Люцер - Крест Гитлера

Крест Гитлера - Эрвин Люцер
03.10.2014 Сегодня на сайте увидел, что издательство "Нард" решило открыть доступ всем к книге Люцера "Крест Гитлера" - такая "волна", оказывается, не только у нас, аналогии с событиями в нацистской Германии в сегодняшней войне России против Украины наяву.
 
«Книга содержит немало параллелей с днем сегодняшним и предлагает читателю усвоить многие уроки, которые верующие изрядно подзабыли за прошедшие десятилетия. Нам кажется, что она может быть хорошим подспорьем в решении многих духовных проблем в наших церквях и обществе, которые породила ситуация в Украине и России. Поэтому мы приняли решение сделать книгу доступной для бесплатного скачивания на несколько недель (до 1 ноября), чтобы как можно больше людей, независимо от их местонахождения и возможностей, смогли прочитать эту книгу." Источник - http://grehu.net/news/cerkov/20309
 
Администрация Эсхатоса со своей стороны также решила выложить эту книгу в свободный доступ вслед за книгой Метаксаса о Дитрихе Бонхёффере - может это поможет христианам трезво взглянуть на то, что происходит...
 
***
 
Это рассказ о реальном конфликте между двумя спасителями и двумя крестами. <--break->Личность Гитлера по праву считается одной из самых зловещих, но и наиболее загадочных в истории человечества.
 
Кровавый след, оставленный Третьим Рейхом — концлагеря, Холокост, десятки миллионов отнятых и искалеченных жизней, — едва ли будет когда-нибудь забыт. Как случилось, что в стране, где большинство населения считали себя христианами, творились столь чудовищные преступления?
 
И где же была в это время церковь? В книге «Крест Гитлера» автор исследует те уроки, которые можно извлечь из истории церкви Третьего Рейха.
 

Эрвин Люцер. Крест Гитлера. Церковь времен III рейха. Рассказ о том, как крест Христов пытались заменить на крест Гитлера

Люцер, Ервiн.  Хрест Гiтлера: Пер. з англ. — Киiв: ПП Эфетов О.В. (Вид. група "Нард"), 2005. — 272 с. ISBN 966-8795-04-0
 

Крест Гитлера. Церковь времен III рейха

 
1 В ожидании Гитлера
2 Бог и Гитлер - кто же в ответе?
3 Религия Третьего Рейха - тогда и сейчас..
4 Антисемитизм Третьего Рейха
5 Церковь обманута
6 Церковь разделена
7 Церковь обескровлена
8 Героизм в Третьем Рейхе
9 Цена ученичества в Третьем Рейхе
10 60 лет спустя
 

Создание Исповедующей церкви [1034 год]

 
Под руководством Бонхёффера и Нимёллера «Чрезвычайная лига пасторов» сформировала ядро того, что было названо Исповедующей церковью. Бонхёффер проповедовал, что церковь должна быть церковью и «Исповедовать! Исповедовать! Исповедовать!». Пришло время публичного и непрерывного исповедания.
 

Барменское исповедание

 
В мае 1934 года Исповедующая церковь собралась и  приняла  Барменское  исповедание,  составленное швейцарским богословом Карлом Бартом. Несмотря на то что Бонхёффер на этом собрании не присутствовал, он помогал в подготовке этого мероприятия, поддерживая связь из Лондона и навещая Европу. Его храброе руководство помогло подготовить почву для принятия этого исповедания.
 
В своей книге «Исповедание церкви во времена Гитлера» Артур Кохрейн пишет, что Барменское исповедание — это «наиболее значимый документ Церкви среди всех, появившихся со времен Реформации».11 Церковь должна была сделать выбор между Христом, Который был Господом сокращающейся «духовной сферы», и Христом, Который есть «Господь всего». В Бармене была предпринята попытка ответить на вопрос о том, какой должна быть церковь.
 
Разделения внутри церкви конечно же неизбежны и санкционированы Писанием. Павел написал плотским коринфянам: «Ибо надлежит быть и разномысли-ям между вами, дабы открылись между вами искусные» (1 Коринфянам 11:19). Когда распространяется отступничество, тот, кто верен истине, должен идти под другим флагом. Подписавшиеся под Исповеданием знали, что этот документ приведет к разделению церкви, хотя и не желали этого.
 
