Макаров - Антропология и космология св. Григория Паламы

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомиться, вступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Д. И. Макаров - Антропология и космология св. Григория Паламы (на примере гомилий)
Всё более интенсивное развитие современной историографии привело к тому, что многие области духовной и интеллектуальной истории Византии, в течение долгих лет остававшиеся «белыми пятнами» (сказанное справедливо в первую очередь для отечественной историографии), ныне оказываются в центре исследования. К этим областям по праву принадлежит история религиозной мысли.
 
И. В. Кривушин замечает по этому поводу: «До недавнего времени внимание отечественных ученых сосредоточивалось преимущественно на проблемах "реальной" истории, особенно на проблемах истории экономических и политических институтов общества, тогда как проблемы духовной истории человечества оказывались оттесненными на периферию исследований». Сегодня вряд ли у кого вызывает сомнение, что именно этой сфере религиозной мысли и религиозного искусства (наряду с сохранением и трансмиссией античных культурных ценностей) Византия обязана своим исключительным по значимости, глубине и силе смыслового наполнения и ценностного «заряда» воздействием на человеческую цивилизацию. После осознания исторической наукой своего состояния как кризисного приходит закономерное понимание того, что для преодоления последствий подобного «смещения ориентации», порождающего искаженное видение исторических процессов, необходимо сменить как картину мира, лежащую в основе моделей прошлого, вырабатываемых этой наукой, так и методы исследования.
 

Дмитрий Макаров - Антропология и космология св. Григория Паламы (на примере гомилий)

Серия «Библиотека христианской мысли». Исследования
Санкт-Петербург: «Издательство Олега Абышко», 2003 г. — 544 с.
ISBN 5-7435-0229-3
 

Дмитрий Макаров - Антропология и космология св. Григория Паламы (на примере гомилий) - Содержание

ВВЕДЕНИЕ
ГЛАВА ПЕРВАЯ. Космологические воззрения св. Григория Паламы в контексте развития восточно-христианской космологии (I-XIVвв.)
Раздел I. Основные вехи развития восточно-христианской космологии (I—XIV вв.)
  • § 1.1. Космология мужей апостольских и апологетов (I-II вв.)
  • § 1.2. Экскурс: учение о стихиях в античности и Византии (до середины XIII в.)
  • § 1.3. Восточно-христианская космология в III-IVвв
  • § 1.4. Космология в средневизантийскую эпоху (VI—XII вв.)
  • §1.5. Развитие космологии в эпоху Никейской империи (1204-1261 гг.)и при династии Палеологов(1261-1453 гг.)
Раздел II. Космологические возрения св. Григория Паламы
  • § 2.1.К анализу языка космологических описаний: о значении слова «космос» в гомилиях
  • § 2.2. Учение о творении мира Богом. Причины и цель творения. Характер присутствия Божия в мире
  • § 2.3. Ангелология св. Григория Паламы
  • § 2.4. Учение о творении мира Богом. Возникновение первооснов: дни первый-третий
  • §2.5. Особая проблема: учение об эфире. Христианский платонизм?
  • §2.6. Учение о творении мира Богом. От хаоса к космосу: единство и гармония в многообразии. Дни четвертый-пятый
  • § 2.7. Человек и его путь в мироздании: peraspera... ad Deum. Дни шестой-седьмой
  • § 2.8. Христианский символизм и его преломление в космологии св. Григория Паламы
  • § 2.9. Отражение античной метеорологической традиции в космологии св. Григория Паламы
  • §2.10. Нумерология св. Григория Паламы. Космос как проекция божественного совершенства. Модификация картины мира
ГЛАВА ВТОРАЯ. Антропологические воззрения св. Григория Паламы
  • § 1. Сотворение человека и его цель
  • §2. Состав и устроение человеческого естества
  • § 3. Ситуация человеческого существования: Грех. Грехопадение. Смертность
  • § 4. Учение о страстях и их генезисе. Характеристика и классификация страстей
  • § 5. Возможность очищения от страстей и греха. Христологические основания спасения
  • § 6. Путь спасения как следование за Христом. Учение о добродетели. Классификация добродетелей
  • § 7. Сотериология sub specie eschatologiae: учение об умной молитве и единстве с Богом через просветление
  • § 8. Наглядный пример «свершившейся эсхатологии»: образ св. Иоанна Крестителя в истолковании св. Григория Паламы
  • §9. Некоторые итоги
ГЛАВА ТРЕТЬЯ. Отражение в гомилиях св. Григория Паламы современной ему социально-политической и культурной действительности
  • § 1. Гомилии св. Григория Паламы как источник по истории восстания зилотов
  • § 2. Черты концепции социального мира в гомилиях св. Григория Паламы
  • § 3. Проблемы экономического неравенства в трактовке Паламы. Зарождение идеи реформизма?
  • §4. Экономические воззрения св. Григория Паламы
  • § 5. Социальная структура фессалоникийского общества 1350-х гг. по данным гомилий Паламы
  • § 6. Политические воззрения Паламы: черты концепции симфонии?
  • § 7. Бытовое и обрядовое поведение средних и низших слоев города в освещении гомилий Паламы
  • §8. Некоторые итоги
ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ. Риторико-стилистическое оформление гомилий св. Григория Паламы (Предварительные замечания)
  • § 1. Некоторые вводные замечания: к теории и методологии литературоведческого анализа гомилий св. Григория Паламы
  • § 2. Выделение и анализ основных риторических формул в гомилиях: от слова к Логосу
  • §3. Вместо заключения
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
ПРИЛОЖЕНИЕ. Св. Григорий Палама. Три главы о молитве и чистоте сердца (Перевод Д. И. Макарова)
БЛАГОДАРНОСТИ
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ
 

