Маккавейский - Археология истории страданий Господа Иисуса Христа

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомитьсявступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Маккавейский Николай - Археология истории страданий Господа Иисуса Христа
Поток Кедрский, гора Елеонская — кому не известны эти имена? Еще в детстве, в первый раз знакомясь с жизнью древнего богоизбранного народа иудейского, мы слышали их вместе с именами Иордана, Мертвого моря, горы Кармила и др., и глубоко напечатлелось в нашем сознании рядом с ними представление о местности, смежной с центром иудейской жизни, Иерусалимом. Но в то время как из детства привыкли мы рисовать в своем воображении поток Кедрский как поток в собственном смысле слова, быстро и с шумом катящийся среди глубокого каменистого русла с севера на юг на восточной стороне Иерусалима, на самом деле это лишь сухое, безводное, в различных местах неодинаковой глубины и ширины, русло, или долина, окаймляющая Иерусалим с северной, восточной и отчасти с южной стороны.
 
Среди различных названий этой долины древнейшее и популярнейшее бесспорно библейское имя потока Кедрского, или долины Кедрской. Под этим именем упоминается она в Ветхом и Новом Завете, так называют ее Иосиф Флавий, Евсевий, Иероним и др. Но уже очень рано христианское предание называет ее долиною Иосафатовою, может быть, относя к ней пророчество Иоиля о суде Божием над языческими народами в долине Иосафатовой (Иоил. III, 12), и это имя после становится столь же распространенным, как и имя долины Кедрской.
 

Маккавейский Николай - Археология истории страданий Господа Иисуса Христа

К.:  «Пролог», 2006. 376 с.
Издание 2-е, исправленное
ISBN 966-8538-00-5
 

Маккавейский Николай - Археология истории страданий Господа Иисуса Христа - Содержание

ВВЕДЕНИЕ
  • ГЛАВА I. Взятие под стражу и суд у первосвященников иудейских
    • Гефсиманский сад. Мнение Фалькенера о его месте. Моление о чаше. Предательское лобзание. Via captivitatis. Предварительный допрос в доме Анны. Ночное собрание великого синедриона у Каиафы. Происхождение, состав и полномочия верховного судилища иудеев. Место и время его заседаний; характер судопроизводства. Картина судебного процесса Господа Иисуса Христа. Заключительное isch maveth. Утреннее утверждение ночного решения. Общий взгляд на незаконность процесса.
  • ГЛАВА II. Суд у Пилата и Ирода
    • Политический строй Иудеи. Личность Понтия Пилата. Вопрос о месте претории: дворец Ирода, крепость Антония или дворец Маккавеев? Первый допрос у Пилата, Ирода Антипы. Бичевание. Апелляция к чувству народного сострадания и окончательный приговор.
  • ГЛАВА III. Распятие, смерть и погребение
    • Виды смертной казни в древнеиудейском кодексе уголовного права. Servile supplicium римлян и его opyдиe. Дерево и форма креста Христова (легенды о крестном древе до распятия на нем Спасителя). Шествие на место казни чрез западные городские ворота. Krani,ou to,poj. Распятие. Страдания на кресте и смерть. Crurifragium. Обряд погребения и устройство гробниц у древних иудеев. Погребение пречистого тела Господа Иисуса Христа.
  • ГЛАВА IV. Via dolorosa, Голгофа и Гроб
    • Обозрение нынешнего Страстного пути в Иерусалиме от традиционного места претории Пилата до мнимых ворот судных. Время происхождения его станций. Установление подлинного места древних porta judiciaria. — Bтopaя стена Иосифа. Мнимые остатки ворот Геннат. Место этих ворот по Тоблеру и Робинзону. Контурный план Кондера и гипотеза городского рва Шика. Раскопки на русском месте близ храма Воскресения и их результаты — место ворот Судных. — Направление подлинной Via dolorosa и ее конечный пункт в храме Воскресения. Нынешний вид храма и его история. — Обретение места гроба Господня и св. древа Креста (дальнейшая судьба последнего). Сооружения Константина Великого. Их последующая история

Маккавейский Николай - Археология истории страданий Господа Иисуса Христа - Введение

 
Величие истории страданий Господа Иисуса Христа дает нам право думать, что даже простое повторение евангельского рассказа о ней не только никогда не может оказаться лишним, но, напротив, всегда весьма полезно, а потому желательно и даже необходимо для каждого христианина. Таким путем ее влияние на нас становится все более благотворным, потому что священные события при таком возможно более частом воспроизведении их в нашем сознании всякий раз как бы все более и более приближаются к нам, так что, наконец, мы начинаем переживать их в своей душе с такою живостью, как если бы мы сами были их непосредственными свидетелями. Но евангельский рассказ краток, между тем, если даже обыкновенную жизнь всех сколькоонибудь выдающихся деятелей мы считаем достойною подробного изучения, то что сказать об этих последних часах земной жизни Самого Искупителя мира? Желательно и, без сомнения, может иметь весьма важное значение такое воспроизведение истории страданий Господа Иисуса
 
