Контуры христианского богословия

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомиться, вступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Питер Дженсен - Откровение
Контуры христианского богословия
Ни мудрый автор, ни мудрый издатель никогда бы не взялись за проект, подобный этому. Обе стороны должны были отдавать себе отчет, что медленно пишущий автор, перегруженный обязанностями главы университета, пропустит все мыслимые и немыслимые сроки. Что и произошло: я так долго готовил эту книгу к печати — больше десяти лет, — что издатель имел полное право перепоручить ее написание другому автору.
 
Но вместо этого ко мне было проявлено бесконечное терпение и милосердие, за которые я весьма благодарен. Последним главой богословского отдела издательства IVP был Филип Дьюс, который был настолько же любезен со мной, как и его предшественники Дэвид Кингдон и Марк Смит.
 
Как автор, я обязан поблагодарить и многих других людей. Я хочу выразить благодарность студентам и преподавателям Богословского университета Мура в Сиднее и Богословского университета Оак Хилл в Лондоне, где впервые прозвучали многие мои идеи. 
Я осознаю недостатки этой книги, но глубоко убежден в истинности ее центрального тезиса: что Бог окончательно открыл себя в Евангелии Господа Иисуса Христа. Ему да будет честь и хвала!
Питер Дженсен, ноябрь 2001 г.
 

Питер Дженсен - Откровение

серия «Контуры христианского богословия»
П. Дженсен ; под ред. Дж. Брея ; пер. с англ. Е. Устиновича.
Минск : «Позитив-центр», 2018. — 360 с.
Перевод осуществлен по изданию:
The Revelation of God
Contours of Christian Theology by Peter Jensen
Inter-Varsity Press P.O. Box 1400, Downers Grove, IL 60515-1426 First published 2002
ISBN 978-0-8308-1538-8 (англ.).
ISBN 978-985-7193-18-9 (рус).
 

Питер Дженсен - Откровение - Содержание

  • Предисловие к серии 
  • Предисловие 
  • Введение 
  • 1. Евангелие как откровение
  • 2. Суть Евангелия 
  • 3. Евангелие и познание Бога 
  • 4. Евангелие как модель откровения
  • 5. Откровение и человеческий опыт
  • 6. Евангелие и религиозный опыт
  • 7. Авторитет Писания
  • 8. Природа Писания 
  • 9. Чтение Писания 
  • 10. Евангелие и Дух
  • 11. Современное откровение 
  • Для дальнейшего чтения
  • Именной указатель
  • Библейский указатель

Питер Дженсен - Откровение - Евангелие и религиозный опыт - Первенство Евангелия в интерпретации

 
Библия описывает многие случаи религиозного опыта и даже поощряет религиозный опыт. Есть свидетельства, позволяющие утверждать, что Библия предполагает врожденное знание Бога (см. главу 5). Но в Библии опыт второстепенен по отношению к слову Бога. Только так утверждается благодать Евангелия. Опыт формируется и проверяется словом, а не наоборот. Все сводится к приоритетности Божьего слова. Слово дает нам способность распознавать разные виды опыта и стремиться к тем, которые полезны нам и прославляют Бога, так как не всякий опыт полезен или исходит из благого источника.
 
В этом заключается один из важных уроков, которые мы извлекаем из Ветхого Завета. В религии Израиля значительную роль играли ритуалы, установленные самим Богом. Но Бог устами пророков предупреждал Свой народ об опасности: опыт приближения к Богу в такой религии может подменить собой истину: «Ибо Я милости хочу, а не жертвы, и Боговедения более, нежели всесожжении» (Ос. 6:6). Даже если пророк был способен творить знамения и чудеса, но учил тому, что противоречит слову Бога, такого пророка следовало отвергнуть: «...не слушай слов пророка сего, или сновидца сего...» (Втор. 13:1-3). Иисус же прямо говорил тем, чье служение сопровождалось знамениями власти и силы, которые могли рассматриваться как свидетельство благоволения у Бога и людей: «Итак по плодам их узнаете их. Не всякий, говорящий Мне: „Господи! Господи!", войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного. Многие скажут Мне в тот день: Господи! Господи! не от Твоего ли имени мы пророчествовали? и не Твоим ли именем бесов изгоняли? и не Твоим ли именем многие чудеса творили? И тогда объявлю им: Я никогда не знал вас; отойдите от Меня, делающие беззаконие» (Мтф. 7:20-23). Примечательно, что обвинение направлено не только против тех, кто принял духовный опыт, но и против тех, через кого этот опыт пришел; поэтому не остается никаких сомнений в том, что опыт как таковой имеет лишь относительную ценность.
 