Пасторы, которые подписались под этим заявлением, провели черту. Они решили вновь подтвердить миссию церкви, которой религиозно-политическая культура современности дала новое определение. Они собрались, чтобы в единстве оказать сопротивление превозношению государства над церковью. Нет сомнения, что у них было множество разногласий по другим богословским вопросам, однако они согласились в том, что церковь должна быть подотчетна только Христу Писаний.
 
В ответ на критику, говорившую о том, что они намерены расколоть церковь, во вступлении к Исповеданию было сказано: «Единство Евангелических церквей в Германии может быть основано только на Слове Бо-жием в вере посредством Духа Святого. Только в этом случае Церковь может стать обновленной».
 
В менее изысканном упоминании о нацификации церкви в заявлении признавалось, что основные принципы церкви «систематически разрушались и делались неэффективными из-за чуждых принципов... Когда эти принципы признаются... церковь перестает быть церковью».
 
Ключевой пункт, опровергающий популярное учение о «двух сферах», гласил: «Мы отвергаем ложную доктрину о том, что существуют сферы нашей жизни, в которых мы принадлежим не Иисусу Христу, а другим господам — сферы, где мы не обязаны быть оправданными и освященными Им».12 По признанию лидеров, роль государства заключается в поддержании гармонии и мира, а не в исполнении призвания церкви. Никакой человеческий властелин не должен править церковью — для исполнения своей роли она должна руководствоваться Словом Божиим.
 
Мы не должны забывать о том, что этот документ не критиковал нацизм как политическое движение. В тот момент Германия все еще не видела наихудших черт Гитлера. Верность государству настолько глубоко проникла в души немцев, что подобный шаг столкнулся с решительным сопротивлением со стороны присутствующих на собрании.
 
Хотя Нимёллер и Бонхёффер убеждали, что церковь должна быть независима от государства, у них были расхождения относительно сущности нацистского режима. С самого начала Бонхёффер предупреждал о намерениях Гитлера и противостоял его приготовлениям к войне. Нимёллер же, хотя и бросал обвинения в адрес Людвига Мюллера со ступеней алтаря своей церкви, но, тем не менее, он это делал среди развешенных на стенах нацистских знамен и приветствуемый собравшимися в церкви на нацистский манер.
 
Преданность Гитлеру в Исповедующей церкви была все еще сильна. В Барменском заявлении говорилось только о том, что политическая сфера не имеет права вторгаться в духовную сферу и что посвященным христианам повелевается проявлять свою веру во всех сферах жизни. На тот момент еще существовала страстная надежда на то, что Богу и кесарю можно служить, не делая выбор между одним из них. В конце концов, эта надежда была разбита.
 
Церковь нашла для себя сложным (кто-то даже сказал — невозможным) оказать сопротивление политической власти до тех пор, пока она оставалась в этой «правильной сфере». Только позже церковь осознала, что слепое повиновение даже в вопросах, относящихся к государству, может стать нарушением поручения Христова.
 
Многие из героев веры были правонарушителями. Будь то Джон Буньян, сидевший за свои проповеди в Бедфордской тюрьме, или Ричард Уэрмбранд, которого избивали за библейское учение в коммунистической Румынии, христиане во все века настаивали на существовании закона, находящегося выше законов государства.
 
Те, кто отказывались воевать по религиозным убеждениям, на протяжении веков не повиновались государству. Они верили в то, что христиане не могут принимать участие в убийствах даже во время войны. Каждый христианин должен провести эту черту в соответствии со своими личными убеждениями. Но если мы говорим, что всегда будем повиноваться государству, то государство становится нашим Богом. Кесарю мы можем отдавать только кесарево, в то время как Богу мы должны отдавать все. Это — вопросы, над которыми билась церковь Германии.
 