Христа, при котором были бы воскрешены и уяснены все подробности великих событий со всею их внешнею стороною в полной и живой картине. Такую задачу и поставили мы для себя в настоящем исследовании. Взяв за исходный пункт в истории страданий Спасителя события в Гефсиманском саду в ночь с четверга на пятницу, мы задались целью пройти отсюда шаг за шагом по стопам Божественного Страдальца до Голгофы. В той самой толпе, которая окружила добровольно отдавшегося ей Господа Иисуса Христа, направимся и мы от Гефсимании к первосвященникам Анне и Каиафе, войдем вместе с Узником в зал ночного заседания синедриона и внимательно проследим весь ход судебного процесса; в пятницу утром пройдем в толпе, еще более многочисленной, к претории римского областеначальника с целью посмотреть вблизи на все, что претерпел здесь за наши грехи единородный Сын Божий; на короткое время отлучившись к Ироду Антипе, снова возвратимся к Пилату и выслушаем его окончательный приговор над Подсудимым; затем медленно пройдем рядом с изнемогающим Страдальцем весь скорбный путь Его до Голгофы и, наконец, не опустив своим вниманием ни одного из великих голгофских событий, будем свидетелями погребения Его пречистого тела в гробнице Иосифа Аримафейского.
 
Все эти события в таком именно порядке записаны в Евангелии и известны каждому; но святые повествователи слишком кратки; их рассказ ограничивается лишь одними фактами, совершенно не затрагивая их внешней стороны. Где был сад Гефсиманский? Где жили первосвященники Анна и Каиафа? Что представляла из себя претория Пилата и где ее место? Где была Голгофа и где, наконец, место гроба Господня? То, что говорится обо всем этом в Евангелии, не даст вам никакого ответа на эти вопросы. Помимо места событий, для нас останется мало понятным и еще очень многое в истории страданий Спасителя, если мы ограничимся одним евангельским рассказом. Чтобы нарисовать себе полную и ясную картину этих событий, необходимо быть знакомым с некоторыми сторонами жизни иудеев того времени, а об этом евангельский рассказ дает также слишком скудные и недостаточные сведения. Таким образом, наше исследование, имея своею задачею воскресить цельную картину всех этих событий, должно восполнить недосказанное евангелистами и, в частности, коснуться двух сторон великой истории — топографии ческой и бытовой.
 
Не легко удовлетворительное выполнение этой задачи. Мрак восемнадцати с половиною веков совершенно закрывает от нас внешнюю сторону истории страданий Спасителя, и оба элемента нашего исследования представляют поэтому уже область археологии. Бытовая сторона вопроса может быть уяснена только путем изучения священных книг Ветхого и Нового Завета, Талмуда, сочинений древнеиудейского историка Иосифа Флавия и, отчасти, Филона. Древнейшая и наиболее важная часть Талмуда, Мишна, была издана с латинским переводом и комментариями раввинов Суренгузием. Этим изданием и пользовались мы. Из сочинений Иосифа Флавия нам приходилось иметь дело преимущественно с двумя — 1) De bello judaico, sive judaicae historiae de excidio и 2) Antiquitates judaicae. У Филона некоторые полезные указания мы находили также в двух сочинениях — Philonis judaei l) liber in Flaccum и 2) De virtutibus et legatione ad Cajum. — Здесь, среди многих вопросов, на которые наводит то или другое событие в истории страданий Спасителя, нам необходимо затронуть большой и важный вопрос о древнееврейском уголовном судопроизводстве, для того чтобы уяснить себе, насколько справедлив был синедриональный суд над Господом Иисусом Христом с формальной стороны.
 
Главным источником для решения этого вопроса является Талмуд. Так как Иудея того времени была уже римскою провинциею и во многом подчинялась чужеземному наместнику, то нам придется познакомиться и с некоторыми сторонами провинциального римского быта, например, с римским уголовным судопроизводством и римскою казнью. Кроме христианских писателей, более или менее близких к тому времени, каковы Иустин мученик, Ириней Лионский, Минуций Феликс, Тертуллиан, Киприан, Ориген, Евсевий Кесарийский, Григорий Нисский, Амвросий Медиоланский, Иероним, Августин и др., некоторые относящиеся сюда указания мы находим у писателей грекооримских — у Тита Ливия, Тацита, Полибия, Плиния, Плутарха, Плавта, Петрония, Ювенала, Горация, Макробия, Виргилия, Цицерона и др. Спешим оговориться, что все эти указания взяты нами уже из вторых рук.
 
