Кевин Деянг - Тед Клак - Почему мы любим церковь - В защиту церкви как организации

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомиться, вступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Кевин Деянг - Тед Клак - Почему мы любим церковь - В защиту церкви как организации
«Христианство - это ряд утверждений, данных нам в откровении, которые мы не можем изменять, как нам вздумается, иначе погрязнем в либерализме. Не в либеральном христианстве. А в либерализме. Нам нужно вернуться на верный путь, - говорит Колсон о евангельской церкви. -Но не в ущерб истине. То, что было истинным тысячу лет назад, истинно и сегодня. Истина абсолютна и непреложна».
 
Я спросил у Колсона, что значит вернуться на верный путь.
 

Кевин Деянг - Тед Клак - Почему мы любим церковь - В защиту церкви как организации

К. Деянг, Т. Клак ; пер. с англ.
Минск : «Позитив-центр», 2018. — 240 с.
ISBN 978-0-8024-5837-7 (англ.).
ISBN 978-985-7193-21-9 (рус).
 

Кевин Деянг - Тед Клак - Почему мы любим церковь - В защиту церкви как организации

  • Вступление. Жизнь в подвале, плохой брак и обестеливание
  • Стиль определяет бой
  • 1.Глава миссиональная - Иисус в обществе паникеров
  • 2.С нового листа - Тормозите, разворачивайтесь и отправляйтесь назад в церковь
  • 3.Личное - О боли и ересях
  • 4.Страсть к разрушению - Вся правда о том, почему церковь скучная и не заботится о (вставьте название своей проблемы), а христиане (выберите: узколобые, жалкие, сектанты)
  • 5.Исторические аргументы - Единая святая кафолическая церковь
  • 6.Короткие интервью - Портреты воцерковленных людей (включая Чака Колсона и Арта Монка)
  • 7.Богословские аргументы - Бледная тень церкви
  • 8.Юбилейный год - Как я успокоился и полюбил церковь
  • Дорогой Тристан. Письмо сыну о надеждах и мечтах, связанных с его будущим в церкви
  • Эпилог. Богословие трудолюбивых мечтателей
  • Благодарности

Кевин Деянг - Тед Клак - Почему мы любим церковь - В защиту церкви как организации - Портреты воцерковленных людей (включая Чака Колсона и Арта Монка)

 
Чаку Колсону семьдесят шесть лет (в момент написания книги). Вот уже двадцать лет он — член Первой баптистской церкви в городе Нейплз, в штате Флорида. А еще он знаменит. Он с удовольствием проповедует в своей церкви и дружит с другими прихожанами, хотя и признает, что быть одновременно «обычным» и звездой ему сложно.
 
Колсон — тот редкий представитель американских евангельских знаменитостей, которые ходят в церковь в качестве прихожан, а не пасторов. Он отличается от других еще и тем, что прославился сразу в двух амплуа: сначала как «цербер» Ричарда Никсона (отсидел в тюрьме за участие в Уотергейте), а потом как влиятельный автор, спикер и лидер-христианин. Если бы мне было нужно описать город Нейплз во Флориде одной фразой, то я бы сказал, что это деревня состоятельных пенсионеров. Чак Колсон, пожалуй, единственный член Первой баптистской церкви, отсидевший в тюрьме. Он провел за решеткой меньше года, но уже тридцать два года возвращается туда снова и снова в рамках служения «Тюремное содружество», которое он учредил.
В Колсоне меня поражает несколько вещей. Во-первых, мы разговаривали с ним почти целый час, и за это время он ни разу не сделал паузу, чтобы подобрать нужные слова.
 
Он не запинается и не болтает впустую. Возможно, все дело в его образованности или в большом опыте публичных выступлений и интервью, а возможно, в том, что у него есть четкое представление обо всем. Видимо, он уже сто раз обдумал все с разных точек зрения и определился с собственной позицией. И это отрадно. Во-вторых, я бы сказал, что у Кол-сона слова не расходятся с делом, и он не боится извиняться за прошлые ошибки.
 
Колсон говорит: «Мое поколение всегда крайне медленно училось смирению в отношении своей веры. Путь к осознанию того, что люди могут смотреть на мир по-разному, был непростым. Мы склонны осуждать. Мартин Лютер Кинг сказал: „Если ты хочешь кого-то изменить, сначала полюби его". Мы должны показать миру, что можем быть лучше, чем предыдущее поколение. Френсис Шеффер сказал, что „мир имеет право нас судить на основании нашей любви друг к другу"».
 