Если бы Исповедующая церковь решила отделиться от официальной лютеранской церкви и стать независимой, то она потеряла бы финансовую поддержку государства. Этот вариант был нежизнеспособен, так как Исповедующая церковь заявляла о том, что она является истинной церковью, духовное наследие которой можно проследить вплоть до эпохи Реформации. «Немецкие христиане» настаивали на том, что только они являются законной церковью, веря в то, что Бог был очевиден в ходе истории Германии — особенно в подъеме Гитлера. Таким образом, церковь разрывалась на части изнутри.
 
Излишне говорить, что Барменское исповедание привело Германию в движение. Пасторов, подписавших это заявление или даже имеющих у себя его копию, разыскивало Гестапо. Были разработаны планы запугивания «раскольников».
 
Когда «Немецкие христиане» созвали собственный Собор, Бонхёффер в нем не участвовал. Он просто не мог согласиться с тем, чтобы признать его как часть истинной церкви. Он написал: «Мы должны сражаться за истинную Церковь против ложной церкви антихриста... Мы сражаемся за христианство не только в отношении Церкви в Германии, но и во всем мире. Ибо повсюду в мире можно найти те языческие и антихристианские силы, которые открыто появляются в нашем поле деятельности».13 Если истина может быть найдена в единстве, то, утверждал он, единство можно достичь только через истину.
 
Таким образом, протестанты разделились на две группы, каждая из которых заявляла о том, что именно она составляет церковь и является преемницей Реформации. Многие пасторы колебались, другие же надеялись, что смогут просто продолжать свои служения, не принимая ни одну из сторон. Гитлер, однако, не допускал для них роскоши нерешительности. В конце концов, они должны были сделать выбор: либо кесарь, либо Христос. Свастика не могла довольствоваться двойной преданностью.
 
В том же 1934 году, 20 октября, Исповедующая церковь провела второй синод в Далеме. Беспощадность Гитлера больше не скрывалась так искусно, как раньше, поэтому съезд заявил: «Руководство церкви Рейха приступило к беспощадному уничтожению церкви, взывая к власти Фюрера и призывая к сотрудничеству политические силы... Это означает чрезвычайное положение, и то, что церковь имеет право предпринимать действия, направленные на его исправление».14 Нимёллер ясно заявил: «Повиновение этим тиранам Церкви равнозначно неповиновению Богу».
Заявление о «чрезвычайном положении» было, без сомнения, отважным шагом.
 
Этот синод осудил церковь Рейха и призвал церковь пробудиться, потому что кризис веры приблизился. К сожалению, для того чтобы последовать столь смелому заявлению, сделано было не много. Епископу Рейха был отправлен запрос о законном признании существования Исповедующей церкви, однако он остался без ответа. Начались преследования на основании обвинения в том, что Исповедующая церковь провоцирует беспорядки среди людей, и подстрекает к измене государству. При таком давлении поддержка Исповедующей церкви начала ослабевать.
 

Угасающая поддержка

 
На своем третьем синоде, проходившем в Аугсбур-ге, Исповедующая церковь предпочла не затрагивать основные вопросы. Не было сказано ни слова о необходимости для церкви иметь свободу проповеди и обучения Евангелию. О «позитивном христианстве» Гитлера и его последствиях не упоминалось. Также не было сказано ни слова в защиту евреев.
Даже когда проповедовалось о кресте, это делалось на фоне негодования по отношению к евреям и огромного желания быть хорошими немецкими националистами
 
Бонхёффер и Нимёллер отправили письмо всем пасторам Исповедующей церкви, призывая их оставаться твердыми. В частности, в нем было сказано:
 
Сейчас наш провал довлеет над Исповедующей церковью как проклятие... Это — проклятие, которое мы сами навлекли на себя, так как отвергли то, что нам поручил Бог... Давайте вернемся и еще раз подтвердим обязательный характер этих решений [двух Соборов — в Бармене и Далеме]. Тогда мы вновь определимся в нашем движении. Давайте не будем удручены тем, что, на наш взгляд, будущее Церкви покрыто кромешной тьмой. С нас хватит знания того, что нам велено делать сейчас.
Нам следует сказать ясное и бескомпромиссное «Нет!» пред лицом всякого искушения разрешить проблему Церкви способом, противоречащим решениям Бармена и Далема. Да поможет нам Бог — если мы подошли к такому моменту — быть в состоянии сказать это «нет» с радостью и в единстве.15
 
Это письмо встретило слабый отклик. Многие пасторы все еще полагали, что возможен компромисс, надеясь, что Гитлер узаконит Исповедующую церковь в обмен на ее патриотизм и молчаливую поддержку военных действий. Они надеялись, что дипломатией можно достичь лучшего результата, чем смелым противостоянием.
 
