рукам и ногам и пригвождён к этому  месту: к месту, в котором каждодневные заботы, тяготы и страдания — ловно клеймо, по  которому можно узнать, что именно я здесь живу и здесь поселён на всю жизнь! О, если бы я был птицей или если бы я был как  птица, что в воздух взмывает, воздуха легче и легче всех тягот земли; о, если бы был я как лёгкая птица, что всюду найдёт, куда  приземлиться, и даже средь моря может гнездо себе свить — ах, я, кому достаточно малейшего движения, достаточно просто пошевелиться, чтобы очувствовать, какая на мне  лежит тяжесть!
 
О, если бы я был птицей или если бы я был как птица, что никак не  зависит от вниманья людского, как певчая птица, что смиренно поёт, хотя никто и не слушает её, или — гордо поёт, хотя никто и не  слушает её: ах, я — ведь я ни мгновения и ничего для себя не имею, но разрываюсь на части, чтобы суметь заслужить ваше внимание — тысяч и тысяч! О, если бы я был цветком или если бы я был как цветок на лугу, счастливо влюблённый в самого себя — и только: я, кто и в своём сердце чувствует свойственный  людям сердечный разлад, — в сердце, которое столь самолюбиво, что способно со всем и со всеми порвать и которое может так  любить, что способно пожертвовать всем». 
 
Так говорит поэт. Его легко слушать, а сказанное им звучит почти как то, что  говорит Евангелие, ведь он в самых ярких  выражениях превозносит счастье птицы и лилии. Но послушаем, что он скажет дальше.  
 
«Поэтому кажется едва ли не жестоким, когда, превознося лилию и птицу, Евангелие  говорит: ты должен быть таким, как они — ах, я, в ком желание этого столь искренно, столь искренно, столь искренно: о, если бы я был как птица небесная, как полевая  лилия. Но мне самому стать таким — нет, это невозможно; именно поэтому моё желание столь неподдельно, столь печально и всё же столь горячо во мне. Как жестоко  Евангелие, когда оно говорит мне такие слова, словно хочет свести меня с ума: говорит, что я должен быть тем, чем я не являюсь и не  способен быть, — чувство невозможности  этого столь же глубоко во мне, сколь глубоко во мне желание быть этим. Я не в силах понять Евангелие; мы говорим на разных языках, — ведь то, что я в нём понимаю, убийственно для меня». 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (3 votes)
Аватар пользователя esxatos