Летем - Дело Христа - Контуры христианского богословия

Летем - Дело Христа - Контуры христианского богословия
Контуры христианского богословия

Для описания сердца всей христианской веры выражение «дело Христа» кажется сухим и скучным. Смерть Христа на кресте, Его славное воскресение, Его удивительная весть о Божьем царстве обладают действенной силой. Воскресение Христа изменило и преобразило многие жизни, народы и целые цивилизации. В двадцатом веке даже агрессивному тоталитарному атеизму было не под силу сдержать влияние, оказываемое Христом. Его немощные гонимые последователи в бывшем Советском Союзе и восточной Европе, после многолетних притеснений, не просто выжили: атеистический коммунизм пал, а христианство расцвело! Впрочем, такое уже происходило и, без сомнения, снова произойдет в будущем.
 
«Дело Христа» — как бы неуклюже ни звучала эта фраза — на самом деле заключает в себе все самые значимые реалии, с которыми нам доводилось когда-либо сталкиваться. Как нам познать Бога? Как нам быть с Ним в правильных отношениях? Как нам получить прощение? Можем ли мы знать, что находится по ту сторону могилы? Что сегодня для нас значит смерть человека, случившаяся 2000 лет назад? Какое отношение наше спасение имеет к проблемам окружающей среды, к бедности и притеснениям, а также к целому ряду политических и экономических проблем? Какое отношение к этому всему имеет Иисус Христос? Все эти вопросы далеко не второстепенные. Они оказывают влияние как на наши судьбы, так и на судьбу всей планеты.
 
Ниже мы исследуем эти и некоторые другие вопросы. Мы поговорим о том, чему именно учит Писание. Прогуливаясь на природе, иногда полезно прихватить с собой бинокль. Тогда удастся рассмотреть поближе и более детально интересную птицу, самолет высоко в небе или открывающуюся взгляду панораму. Для христианина этим так называемым биноклем служит библейское понимание «дела Христа». Понимание того, что совершил Христос, дает нам преимущество смотреть на обширные горизонты мировых, национальных, семейных и личных событий с новой перспективы и в более четком фокусе.
 

Роберт Летем -  Дело Христа

Пер. с англ. — Минск : Позитив-центр, 2017. — 312 с.
ISBN 978-0-8308-1532-6 (англ.)
ISBN 978-985-6983-92-7 (рус.)
Перевод осуществлен по изданию:
The Work of Christ
Contours of Christian Theology by Robert Letham
Inter-Varsity Press Downers Grove, First published 1993.
 

Роберт Летем -  Дело Христа - Контуры христианского богословия - Содержание

Общее предисловие к серии
Благодарность
Часть первая. Основы
  • Глава 1. Дело Христа в контексте
  • Глава 2. Христос и план спасения
  • Глава 3. Христос и царство Божье
  • Глава 4. Союз с Христом
Часть вторая. Христос как пророк
  • Глава 5. Христос и Слово Божье
Часть третья. Христос как священник
  • Глава 6. Человеческое священство Христа
  • Глава 7. Природа умилостивления
  • Глава 8. Теории умилостивления
  • Глава 9. Умилостивление и оправдание
Часть четвертая. Христос как царь
  • Глава 10. Посредническое царствование Христа над вселенной
  • Глава 11. Посредническое царствование Христа над церковью
Приложение. Цель умилостивления
Дополнительная литература
Именной указатель
Библейский указатель
 

Роберт Летем -  Дело Христа - Контуры христианского богословия - Структура книги

 
Я решил построить данную книгу вокруг трех видов служения Христа — пророческого, священнического и царского. Благодаря такой структуре нам удастся проследить три великих служения, или функции, в ветхозаветном Израиле. Такой взгляд на дело Христа кажется наиболее подходящим, поскольку Христос был евреем, а корни христианства лежат в еврейской культуре. Чтобы понять, что Христос говорит нам сегодня, очень важно разобраться, какое место Он занимает в истории борьбы Бога с Израилем.
 