Бонхёффер продолжал возгревать оппозицию Национальной церкви, которая продолжала добиваться благосклонности немецкого народа. Он открыто говорил об антисемитизме Рейха и постыдном молчании церквей пред лицом подобной несправедливости. «Где Авель, брат ваш?» — спрашивал он.
 
Составить единую оппозицию отношению нацистов к евреям было невозможно. Церковь была не просто нейтральной в этом вопросе, а безмолвной и часто открыто поддерживала изгнание евреев из жизни немцев. Ниже представлено письмо одного пастора редактору немецкой газеты, выражающее признательность за его твердость в отношении еврейского вопроса. В частности, в нем сказано:
 
Мы с энтузиазмом поддерживаем вашу борьбу с жаждущими нашей смерти еврейскими жуками, которые делают подкоп под наш народ... Это относится также и к тем друзьям еврейства, которых можно найти даже в рядах протестантских пасторов. Мы будем сражаться бок о бок с вами и не сдадимся до тех пор, пока эта борьба со всеми евреями и всеми убийцами нашего Спасителя rie будет доведена до победного конца в Духе Христа и Мартина Лютера.
С выражением искренней солидарности я приветствую вас возгласом «Хайль Гитлер!». Пастор Райхельманн16
 
Совсем немного пасторов были готовы стать для евреев братьями. Они уже устали сопротивляться нажиму нацистского парового катка. Разрываясь между Богом и кесарем, многие пасторы пытались служить обоим. Они проповедовали, учили и пели гимны в то время, как в их церквях висели свастики. Даже когда проповедовалось о кресте, это делалось на фоне негодования по отношению к евреям и огромного желания быть хорошими немецкими националистами.
 
При помощи хитроумной манипуляции «Немецкие христиане» взяли достоинства церкви и извратили их для собственных целей. Взывая о патриотизме и государственной необходимости, они сплотили под своим знаменем многих колеблющихся пасторов. Исповедующая церковь стала терять свое влияние. Годы спустя Бонхёффер написал в своей книге «Мораль»: «Если зло выступает в виде света, выгоды, верности и обновления, если оно сопоставляется с исторической необходимостью и социальной справедливостью, то это (если понимать правильно) является явным подтверждением его крайней греховности». Исповедание все еще звучало, но уже не так громко, как прежде.
 
Гитлер, конечно же, не думал, что в Германии есть место для двух богов. Соглашаясь в начале с двумя крестами, висящими в церквях, он в итоге настоял на том, что крест должен быть только один. Ни крест Христов, ни свастика не допускают двойной преданности.
 
Крест Гитлера - гуманитарная помощь
 
Требовалось сделать выбор. Тот, кто избирал Крест, должен был пройти пустынной дорогой в одном направлении, а тот, кто избирал свастику, шел в ногус буйной толпой. Тот, кто избрал свастику, разделил участь своего лидера. Тот, кто избрал крест Христов, обнаружил, что он — «сила Божия ко спасению» (Римлянам 1:16).
 
Эта альтернатива все еще ожидала церковь, которой, однако, предстояло еще пройти через многие этапы очищения в будущем.
 

 
Эрвин Люцер с 1980 года несет служение старшего пастора церкви Муди в Чикаго, постоянный участник программ национальной Библейской вещательной сети в США и Трансмирового радио. Родился и вырос на юге Канады. Автор более двадцати книг, издающихся многотысячными тиражами во всем мире. Известен русскоязычному читателю по книге «За порогом смерти» и другим публикациям.
 

13/12/2012 - книга в DJVU
21/11/2013 - новые форматы от Вилен

 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 9.5 (39 votes)
Аватар пользователя Natalya_53