Льюис - 4 том

Клайв Стейплз Льюис - Собрание сочинений в 8 томах  - Том 4
Лед тронулся! Клуб Эсхатос приступил к выполнению целевой программы - перед Вами первый том собрания сочинений Клайва Стейпл Льюиса!
 
Этот первый том проекта - им оказался 4-й том из собрания сочинений - мы решили для ознакомления с качеством выполнения файлов выложить всем членам клуба, остальные тома будут рассылаться почтой участникам целевой программы. 
 
 

Клайв Стейплз Льюис - Собрание сочинений в 8 томах  - Том 4

 
Льюис К. С. Мерзейшая мощь. Рассказы: Собр. соч. в 8 т. Т. 4 / Пер. с англ.: Н. Трауберг и др. — М.: Фонд о. Александра Меня; СПб.: Библия для всех, 2003, 352 с.
ISBN 5–7454–0795–6
УДК 23/28
ББК 86.37
Л 89
 
С. S. LEWIS
That Hideous Strength
Short Stories
 

Клайв Стейплз Льюис - Мерзейшая мощь - Рассказы - Собрание сочинений в 8 томах  - Том 4

 

Мерзейшая мощь

Глава I. Продажа университетской земли
Глава II. Обед у проректора
Глава III. Бэлбери и Сэнт—Энн
Глава IV. Ликвидация анахронизмов
Глава V. Гибкость
Глава VI. Туман
Глава VII. Пендрагон
Глава VIII. Луна над Бэлбери
Глава IX. Голова сарацина
Глава X. Захваченный город
Глава XI. Требуется Мерлин
Глава XII. Ненастная ночь
Глава XIII. Они обрушили на себя небо
Глава XIV. «Жизнь — это встреча»
Глава XV. Боги спускаются на землю
Глава XVI. Банкет в Бэлбери
Глава XVII. Венера у Святой Анны

Рассказы

Поддельные земли
Ангелы-служители
Вещей незримых очертанья
Слепорожденный
Н. Трауберг. Космическая трилогия
Известно ли вам?..
 

Наталья Трауберг - Космическая трилогия

 
Романы, объединенные этим названием, заметно отличаются друг от друга. Первый из них «За пределы Безмолвной планеты», вполне похож на ту «научную фантастику», которая связана для англичан с именем Дж. Г. Уэллса. Если бы не было следующих книг, можно было бы не заметить, что это писал христианин; большинство рецензентов и не заметило. Очарование безгрешных обитателей Малакандры нимало не тронуло их, ну — марсиане и марсиане. Не заметили и того, что Дивайн с Уэстоном — не просто «отрицательные герои», а воплощение того самого духа, который приводил в отчаяние Льюиса и его единомышленников. Да, циники, да, прагматики, но вне сюжета, в обычной жизни — разве не таков нормальный, взрослый человек? Эталон «постхристианского мира» пережил 20–30–е годы, мало того — он укрепился, перейдя от «элиты» к массе. Это очень грустно, и лучше об этом помнить.
 
«Переландра» написана совсем иначе, не случайно из нее сделали оперу. Льюису удалось передать то ощущение райской красоты, которое мучало и привлекало его с тех пор как старший брат показал ему кружочек мха, утыканный цветами. Во всяком случае, очень многие воспринимают книгу именно так и любят больше остальных его романов. За десять лет до того он написал первый вариант своей аллегории «Кружной путь», где мальчик по имени Джон мельком увидел несказанно прекрасный остров, и отправился его искать. Сорокапятилетиий Льюис попытался, а может быть — и сумел описать планету, подобную этому острову. Почти через двадцать лет, когда жизнь его кончалась, он говорил, что любит «Переландру» больше всех своих книг.
 
«Мерзейшую мощь» нередко считают подражанием «мистическим триллерам» Чарльза Уильямса. Конечно, Уильямс — прототип Рэнсома во всех трех книгах, а здесь Льюис пытался передать ощущение царственности, которое иногда вызывал этот скромный худощавый человек, похожий не на Артура или Соломона, а, по словам того же Льюиса, на ангела и на шимпанзе.
 
Когда в 1945 году вышел первый вариант романа, его приняли гораздо хуже, чем, на мой взгляд, он того заслуживает. Ученые мгновенно обиделись, особенно — крупнейший генетик Холдейн, написавший резкую статью. Льюис ответил, что «обличает» он не ученых, но особый дух, который может проявиться где угодно; а Промысел Божий очень скоро показал Холдейну, что такое бесовство в научном мире, — его науку, генетику, через два года изничтожали в той самой стране, которой этот левый интеллектуал искренне восхищался.
 