Как пишет Вольфхарт Панненберг (1928—2014), не существует очевидного подтверждения того, что Иисус Христос открыто претендовал на какое-либо из этих трех служений. Невозможно однозначно утверждать, в какой степени они относятся к личности Христа в Новом Завете. С одной стороны, Новый Завет определенно приписываетих Христу. Послание к евреям рассматривает Иисуса как первосвященника по чину Мелхиседека (Евр. 5:6-10; 6:20-10:18). Воскресший Христос властвует над Своим посредническим царством (l Кор. 15:12-28; Еф. 1:19-23; 1 Пет. 3:18-22; Откр. 1:5, 17-18). Бог Сын рассматривается как окончательное откровение, данное Богом Отцом человечеству, которое превосходит и занимает место откровений, данных через ветхозаветных пророков (Евр. 1:1-3). И все же, с другой стороны, будучи из колена Иуды, Иисус не мог быть священником в Израиле, так как истинные священники должны были принадлежать к колену Левия. Более того, Он не соглашался с теми, кто почитал Его пророком, и приписывал себе совершенно особую роль (Мтф. 16:13-16). Говоря о Своем царстве, Он подчеркивал, что его устройство отличается от всех земных царств (Ин. 18:36-37). Он отказывался потакать желаниям тех, кто хотел сделать Его царем (Ин. 6:15-16). Поэтому поначалу кажется, что приписывать Христу эти служения — большая ошибка. Панненберг рассуждает именно таким образом, когда пишет, что лишь «роль пророка» должным образом характеризовала земное служение Христа[1]. В каком-то смысле Панненберг прав. Сам Иисус никогда не претендовал ни на одно из этих служений. Поэтому такая модель на первый взгляд вызывает множество вопросов.
 
Однако есть все основания считать такое понимание дела Христа полезным и поистине библейским. Во-первых, воспринимать дело Христа в отрыве от истории борьбы Яхве с народом Израиля, с которым Он заключил завет, практически невозможно. Во времена Христа евреи были потомками особого народа, которому Бог открывался на протяжении истории и который принадлежал исключительно Ему. Все устройство их общества было результатом Божьего откровения. Сам Израиль обязан своим существованием своему Богу Яхве, который заключил завет с Авраамом и избавил его потомков от египетского рабства. Израиль был местом откровения и центром искупления. Евреем первого века был и сам Христос. Он был рожден в культуре, носившей шрамы болезненных искупительных действий Бога. Общественное устройство Израиля само по себе носило характер Божьего откровения. Священничество и ритуалы жертвоприношений, пророчества и слово Господа, царство и теократическая форма правления были неотъемлемой частью жизни Израиля. Как отмечает Томас Торранс[2], все это было не просто культурным контекстом первого пришествия Христа, но также и ключом к пониманию причины и результата Его пришествия.
Во-вторых, хотя Христос не претендовал явно ни на одно из этих служений и не до конца ясно, в какой степени их Ему приписывали новозаветные авторы, существуют веские доказательства, что обе стороны понимали, что Христос исполнял эти роли. Одним словом, дело, которое Христос пришел совершить, рассматривалось как исполнение всех пророчеств, всего, что предрекали священничество и религиозные обряды, и всего, прообразом чего было царство.
 
В последующих главах мы приведем множество подтверждений сказанного. Но сейчас давайте лишь обозначим отдельные детали большой картины. Пророки, в первую очередь, были глашатаями Бога Яхве. Они обличали израильский народ в грехе, провозглашая ему справедливое осуждение Яхве, и призывали его быть верными завету (Лк. 4:18-21; Ин. 14:5-11; 15:15)- Также поступал и Христос, однако Он пошел еще дальше. Существенным различием, которое делало Христа уникальным, было то, что Он называл себя Богом. Его слово обладало наивысшим авторитетом. Пророки же всегда отсылали к источнику, превосходящему ихсобственный авторитет. Христос также заявлял, что Его учение было авторитетнее учения фарисеев (Мтф. 5:17-20, 21-22, 27-28, 31-34> 38-39? 43~44)- Его послание было посланием Отца (Ин. 5:17-27,36-40,43; 6:44-51; 8:54-56; 14:5-11; 15:15; 17:1-8, 14-17; Мтф. 11:20-27). Подобные высказывания Иисуса следует понимать в контексте ожидания обещанного еще в Пятикнижии пророка последнего времени, чье слово свяжет воедино все пророчества об Израиле (Втор. 18:15-46). Даже самаритяне разделяли эти ожидания. Они называли эту пророческую личность «тахеб», что значит учитель и законодатель. Сам Иисус Христос подтвердил, что соответствует этому описанию (Ин. 4:25-26). В Послании к евреям Христос фигурирует как последний пророк, который говорил «в последние дни сии», тем самым замыкая череду пророков, через которых Бог давал откровение Израилю. Однако Он выше всех предшествовавших пророков, так как в Сыне Бог сказал Свое последнее слово, которое превосходит и вытесняет слова, сказанные через пророков (Евр. 1:1-3).
 