Именно такая приоритетность просматривается в двух важных отрывках из Евангелия от Луки. Из первого отрывка несомненно следует, что удивительный опыт, пережитый учениками, одобряется: «Господи! и бесы повинуются нам о имени Твоем. Он же сказал им: Я видел сатану, спадшего с неба, как молнию; се, даю вам власть наступать на змей и скорпионов и на всю силу вражью, и ничто не повредит вам; однако тому не радуйтесь, что духи вам повинуются, но радуйтесь тому, что имена ваши написаны на небесах» (Лк. 10:17-20).
 
Тем самым Иисус ставит во главу угла не великие дела, а спасение учеников. Их внимание должно быть сосредоточено на небесной книге, а не на земных переживаниях — вероятно, потому, что опыт может быть столь обманчивым. Как уже отмечалось, одна из ключевых особенностей опыта — его авторитет в жизни человека. Всем известно, насколько сложно спорить с людьми, интерпретирующими собственный опыт. Иисус учит осмысливать опыт в свете Евангелия.
 
Эта же мысль прослеживается в притче о богаче и Лазаре (Лк. 16:19-31). Богач умоляет о чуде воскресения, которое, как ему кажется, станет предупреждением для его братьев. Однако просьба отвергается в силу приоритета Божьего слова: «Если Моисея и пророков не слушают, то если бы кто и из мертвых воскрес, не поверят» (16:31).
 
Приоритетность слова, а не опыта утверждается и в богословии Павла. Апостол знал из своего собственного опыта, что те, кому он проповедовал Евангелие, хотели, с одной стороны, мудрости, а с другой стороны, знамений. Ему была небезызвестна сила Бога в чудесах (Гал. 3:5), а также мудрость эллинов (Деян. 17:28), но он противопоставлял все это (и даже крещение) Евангелию. «Ибо и иудеи требуют чудес, и эллины ищут мудрости; а мы проповедуем Христа распятого, для иудеев соблазн, а для эллинов безумие» (1 Кор. 1:22-23). Евангелие благодати должно быть мерой всякого опыта — духовного или интеллектуального; опыт же не может быть мерой Евангелия (2 Кор. 12:1-2; ср. Гал. 1:8). Эта мысль просматривается и в другой части Первого послания коринфянам, где Павел снова обращается непосредственно к религиозному опыту в форме таких даров, как глоссолалия и пророчество. Очевидно, что сам Павел использовал эти дары и потому был авторитетом для других обладателей этих даров; очевидно и то, что пророчество для него было основано на откровении (1 Кор. 14:30). Тем не менее апостол однозначно подчиняет все эти проявления даров существующему, «общедоступному» слову Божьему: «Если кто почитает себя пророком или духовным, тот да разумеет, что я пишу вам, ибо это заповеди Господни. А кто не разумеет, пусть не разумеет» (14:37-38).
 
Следует подчеркнуть, что о духовной экзальтации Павел знал не понаслышке. Его строгость происходит не от незнания или зависти. В примечательном отрывке во Втором послании коринфянам он сообщает, что пережил духовный опыт — был восхищен в рай и «слышал неизреченные слова, которых человеку нельзя пересказать» (2 Кор. 12:4). Но очевидно, что упоминает он об этом опыте крайне неохотно и делает это таким образом, чтобы внимание читателей было сосредоточено на Христе, а не на нем самом (12:9). Павлу известно также, что существует религиозный опыт в виде чудес, производимых дьявольскими силами; такой опыт приводит к обольщению (2 Фес. 2:9-10).
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (2 votes)
Аватар пользователя Lexux