Дмитрий Макаров - Антропология и космология св. Григория Паламы (на примере гомилий) - Глава первая. Космологические воззрения св. Григория паламы в контексте развития восточно-христианской космологии (I-XIVвв.)

 
Византийская космология покоится на духовном синтезе поздней античности, основные компоненты которого слегка модифицировались на протяжении тысячелетия, порой (как это видно на примере св. Григория Паламы) вступая между собой в очевидное противоречие. Компоненты эти хорошо известны: библейское учение о творении из ничего наряду с представлением о Боге как Творце и Обустроителе мира (Прем. 7:21; 11. 21); античное (в основе мифологическое) учение о 4 первоэлементахстихиях, из которых формируется всё богатство видимого нами мира; платоновская теория материи и аристотелевское (подчас переработанное поздним аристотелизмом) учение о строении космоса и об эфире; геоцентризм и представление о сферах, бытовавшее как в платоновской, так и в птолемеевской обработке (столкновение этих версий будет значимым в XIV в.). В столь полифоничном ансамбле составляющих роль собственно науки была сравнительно невелика. В византийской астрономии, которая по большей части оставалась чисто умозрительной, эксперименту отводилось заведомо подчиненное положение, что препятствовало ему выступать в качестве стимула для активного усвоения обществом новых идей и знаний. «Для византийцев, — пишет А. Тион, — наблюдение оставалось чем-то ненастоящим, подсобным, и несовершенные инструменты не могли являться убедительным доводом против чистого размышления...» Поэтому та космология, которую нам предстоит рассмотреть — космологические представления Отцов Церкви о творении мира Богом, его последующем устройстве и оформлении — лишь в незначительной степени питалась собственно астрономическими сведениями, и необходимо сразу же оговориться, что при дальнейшем изложении феномен астрономии как таковой — астрономии в нашем понимании — не будет играть сколько-нибудь существенной роли.
 
Библейское учение о творении ex nihilo ставило перед соборным сознанием Церкви ряд вопросов: о начале творения и эволюции первовещества; о Промысле; об истории. Византийцы никогда не забывали, что мир — мир как пространство, природа, как прекрасное и эстетически отмеченное целое — создан ради некоей высшей цели, которая должна быть достигнута в ходе мирового процесса. Начало этого процесса и ознаменовало начало мироздания как такового.
Вдумаемся: «В начале сотворил Бог небо и землю» (Быт. 1:1). Эти слова выражают представление об историческом толчке и точке отсчета всего тварного, «начале координат» мировой истории. Выраженный в нихдинамизм сохраняется на протяжении библейского повествования и органично переходит в труды толкователей Библии и Отцов Церкви. Об историзме Библии много говорится в наши дни. И как бы подводя итог многовековой традиции, кардинал Жан Даниэлу писал: «Поистине, то, что нам описывается (в первых строках Библии. —Д. М.), — это начало человеческой истории... События космические и события исторические — чудеса одного и того же Бога... Библия включает природу в историю... в Священную историю, которая является замыслом Божиим и вечным спасением человека». Один и тот же Бог — Господин времени, «...всегда вперед поспешающего, — по словам св. Василия Великого, — и всегда мимо протекающего, и никогда не прекращающего бега своего» — и истории. Чувство истории и присутствия в ней Бога — Творца и Промыслителя, а вместе с тем и космоса как действующего звена истории, которое призвано служить венцу творения — человеку, красной нитью проходит сквозь космологию Отцов Церкви, окрашивая ее яркими и мажорными красками.
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (2 votes)
Аватар пользователя warden