В том же Послании к евреям смерть Христа и Его ходатайство за верующих перед Богом рассматриваются в контексте священничества (Евр. 1:3; 2:14-18; 4:14-5:10; 6:19-io:i8)[3]. На основании этих отрывков можно сказать, что жизнь Христа (а в особенности Его смерть) не могут рассматриваться в отрыве от обрядовой системы Ветхого Завета. Он стал заместительной жертвой, представляющей нас на кресте. За всем этим стоит заместительная функция жертвоприношений левитов и особая представительская природа первосвященника в Израиле[4].
 
И наконец, несмотря на то что учение Иисуса строилось вокруг темы о царстве Божьем, а сам Он отвергал всяческие попытки толпы провозгласить Его царем, нам все же не стоит забывать об историческом контексте происходившего. У израильского народа было множество ожиданий и тайных планов. Многие в Израиле ждали царя, который бы помог им свергнуть римскую власть. Иисус Христос не собирался оправдывать эти ожидания. Его путь вел к кресту, а не к жестокому восстанию. Однако такой путь был неприемлем для толпы, ибо проклят Богом всякий, повешенный на дереве (Втор. 21:22-23). Иисус же не реагировал на требования толпы, хотя в присутствии Пилата подтверждал, что Он и в самом деле царь, но не от мира сего (Ин. 18:36-37). После воскресения Христа апостолы провозглашают Его царский статус и посредническое царство (1 Кор. 15:20-28; Еф. 1:18-23; Откр. 1:5,17-18). Тема царства Божьего пропадает, а на смену ей приходит тема царства Божьего Сына. Панненберг, соглашаясь с этим, пишет, что «таким образом, в результате воскресения Христос назначается на царствование»[5].
 

Три вида служения Христа как пророка, священника и царя подчеркивают Его роль, во-первых, в провозглашении слова Божьего, которое, в конечном счете, сфокусировано на Нем самом; во-вторых, в принесении себя в заместительную жертву Богу; в-третьих, в царствовании над церковью и миром в качестве воскресшего Господа. Сегодня кризис учения о деле Христа связан с тем, что богословы отдают предпочтение «христологии снизу». Человек Иисус стал основным действующим лицом, а синоптические евангелия, следовательно, — главным источником фактов о деятельности человека, человека, который отрицает свое выдающееся положение. Колин Гантон объяснил, что любой христологии снизу присущиопределенные недостатки[6]. Такая христология склонна изображать Иисуса как своего рода супергероя, обладающего невероятными качествами и потому далекого от остальных людей. В то же время она оставляет открытым вопрос о Его божественности. Другими словами, получается, что Христос не совсем человек и не совсем Бог.




[1] W. Pannenberg, Jesus — God and Man (London: SCM Press, 1968), p. 221.
[2] Т. F. Torrance, The Mediation of Christ (Exeter: Paternoster Press, 1983), pp. 11-33. £
[3] Панненберг признает, что идея священнического служения Христа уходит корнями в Новый Завет (с. 221), хотя и отмечает, что это звучит «слегка нелепо».
[4] Подробно обряд жертвоприношений по закону Моисея описан в Лев. 1-7. Представительская природа первосвященника очевидна из того, что он носил на священных одеждах двенадцать драгоценных камней, символизировавших двенадцать колен Израиля (Исх. 39:8-21),
а также из того, что он поставлялся для принесения даров и жертв за грехи от лица всего народа (Евр. 5:1).
[5] W. Pannenberg, op. cit., p. 218.
[6] Colin Е. Gunton, Yesterday and Today: A Study of Continuities in Christology (London: Darton, Longman & Todd, 1983).
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 7 (3 votes)
Аватар пользователя asaddun