Я согласен с Колсоном: моему поколению нужно измениться. К сожалению, сегодняшний христианский мир разделен на два полярных лагеря: ты либо «молодой догматичный реформат», либо «приверженец появляющейся церкви». Я спросил Колсона, как решить проблему равнодушия к церкви.
 
«Я горю желанием учить людей тому, что истина существует, и она познаваема, — ответил Колсон. — Нужно понять, что вера в Христа и пребывание в теле церкви естественным образом взаимосвязаны. Об отношениях верующего и церкви прекрасно сказано в главе 5 Послания ефесянам. Как муж и жена у алтаря становятся одной плотью, так и мы, встретив Христа у креста, становимся частью Его церкви.
В разных уголках мира я видел людей, не имевших возможности собираться для совместного поклонения Богу. Как же отчаянно они жаждали общения, учения и назидания!
С церковью не нужно мириться, туда нужно входить с радостью. Может быть, вам не нравятся проповеди или музыка, но все это не существенно по сравнению с самим актом посвящения себя тому, чтобы быть частью тела Христа и участвовать в нем во всей полноте».
 
Читая у Колсона о жизни христиан в тюрьме, я подумал, что с похожими притеснениями сталкиваются христиане и в светских учебных заведениях. Я прочувствовал это на себе, когда перевелся из маленького христианского гуманитарного колледжа в большой государственный университет. Впервые я учился в классе, где христиане были в меньшинстве. Поэтому общение с одногруппниками-христианами было для меня ценным как никогда. Основать церковь за решеткой — вот что по-настоящему революционно.
«Мы живем в эру прагматизма, где принцип „сколько я от этого получу" определяет ценность вещей, — продолжил Колсон. — Но ценность церкви нужно измерять по другому принципу — „сколько я вкладываю в нее для Бога и людей". Мы живем в эпоху крайнего индивидуализма. А в крайне индивидуалистичной культуре одна только мысль о том, чтобы быть частью сообщества, считается контркультурной. Крайний индивидуализм прекрасно сочетается с подходом „сколько я от этого получу" и нарциссическим отношением к миру, который превалирует в американской культуре».
 
Забавно, что мы одновременно издаем тонны книг о сообществе верующих и о том, что нужно бросить церковь и перейти к более естественным отношениям. Похоже, мы больше заинтересованы в том, чтобы разговаривать и читать о сообществе верующих, а не в том, чтобы его создавать.
 
«Нападать на церковь и выискивать у нее ошибки не сложно, — добавляет Колсон, — но дело в том, что, как только вы стали верующим, вы и есть церковь».
Затем я допустил тактическую ошибку и спросил Колсона, в какую церковь он ходит.
 
«Мне никогда не нравилась формулировка вопроса „в какую церковь вы ходите?". Я не хожу в церковь. Я член церкви. Вы же не спрашиваете человека, в какой загородный клуб он ходит. Я бы сформулировал этот вопрос по-другому: где вы застолбили себе территорию и можете сказать: „Мое место как христианина здесь"».
 
Ох, я хочу задать Колсону столько вопросов! Но не задаю. Я бы хотел узнать, каким на самом деле был Ричард Никсон. Мне интересно расспросить его о тюремном прошлом и первом церковном опыте.
«Я знал, что принадлежу к церкви, еще до того, как побывал хотя бы в одной из них, - вспоминает Колсон. - В церкви я многому научился! У меня были отличные пасторы. Бывало, приду в церковь в воскресенье, погруженный в свои переживания, а слова из проповеди мне как стукнут по лбу! И вот, у меня больше нет никаких переживаний».
 
Чем хороший пастор отличается от плохого?
 
«Хорошие пасторы любят людей в церкви и занимаются ученичеством».
 
Колсон не был рукоположен, что редкость для «звезды» его масштаба. И несмотря на это, он изучал богословские вопросы так же энергично, как и строил свою юридическую и политическую карьеру. Он жадно впитывал знания, определился с тем, во что верит, а затем стал достаточно публичной личностью в своем новом амплуа.
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (2 votes)
Аватар пользователя Lexux