Лепешинская - Игумения Феофила - Плач третьей птицы

Лепешинская - Игумения Феофила - Плач третьей птицы: земное и небесное в современных монастырях
Вообще-то уже во времена святителя Игнатия московские журналы называли монашество анахронизмом. К. Леонтьев цитировал полученное им письмо: «В наше время монахом может стать идиот или мошенник». В начале ХХ века считалось хорошим тоном высмеивать монахов как тупых невежд, никчемных для блага человечества, совершающих бессмысленное насилие над природой. В 1908 году в серии с красноречивым названием «Религия и церковь в свете научной мысли и свободной критики» вышла книжка протестантского богослова Адольфа Гарнака «Монашество. Его идеалы и его история». С раздражением, сглаженным иронией, автор разоблачает абсурдность поведения фанатиков-аскетов, истязающих себя с неведомо какой целью, разве ради музейного хранения давно устаревших обрядов.
 
Монашество и теперь в России, когда оно хилым цветочком пробивается сквозь асфальт, пытаясь родиться заново, критикуют со всех сторон. Настроенные широко и современно доказывают, как и столетие назад, что монастыри отжили свой век и куда полезнее служить ближнему через благотворительные и социальные учреждения; жалеют горемычных монахов, утративших право на простое человеческое счастье, потерянных для мира с его стремительным ритмом и красочным фейерверком больших и маленьких удовольствий; особенно трагична участь девочек, лишенных радостей любви и материнства; а если опять гонения – убьют ведь всех! И, наконец, всегда злободневный упрек: уходящие в монахи обрекают человечество на вымирание.
 

Лепешинская - Игумения Феофила - Плач третьей птицы: земное и небесное в современных монастырях

М., Эксмо, 2017
ISBN 978-5-699-99388-8
 

Лепешинская - Игумения Феофила - Плач третьей птицы: земное и небесное в современных монастырях

  • Предисловие
  • Черный монах за каменной стеной
  • Монах не кот…
  • Просто христианство
  • Пустите детей…
  • Не озирайтесь вспять!
  • Аще кто не возненавидит…
  • Караван на пути к раю
  • Особенности монастырской политэкономии
  • У Бога всего много
  • Рука дающего…
  • Тесный путь, имже внидоша святии отцы…
  • Наедине с медведем
  • Не делайтесь рабами человеков
  • Нормальный человек в монастырь не пойдет…
  • Погода на улице
  • Познание умножает скорбь?
  • Искусство святости
  • …Устав, что нас от нас же ограждает
  • Из жизни поливающих
  • Бессмертный Толстошеев
  • О покаянной дисциплине
  • Есть тебе дело, душа моя
  • На кипящий котел мухи не садятся
  • К себе восходи, человече…
  • Аще хощеши инок быти…
  • Чистые тайны девства
  • Путешествие спящих
  • Иметь или не иметь
  • По мере веры
  • Со страхом и трепетом
  • Приют для неудачников
  • Нет нам дороги унывать!
  • Монашество – сердце христианства
  • Приложение Хочу пожить в монастыре!
    • Как приехать в монастырь впервые, не допустив чужих ошибок?
    • Первые шаги
    • Что взять с собой?
    • Монастырская жизнь
    • Трапеза
    • Работа (послушания)
    • Кто есть кто в монастыре?
    • Правильное и неправильное поведение
    • Свет Невечерний
  • Об игумении Феофиле и её монастыре

Лепешинская - Игумения Феофила - Плач третьей птицы: земное и небесное в современных монастырях - К себе восходи, человече…

Я призываю вас к восстанью против
Законов естества и разума:
К прыжку из человечества –
К последнему безумью –
К пересозданью самого себя.
М. Волошин
 
Покойный митрополит Питирим (Нечаев) считал монашество школой созидания собственной личности и приводил пример: один подвижник решил служить больным, но болезней не становилось меньше, и он ощутил лишь печаль от бесплодности трудов; другой преуспевал на стезе миротворчества, но сам оказался в тупике глубокой внутренней усталости. Душевного мира достиг третий: он продемонстрировал братиям сосуд с мутной глинистой водой, которая постепенно отстаивалась, являя чистую зеркальную поверхность; я, сказал он, ушел в пустыню и там увидел свое лицо.
 
В обиходе личностью называют яркое сочетание каких-нибудь природных дарований с силой характера, самобытностью мышления, психологическим своеобразием. Но в сравнении со святым или даже еще живущим старчиком, а то и просто батюшкой самый ослепительный персонаж непременно как-то меркнет, теряет оригинальность и кажется только заготовкой к настоящей, одухотворенной личности, устремленной к Богу и потому обладающей мощью, превосходящей рамки земного и человеческого.
 
Современным православным само слово личность кажется слишком мирским и потому сомнительным, да и звучит, утверждают, похоже на личину; некий настоятель на робкую жалобу о подавлении личности в его монастыре с раздражением отвечает: «Что еще за личность? У святых отцов и слова такого нет; личность – это твоя греховная сущность!»
 
Между тем православие всегда говорит о личном Боге, Боге Авраама, Исаака и Иакова; мы открываем Бога, ощутив непосредственную, личную Его близость; зов приходит от личного Бога, потому и воспринять его может только личность, или, пусть скромнее, лицо; как молиться, как взывать к Нему, как стоять перед Ним лицом к Лицу, если лица нет?
 
Термин «личность» на самом деле введен в IV веке не кем иным, как святым Григорием Нисским: τό πρόσωπον, слово сложное, состоит из πρόσ – предлога к и существительного ὦψ, в родительном падеже ὠπός – глаз, взгляд; получается, находиться перед – чем-то, кем-то, или Кем-то, Кто вдохнул в сотворенного из персти человека душу, умную, великую и чудную, наделенную неповторимостью свойств, из которых выстраивается личность – образ и слава, т. е. проявление личного Бога.
 
Поэтому поразительный феномен непознаваемости десятилетиями непрерывно наблюдаемого собственного я, самого близкого и родного, открытого для общения все двадцать четыре часа в сутки, святые отцы объясняли непознаваемостью Творца: как неприступна для постижения сущность Прообраза, так ускользает от познания и сущность человеческого.
 
То, что называется личностью, святые отцы разумели также в библейских терминах образ и подобие; кто не облекся во образ Господа нашего Иисуса Христа, Небесного Человека и Бога, тот есть лишь плоть и кровь, пишет преподобный Симеон Новый Богослов. Святой Григорий Нисский говорит о потерянной драхме – скрытом в каждом человеке под слоем грязи образе великого Царя, а по Иоанну Дамаскину образ Божий представлен в человеке совестью, достоинством, способностью самоопределения, интеллектом, бессмертием – силой ума и силой свободы. Образ дан как начало, как первая ступень на пути к подобию, еще не осуществившемуся; подобие равнозначно совершенству, его предстоит достигать, исполняя христианское задание: уподобиться Богу, сколько это возможно.
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 7 (3 votes)
Аватар пользователя esxatos