Есть и читатели, которым ближе всего именно эта книга. Один из них назвал ее романом о браке. Можно считать и так, брак Джейн и Марка — стержень сюжета, а браки Айви с Томом, Камиллы с Артуром, Матушки с доктором Димблом напоминают, каким становится этот таинственный союз, когда участники его не ставят себя в центр мира. Тема была очень важной для Льюиса, почти болезненно важной в те самые годы, когда он задумывал и писал роман.
 
Сама я люблю этот роман больше всех других — так люблю, что переводила его для друзей в те самые годы, когда наша жизнь была такой, как в нем, только хуже (1980–1983). И тогда, и теперь, после крушения ГНИИЛИ, часто думаешь о том, что Льюис — истинный провидец. Как он угадал одну из тех страшных баб, из–за которых мы столько мучались! Как изобразил идеал мира сего, человека «без дураков», лорда Феверстона! Как (тут даже страшно писать) передал то, чего, дай Бог, не бывает, — полную замену души бесовской силой! Словом, я очень люблю эту книгу и часто пытаюсь убедить, что написана она блестяще. Надеюсь, даже те, кто с этим не согласен, подсознательно оттаивают, попадая в маленький мир Святой Анны.
 
Оттаивают — но редко признаются в этом себе или другим. Слащавостью, фальшью, служением двум господам мы, называющие себя христианами, так оттолкнули людей, что многие кинулись сперва к «горькой правде», а там — и к полной неправде, только бы она была горькой. Отвечая на вопросы в одном солидном журнале, поголовно все признались в любви только к тем писателям, от которых человеку становится намного хуже или становится хуже сам человек. Христианская словесность — Дороти Сэйерс, Льюис, Уильяме, Честертон — идет по разряду легкой, фантастической, детской. Последнее слово не случайно. В мир, где царствует Бог, нельзя войти, если не станешь доверчивым и беспомощным, как хороший ребенок. Романы, которые писал Льюис, годятся только для такого царства.
 
При всей своей любви и к этой трилогии, и вообще к Льюису, я понимаю тех, кому кажется, что романам иногда недостает милости. Можно ответить, что это — аллегории; но что ни говори, некоторые сцены могут вызвать почти инстинктивный протест, такую судорогу нравственного чувства. Я думаю, дело в том, что Льюис попытался персонифицировать зло, описать «нелюдей». На этом пути подстерегает что–то вроде дуализма, хотя бы — то, что именуют «онтологизацией зла». Сейчас и здесь мы очень к этому склонны, нам только дай выделить и счесть «нелюдьми» тех, с кем мы не согласны; то, что сравнительно безвредно в среде деликатных и великодушных существ, становится исключительно опасным. Льюис сам разберется (или разобрался) с Богом, имел ли он право на такую жесткость; мы этого права не имеем.
 

Клайв Стейплз Льюис - Собрание сочинений в 8 томах  - Том 4 - Известно ли вам?..

 
…что «Мерзейшую мощь» переводили для самиздата с конца 1974 г. по Пасху 1983 г.
…что напечатана она была (в 3–х экземплярах) поглавно на длинных рулонах бумаги, которые принес с работы тайный доминиканский священник, служивший тогда милиционером.
…что Джордж Оруэлл в рецензии на «Мерзейшую мощь» (1945) хвалил этот «детектив», но считал, что его портит «сверхъестественное».
…что Сэнт—Энн (т. е. Святая Анна) — это церковь в Лондонском районе Сохо. Во время войны она пострадала при бомбежке, и в 1943 г. несколько христиан, в том числе — Льюис и Дороти Сэйерс, попросили настоятеля, чтобы он разрешил им встречаться с людьми для бесед в уцелевшей колокольне. Когда в декабре 1957 г. Дороти Сэйерс умерла, ее прах похоронили там. Сейчас церковь восстановлена и действует, а в комнатке, где проходили встречи, устроена маленькая выставка.
…что на образ Мерлина повлияли рассказы Чарлза Уильяме а об Уильяме Батлере Йейтсе, с которым он был когда–то вместе в оккультной ложе «Золотая Заря» (надо ли говорить, что Уильяме оттуда в ужасе ушел?).
…что Барон Корво — псевдоним писателя Фредерика Рольфа (1860 – 1913). Слово «корво» (corvo) по–итальянски и по–испански значит «ворон».
…что дружба с Чарлзом Уильямсом началась так: Льюис прочитал его роман «Место Льва», а Уильяме, точно в то же самое время 1936 года, — филологический трактат Льюиса «Аллегория любви»? Оба одновременно написали друг другу. Уильяме стал самым близким другом Льюиса — таким же, как брат Уоррен (1895 – 1973).
…что Льюис, в свою очередь, был самым любимым другом Дж. Р. Р. Толкина.
 
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (9 votes)
Аватар пользователя ASA