Другая сторона нашего исследования — место последних событий земной жизни Искупителя мира, повидимому, должна бы представлять меньше трудностей. Иерусалим, священный город древних иудеев, в настоящее время стал величайшею святынею для всех христиан, и десятки тысяч пилигримов, ежегодно посещающих его святые места, должны бы дать нам подробное описание их. Но на самом деле эта сторона вопроса является еще более трудною. «Не имать остати зде камень на камени, иже не разорится» (Мф. XXIV, 2), говорил Господь Иисус Христос Своим ученикам о судьбе священного города и, во исполнение слов Его, нынешний Иерусалим, действительно, не имеет ни одного сколькоонибудь цельного сооружения из времен древнего Иерусалима, несмотря на то, что по грандиозности и прочности некоторые сооружения в нем могли бы выдержать сравнение с самыми великими памятниками зодчества в мире. Войска римских завоевателей — Веспасиана, Тита и Адриана, Хозрой с несметными таборами персов, полчища арабов, крестоносцы и, наконец, турки пробовали силу своих осадных машин у стен Иерусалима, и последний, таким образом, переходил из одних рук в другие, всякий раз терпя разрушения и опустошения. Все это сделало из него то, что застает на месте Иерусалима путешественник в святую землю в наши дни. Древние развалины покрыты сплошным пластом мусора, толщина которого в некоторых пунктах достигает 100 футов, а сверху взгромоздился новый город, совершенно чуждый погребенному под ним городу Давида.
 
Древние камни, большею частью сдвинутые со своих первоначальных мест, да полуразбитые гранитные и мраморные колонны, то обращенные в прилавки кофеен и магазинов, то послужившие наравне с простыми камнями материалом при постройке новой городской стены, составляют все те немногие остатки сооружений древнего Иерусалима, какие еще можно различать в настоящее время. Само собою понятно, как недостаточны такие данные для воспроизведения топографии священного города древних времен. Они могут иметь некоторое значение только в связи с рассказом того же историка-современника И. Флавия и указаниями древнепаломнической литературы. Но и здесь исследователю приходится бороться с немалыми трудностями. Рассказ И. Флавия там, где он касается топографии Иерусалима, в частности, холмов, на которых был расположен город, и окружавших его стен, так неясен, что дает повод к различным толкованиям, причем каждый трудившийся над этим вопросом считает себя вправе решать поосвоему.
 
Насколько вопрос этот труден для решения, лучше всего видно на плане В. Н. Хитрово, где намечены 16 главнейших предположений относительно направления древнеиерусалимских стен, начиная с плана Робинзона 1841 года и оканчивая новейшею гипотезою Конрада Шика. Что касается древнепаломнической литературы, то мы не имеем даже права предъявлять к ее топографическим указаниям требования ясности и точности. В большинстве случаев люди простые и малообразованные, писавшие свои путевые заметки или просто лишь на память для себя, или в назидание своим соотечественникам, древние паломники ко святым местам Палестины делают свои указания самым простым, первобытным способом. Направо и налево — их любимая терминология при определении относительного положения различных мест или зданий, для обозначения же расстояния между ними они прибегают к таким способам измерения, как шаги, метание камня, полет стрелы и т. п. Памятниками паломнической литературы мы пользовались в следующих границах. У нас было под руками издание Общества Латинского Востока: Itinera Hierosolymitana et descriptiones terraesanctae bellis sacris anteriora et latina lingua exarata sumptibus societatis illustrandis orientis latini monumentis ediderunt Titus Tobler et Augustus Molinier. Genevae, 1879.
 
Наше Православное Палестинское Общество, несмотря на небольшое, сравнительно, время своего существования (с 21 мая 1882 года), успело уже принести весьма существенную пользу делу палестиноведения. Его трудам мы обязаны тем, что имели возможность пользоваться изданными с русским переводом и, нередко, с обширными комментариями памятниками. Наконец, мы имели возможность просмотреть памятник (почти исключительно, впрочем, литургического характера), недавно открытый А. А. Дмитриевским в библиотеке крестной богословской школы в Иерусалиме и издающийся в «Православном Собеседнике» под заглавием: Богослужение страстной и пасхальной седмиц в св. Иерусалиме по уставу IX–Хв. В борьбе с вышеуказанными трудностями, исследователь должен обратиться за помощью к довольно обширной литературе, в которой затрагивается та или другая сторона нашего вопроса. Так, весьма важным пособием при уяснении бытовой стороны являются труды в области библейской археологии.
 
План для нашей работы дан в самом евангельском рассказе. История страданий Господа Иисуса Христа от взятия Его под стражу в саду Гефсиманском и до окончательного приговора во втором заседании синедриона дала содержание первой главе; обстоятельства суда у Пилата и Ирода изложены во второй главе; все дальнейшие события, окончившиеся погребением пречистого тела, отнесены к третьей главе. Таким образом, все исследование должно бы состоять из трех глав. Но чисто топографический вопрос третьей главы, вопрос о месте последних событий истории страданий Спасителя, так обширен и так мало связан с евангельским рассказом об этих событиях, что мы нашли более удобным выделить его в отдельную, четвертую главу. Содержание ее, таким образом, составили via dolorosa — путь Спасителя от претории Пилата до Голгофы, Лобное место и гроб Господень.
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (4 votes)
Аватар пользователя Андрон